15 ноября 2015, 15:17

"Lumen": всегда на грани нервного срыва

Солист коллектива Тэм Булатов о песнях про дачу, алкоголе среди музыкантов и гражданской позиции

На прошлой неделе в Петрозаводске выступала группа «Lumen» - уфимский рок-коллектив с 17-летней историей. Музыкантов в городе любят – тысячи поклонников слушали выступление группы на «Воздухе Карелии», сотни людей оккупировали нынешнее выступление в одном из клубов города. «Петрозаводск говорит» пообщался с солистом коллектива, Тэмом Булатовым, незадолго до выступления.

 - Название вашей концертной программы «Всегда 17 – всегда война». Вторая часть звучит довольно пессимистично.
 - Ну да. Это не наше желание, а констатация факта. Так происходит в мире: где-то все время воюют.
 - А «всегда 17» - это про вечную молодость?
 - Это больше уклон в максимализм. 17 – это состояние мозгов. Мы не стесняемся того, что до сих пор остаемся в некоторых вопросах излишне принципиальными.
 - В каких?
 - В вопросах справедливости. 

  - А что для вас значит быть взрослым?
 - Быть ответственным за происходящее. А юность – удивительное состояние, когда у тебя запросы еще ребенка, но ответственность уже взрослая, и балансировать получается все время на грани нервного срыва. Как многие себя и чувствуют в 17 лет – не очень гармонично, но зато максимально честно.
 - К вопросу о войне. Сейчас все общество весьма воинственно настроено. Люди оказываются по разные стороны баррикад, в том числе и музыканты. Должна ли музыка быть связана с политикой?
 - Занимается ли человек музыкой, или, может быть, он комбайнер, шахтер, академик – это для меня уже вопрос десятый, потому что в первую очередь - он член общества и участник всех его процессов. И от этих всех процессов он зависит непосредственно. Поэтому как он может быть в стороне? У музыкантов и других людей, чьи профессии называют публичными, чуть больше возможностей доносить свое мнение. И это единственное отличие. Из-за этого, наверное, появляется возможность отчасти влиять на мнение других людей. Но это не плюс и не минус, потому что каждый человек должен отвечать за себя и за свою голову. А если кто-то слепо идет у кого-то на поводу, то почему это проблема ведущего? Это проблема ведомого. Поэтому я всегда буду на стороне своих «опальных» коллег по цеху, даже если я с ними не согласен в фундаментальных вопросах.


Я глубочайше уверен, что за высказывание собственных версий и точек зрения человек не должен страдать. Не нужно прилюдной люстрации. Если человек говорит глупости, давайте вместе посмеемся и пойдем жить дальше. Записывать во враги страны и народа тех, чье мнение отличается от какого-то другого – это перебор. Это дорога в антиутопию, в замятинское «мы», это ненормально. 


 - Во всей этой ситуации на чьей стороне вы?
 - На стороне подавляющего большинства людей нашей страны, которое говорит разными словами одну и ту же мысль: внешняя политика – это, конечно, замечательно. Но мы чувствуем на себе, что нам с каждым днем становится тяжелее и хуже жить. Поэтому можно ли как-нибудь сделать так, чтобы мы были не только великой страной, но и обеспеченным удовлетворенным народом? С внешней политикой, по мнению большинства, у нас все замечательно, а с проблемами внутренними разбираются не очень хорошо. У нас беда с экономикой. Пока есть только могучий перст, указывающий на нефть, и ответы на все вопросы где-то там, в области цен за баррель. Я очень хочу, чтобы кто-то наверху подумал, как нам всем дальше быть, как из этого выбираться, потому что я пока не вижу никаких движений в эту сторону. Есть только могучий перст, указывающий на нефть, и ответы на все вопросы где-то там, в области цен за баррель. 

 - Почему так произошло?
 - Эта экономика – это то, что много лет назад, когда Владимир Владимирович баллотировался на свой первый пост, называлось «Планом Путина» и «победой России». Переводя на просто язык, план Путина заключался в том, чтобы вкладывать деньги туда, откуда уже есть доход. Другими словами, давайте развивать нефть и газ, потому что мы уже сейчас на этом зарабатываем, и это перспективно. Ну вот, прошло какое-то время, случилось то, что случилось. Теперь какой план? Какие перспективы? Эти вопросы меня и волнуют.
- Рок-музыка всегда считалась отражением настроений общества. Вы с этим согласны?
- В рок-музыке очень легко найти отражение каких-либо чувств вообще, потому что там есть весь спектр эмоций, от нечеловеческой радости до смертной тоски.
- А есть вещи, о которых вам петь не хочется?
- Конечно. Я не готов описывать какие-то бытовые, ежедневные вещи. Которые у меня у самого эмоций не вызывают. Какой вам привести пример? Вот группа «Ленинград», песня про дачу, на которую лирический герой поедет и будет копать грядки. Я не могу себе представить, что сочиняю что-то подобное. То, что написали Шнуров и компания, для меня не хорошо и не плохо, это просто пример того, что я сочинить не могу, не хочу. 

- Раньше популярность музыкантов была сильно связана с телевидением и радио. Сейчас есть интернет. Он благо или зло для музыканта, коллективов?
- Для меня это момент никакой, это просто дух времени. Когда за окном идет дождь, это просто факт, от него никуда не деться. И с этим вопросом то же самое – нам может нравиться влияние Интернета, может нет, но это нужно принимать как данность, никакие рассуждения ее не изменят.

- Ваше творчество вас обеспечивает? Насколько вы нуждаетесь в деньгах, комфорте?
- Здесь у каждого коллектива своя история. Я могу только за свою группу отвечать – у нас пока получается. Для нас самая главная степень комфорта – наша музыка позволяет продолжать музицировать и не заниматься больше ничем. Это и есть формула счастья. 
- А кем вы себя видите через 20, 30 лет?
- Мне очень хочется, чтобы все это продолжалось. А как получится – я не знаю.
- Некоторые до сих пор считают рокеров алкоголиками и наркоманами. Стиль жизни музыкантов меняется, или в нем все еще много вредных привычек?
- Все очень сильно изменилось. Понятно, что девиз «секс, наркотики и рок-н-ролл» до сих пор манит некоторых людей, и они даже идут в музыку для этого. Но таких мало: большинство уже давно поняли, что это путь в никуда.

Конечно, среди рокеров многие выпить не дураки. Но запойных алкоголиков, тех, кто не может совладать со своими демонами, среди музыкантов я знаю намного меньше, нежели тех, кто ведет себя по жизни здраво.


- Вы много улыбаетесь. Что заставляет чувствовать себя счастливым?
 - Когда все происходит ровно и хорошо. Прямо сейчас мы закончили настраивать аппаратуру, впереди концерт, все здорово. Мы занимаемся тем, чем хотели заниматься. Но стоит сейчас дойти до телевизора и включить новости или открыть Интернет, и, думаю, на лице все изменится.
- Судя по соцсетям, вы успеваете гулять по тем городам, где проходят концерты. Есть какие-то места Петрозаводска, которые запомнились?
 - У меня есть целый альбом фотографий отсюда. Все эти замечательные статуи около Онежского озера я помню. Красивое место.

Фото: предоставлены группой (автор Алексей Махов), заглавное фото с фестиваля "Воздух Карелии" (автор - Юлия Спирова).

Обсудить
72968