01 июля 2011, 14:47

Полжизни в очереди на расселение

Петрозаводчанка Елена Кяхконен уже двадцать лет борется за право жить в нормальных условиях.

Петрозаводчанка Елена Кяхконен уже двадцать лет борется за право жить в нормальных условиях.

В одном из прошлых номеров газета «П» писала о том, как обстоят дела с ветхим и аварийным жилым фондом в Петрозаводске. Тогда же мы опубликовали и официальный список домов, признанных аварийными администрацией города. Однако уже через несколько дней в редакцию пришла педагог Елена Кяхконен и заявила, что на самом деле некоторых домов в этом списке вообще быть не должно... Как же случилось, что горожане сами разбираются с порядком в очереди на расселение?

Помешал кризис

История жилищного вопроса Елены Николаевны началась в восьмидесятые годы. Ее маме, работавшей на хлебокомбинате, предоставили место в общежитии в 1963 году, а по сути в коммунальной квартире по ул. Радищева, 6. Коммунальной она перестала быть в мае 1987 года. Условия там уже были не лучшими: печное отопление, отвратительная канализация, вечно замерзающая зимой... И в самом начале девяностых станкостроительный завод решил поставить дом в очередь на расселение. Уже были составлены необходимые сметы и расчеты, но злосчастный кризис заморозил процесс. А через несколько лет эти дома и вовсе были переданы в собственность муниципалитету.

— В девяносто четвертом мы обращались к мэру города Катанандову с вопросом о расселении, он пообещал, что этот вопрос решится через два года. Но в девяносто шестом расселили другие дома, и вопрос опять затянулся...

Износ дома невелик?


Через год межведомственная комиссия установила, что износ дома — 57%.

— Хотя до этого он признавался изношенным на 73 процента, — утверждает Елена Николаевна, — но при передаче дома городу эти документы были якобы утеряны. Этой цифры в то время оказалось недостаточно, чтобы признать дом аварийным (требовалось 60 процентов. — Прим. авт.). Следующая комиссия собралась через пять лет, в 2002 году. Тогда степень износа дома оказалась 61%, но... выяснилось, что за минувшие пять лет необходимый процент был поднят — до 65. Так что жильцы снова
не попали под расселение.

Непригоден для жилья

Между тем к 2006 году, когда жильцы поняли, что свои права нужно действительно отвоевывать, деревянный дом уже был совсем в плачевном состоянии: по стенам пошли трещины, нижние венцы превратились в труху, штукатурка в подъездах стала отваливаться кусками, потекла кровля, газовые шкафы проржавели, оконные рамы перекосило... Более того, из строя вышла канализационная труба, и весной дому мог запросто грозить потоп от фекалий! Описывать ситуацию можно долго, а ведь Елене Кяхконен приходилось ухаживать в таких условиях за мамой, имеющей вторую группу инвалидности, и маленькими детьми. Жильцы следующей проверки межведомственной комиссии решили не дожидаться, а напрямую обратились с жалобой в Государственный комитет РФ по строительству и жилищно-коммунальным услугам.

Госстрой спустил жалобу через жилинспекцию в администрацию города, откуда вскоре жильцам несчастного дома пришел ответ за подписью мэра Виктора Маслякова: «Расселение жилого дома... в
ближайшие годы за счет средств местного бюджета не планируется. Но оно возможно при условии
появления инвестора, способного в случае выделения ему данного земельного участка под застройку предоставить жилые помещения жителям данного дома».

— Это уже был обман! — возмущается петрозаводчанка. — Ведь наши дома даже не числятся в плане города, потому что стоят они в санитарно-защитной зоне станкостроительного завода, то есть быть их там вообще не должно! И, естественно, никакой застройщик не возьмется за эту территорию, потому что застраивать ее простонапросто нельзя!

Однако внеплановый осмотр дома межведомственной комиссией все же был проведен. В результате технико-экономического обоснования целесообразности проведения капитального ремонта для дальнейшего рассмотрения вопроса о пригодности его к проживанию выяснилось: ориентировочная стоимость капремонта составит около 10 миллионов рублей! За нецелесообразностью его и дом для проживания оказался непригодным и не подлежащим ремонту.

Даже суд не помог


В 2006 году Елена Кяхконен обратилась с иском в Петрозаводский городской суд, который накануне новогодних праздников вынес решение: «Обязать администрацию Петрозаводска предоставить истице... отдельную квартиру, равнозначную по общей площади ранее занимаемому жилому помещению». И в январе 2007 года судебный пристависполнитель возбудил судебное производство по этому делу.

Как оказалось, даже решение суда в этом вопросе не смогло поставить окончательную точку. Вскоре судебный пристав сообщил семье Кяхконен, что администрация города нового жилья не строит, а значит, переселять их по факту и некуда. Но все же шансы на расселение есть, успокоил жильцов пристав. Оказывается, у администрации города периодически появляется освобожденное жилье, которое должно идти на расселение аварийного фонда. Данные на такие квартиры регулярно поступают в службу судебных приставов. К сожалению, на такие квартиры много претендентов, как только очередь дойдет до Кяхконен, их семья тут же получит квартиру. В результате в очереди под расселение они оказались 22-ми.

Дожидаться же в таких условиях наступления своей очереди Елене Николаевне возможным уже не представлялось, и она написала заявление на маневренный фонд. Теперь она с семидесятипятилетней мамой, супругом и двумя детьми ютится в небольшой квартирке на улице Виданской в ожидании наступления своей очереди.

«Мертвые души»

В 2009 году, когда Елена Николаевна запросила у приставов данные о том, как обстоят дела в очереди, выяснилось, что та не двигается вообще! Почему за два года домов в ней не только не поубавилось, но более того — прибавилось? Вразумительного ответа от госслужащих жительница не добилась. Тогда она и еще несколько ожидающих вместе принялись устанавливать контакты с товарищами по несчастью, чтобы знать, кто вместе с ними дожидается ответа государства. Объединенные общей проблемой петрозаводчане охотно шли на контакт. И что же оказалось?

— Выяснили, что многих людей в очереди быть вообще не должно, а они там числятся! Так, одного человека, дожидавшегося очереди, уже нет в живых, еще нескольких расселили... Мы писали заявление по этому поводу в прокуратуру, и по результатам прокурорской проверки и судебному решению о закрытии одного из производств нам удалось навести порядок в очереди. 8 аварийных домов из указанного в вашей газете списка уже были расселены в 2008—2009 годах.

Вместо послесловия

Сегодня ожидающие своей очереди на расселение петрозаводчане самостоятельно следят за тем, кто еще появился в списках, а кто убыл. Со всеми подозрениями и доказательствами ошибок (намеренных или нет?) муниципальной власти они обращаются в прокуратуру. Елена Кяхконен, двадцать лет ожидающая своей очереди на расселение, уверена: пусть и с боем, но получить свои права она сумеет. Но сколько менее активных петрозаводчан, покорно ожидающих милостыни от городских чиновников, уже стали жертвами беспорядка в этой сфере?

Обсудить
2339