27 февраля 2012, 09:36

Армас Мишин: «Калевала» - не карело-финский эпос!»

В преддверии Дня «Калевалы», который будет отмечаться 28 февраля, мы побеседовали с автором нового перевода знаменитой поэмы.

Среди жителей Карелии найдется не так много людей, которые не читали «Калевалу». А уж о том, что это такое, знают все. Но действительно ли знают, или это нам только кажется?
Например, поэт, писатель и переводчик Армас Мишин убежден, что «Калевала» – вовсе не карело-финский эпос, как принято было считать на протяжении нескольких десятилетий.
Поводов для встречи с Армасом Иосифовичем у нас оказалось целых три: День «Калевалы», который будет отмечаться 28 февраля, присвоение в конце 2011 года нашему земляку звания Народный писатель РК и день рождения поэта, отметившего 15 февраля 77-летие.
Огромную часть своей жизни Армас Мишин посвятил исследованию «Калевалы». Вместе с фольклористом Эйно Киуру он создал новый, четвертый по счету, перевод знаменитой поэмы. О ней мы и побеседовали с поэтом.

Возвращение и истокам
– Почему вы решили заняться исследованием «Калевалы»? Я читала, что в детстве у вас, финна-ингерманландца, в силу обстоятельств не было возможности общаться на родном языке, и ради занятий переводами вам пришлось выучить язык заново…
– Да, во время войны мне и моей маме-финке приходилось разговаривать между собой только по-русски, чтобы избежать косых взглядов. И со временем язык я, конечно, подзабыл.
После войны нас выселили из Омска, где мы жили раньше, и запретили возвращаться на родину в Ленинградскую область. Но я рад, что судьба занесла меня именно в Карелию. Наверно, это был знак свыше. У меня появилась возможность изучать финский язык.
В 1967 году я даже поступил в аспирантуру. А экзамен сдавал как раз по «Калевале». Своему будущему научному руководителю Эйно Генриховичу Карху уже тогда заявил, что все, что пишут о «Калевале», – неправда.

– Почему вы так сказали?
– Я тогда прочитал ее на русском языке в переводе Леонида Бельского, который знаком большинству россиян, и понял, что сам народ такой поэмы с единым связным сюжетом создать не мог.
Оказалось, я не первый пришел к такому выводу. Еще в 1949 году известный русский ученый Владимир Пропп впервые заявил о том, что «Калевалу» с народной поэзией отождествлять нельзя. Нет сомнений в том, что ее основой стал фольклор. Однако народное творчество послужило лишь фундаментом для самостоятельного произведения, принадлежащего перу финского поэта и фольклориста Элиаса Лённрота.
Я окончательно убедился, что прав, когда вместе со своим сопереводчиком, фольклористом Эйно Киуру, стал переводить «Калевалу» на русский язык. Мы перевели все пять вариантов поэмы Лённрота, из которых три остались неопубликованными.
В 1984 году в одной из публикаций я впервые рассказал, что такое «Калевала», как она создавалась, какие у нее были образцы.

От Гомера до Пушкина
– У «Калевалы» были образцы?

– Ее прототипами послужили «Илиада» и «Одиссея» Гомера. Мало кто знает, что Элиас Лённрот еще в юности прочел эти поэмы в оригинале. Кроме того, он самостоятельно выучил латинский язык по словарю – еще будучи школьником! Такой талантливый был человек.
Но когда я рассказал о прототипах "Калевалы" в публикации, мне запретили печатать целую серию статей на эту тему. Поскольку в то время было принято говорить только то, с чем был согласен председатель Президиума Верховного Совета КФССР/КАССР Отто Куусинен.
Только через несколько месяцев, в 1988 году,  мне впервые удалось напечатать книгу «Путешествие в «Калевалу», где я популярно изложил свою точку зрения.

– Вы первый, кто решился оспорить общепринятое мнение?
– Вовсе нет. С конца XIX века в Финляндии уже вовсю говорили о том, что и я обнаружил. И не только там.
Например, во Франции в 1930 году была издана «Калевала» с именем Элиаса Лённрота на обложке. В Румынии – в 1959-м и 68 годах, в Германии – в 1967-м, в 1984 году – в Испании. Во многих странах считается общепризнанным фактом, что «Калевала» – не сборник народных песен, а авторское произведение.

– А в Карелии? С вами теперь согласились?
– Ученые – да. Но те, кто привык думать по-другому, не спешит менять свою точку зрения.
Если набрать слово «Калевала» в Интернете, первым делом по-прежнему выскакивает статья из «Википедии», которая гласит: «Ка́левала – карело-финский поэтический эпос. Состоит из 50 рун (песен). Обработка «Калевалы» принадлежит Элиасу Лённроту». И все уверены, что все так и есть. Но это не так.
Поэму в переводе Бельского стали называть карело-финским эпосом в 1940 году. Считаю, причины тому были политические – дело в том, что в августе этого года образовалась Карело-Финская ССР. Но жанр «карело-финский эпос» нарушает право Лённрота, который был не простым обработчиком, а автором этого произведения.
А где в «Калевале» руны? Мы же не говорим, например, «руны «Евгения Онегина»! Говорим «главы», так ведь? Не стоит забывать, что «Калевала» – точно такое же целостное произведение, как роман Пушкина. У него есть автор, который более 30 лет работал над каждой строкой.

– Если «Калевала» не эпос, то что же?
– Повествование. Вы читали романы XVI века — Рабле, Сервантеса? Обычно перед каждой главой в них дается краткий пересказ.
Лённрот прибегнул к этому же способу, чтобы подчеркнуть, что это по-вест-во-ва-ни-е. В сущности, это первый финский роман в стихах.

Один Армас и три фамилии
– В конце прошлого года вам присвоили звание «Народный писатель Республики Карелия». Что оно для вас значит?

– Мне оно приятно, и знаете почему? Финну в Карелии это звание присвоено впервые.

– Кстати, а в Финляндию вы никогда перебраться не хотели?
– Хотел. Я стал об этом думать, когда понял, что мне не хватает общения на родном языке. Но проблема в том, что ни в России, ни в Финляндии меня не признают финном.
Моя мама, Мария Пёнтёнен, финка, отец, Иосиф Хийри, – тоже. Но в 30-е годы в паспортном столе отцу изменили фамилию, вероятно, чтобы спасти его от преследований. Он стал Иосифом Мышиным, так как слово hiiri переводится как «мышь». Так что я, по идее, должен быть Мышиным.
Но когда мать меня устраивала в школу в Сибири, она, финка, не смогла произнести «Мышин», у нее получалось только «Мишин». Так меня и записали.
Ребята сначала звали меня Аликом – сокращенно от Армас. А из Алика получился Олег Мишин. А во всех моих документах значится имя Армас Мишин.

– Вы бы хотели, чтобы дети и внуки (у Армаса Мишина сын и двое внуков) пошли по вашим стопам и продолжили заниматься изучением «Калевалы»?

– Изучением «Калевалы» они, к сожалению, не занимаются. Но «по моим стопам» в каком-то смысле пошли.
Я ведь всю жизнь мечтал стать врачом и собирался поступать в медицинское училище. Но мне, опять же как финну, сделать это не позволили. Поступил в педучилище. Но общежития в Петрозаводске для меня не нашлось, и пришлось ехать в Пудож.
Не было бы счастья, да несчастье помогло: зато там я встретил будущую супругу Ольгу, с которой, кстати, мы вместе уже 56 лет. Наш сын Феликс исполнил мою давнюю мечту –  стал врачом. Внук Олави тоже поступил на медицинский.
Конечно, я мечтаю, чтобы кто-то продолжил изучение «Калевалы». У нас в Карелии всего два человека, которые могли бы это сделать, это сотрудница ПетрГУ Тамара Старшова и фольклорист Раиса Ремшуева, которая сейчас переводит «Калевалу» на карельский язык. А делает, по сути, только сотрудник Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН, фольклорист Валентина Миронова.
Я же сейчас мечтаю перевести песни, записанные Лённротом от первого рунопевца, с которым он встретился в Карелии. Это был поэт Соава Трохкимайнен. Есть и другие планы, которые пока хотел бы оставить в секрете.


Справка «ТВР-Панорамы»
Армас Иосифович Мишин (Олег Мишин, Армас Хийри)


Поэт, писатель, переводчик и ученый. На его творческом счету – десятки изданных книг на русском и финском языках, сотни литературно-критических статей, научных исследований и переводов.
Совместно с поэтом И. Костиным написал слова «Гимна Республики Карелия», вместе с фольклористом Э. Киуру перевел на русский язык «Калевалу». Многие стихи Армаса Мишина положены на музыку.
Автор либретто нескольких опер и моноопер (муз. Б. Напреева, Е. Шорохова, В. Сергеенко). С 1990 по 2005 год Мишин возглавлял Союз писателей Карелии.
Писатель – лауреат Государственной премии Карелии им. А. Перттунена, премии Главы Правительства РК «Сампо», Заслуженный работник культуры России и Карелии, Кавалер ордена Дружбы. С конца 2011 года – Народный писатель Республики Карелия.

Фото Алексея ТИШКО

Обсудить
45807