09 января 2019, 07:00
2535

Запах напалма по утрам: как в 2018 году "оптимизировали" Карелию

В республике весь год закрывали детсады, сокращали бюджетников, ликвидировали учебные заведения.

«Мы через несколько лет в Германию и Финляндию рожать поедем? Может, надо здесь условия создавать, а не призывать нас куда-то ехать? А иначе просто нужно брать и уезжать насовсем. Потому что здесь нечего делать – невозможно учиться, невозможно рожать!»

Такие слова жительница Питкяранты бросила весною в лицо карельскому вице-премьеру Игорю Корсакову. Женщина пыталась убедить чиновника, что нельзя закрывать родильное отделение в районной больнице. А в результате на эмоциях произнесла фразу, которую можно было бы назвать Фразой года. Потому что 2018 год в республике прошел под знаком и девизом тотальной "оптимизации", единственное спасение от которой – бегство.

Сокращали и закрывали в республике и раньше. Но именно в 2018 году "оптимизация" развернулась в полную силу. Связано это, как ни странно, с позитивными действиями – ростом МРОТ и возобновлением северных выплат низкооплачиваемым сотрудникам. «Северные» Конституционный суд России вернул в декабре 2017 года. Тем самым суд восстановил социальную справедливость – и пробил огромную брешь в бюджете наступающего года.

Латать дыру, как обычно, принялись за счет бюджетной сферы.

Нет человека – нет проблемы

Начали с зарплат. Низкооплачиваемых работников стали массово переводить на неполную ставку. Под ударом оказался в первую очередь технический персонал. Весной в организацию профсоюзов пошли сообщения о том, что работодатели либо увольняют работников и увеличивают нормативы оставшимся, либо урезают ставку. Например, если раньше школьная уборщица, чтобы получить минимально возможную в республике зарплату, должна была за день помыть 500 квадратных метров пола, то теперь норматив на ставку увеличился, предположим, до 800 квадратов.

«Трудовой кодекс говорит, что нормирование – исключительно прерогатива работодателя. Те же самые уборщики - только сейчас специалисты по труду начинают разрабатывать примерные нормы по этой категории работников. И вот работодатель вносит изменения по нормированию труда в свои локальные акты, а потом меняет трудовой договор», – рассказывали специалисты.

Работников переводили на 0,75 ставки, а то и на половину. В сфере медицины санитарок стали превращать в уборщиц: технички, в отличие от младшего медперсонала, не попали в майские указы президента. Круг обязанностей у людей при этом оставался прежним.

Дальнейшая экономия вылилась в масштабные сокращения – например, ставок воспитателей в детских садах Петрозаводска. Региональные и городские чиновники утверждали, что просто приводят количество сотрудников к федеральному нормативу, однако сами педагоги говорили о невозможности качественно работать с детьми в новых условиях. Против такой "оптимизации" выступил и уполномоченный по правам детей Геннадий Сараев.

В намерении сэкономить управленцы не считались ни с логикой, ни с элементарной человечностью. Так, в Сегежском районе под увольнение попала женщина-инвалид с двумя детьми.

– Если меня сократят, я буду жить на 7,5 тысячи рублей. Я даже дочь не могу отправить в садик, потому что он стоит 3,5 тысячи, а у меня их нет. Ребенок сидит дома. Я, правда, как малоимущая получаю детское пособие: 491 рубль на двоих детей, – рассказывала женщина. У моей собеседницы на руках было уведомление о сокращении, но после публикации в СМИ этого человека оставили на прежней должности. Наверное, совпадение...

Пешочком 6 километров

Экономии на работниках было явно мало, и "оптимизация" пошла по учреждениям. Без объявления войны прекратили набор на первый курс в районных филиалах колледжей – в Пудоже, Суоярви и Питкяранте. Это было весной, а уже осенью суоярвских студентов поставили перед фактом: доучиваться им придется в Петрозаводске. Остальные два филиала тоже ждет ликвидация.

Под топор "оптимизации" попал детский сад в деревне Куйтежа, невзирая на активные протесты местных жителей и шум в прессе. Аналогичная участь ждала дошкольное учреждение в поселке Суоеки, но его обитателям шум в прессе как раз помог. Глава Карелии Артур Парфенчиков резко высказался в переписке с матерью двоих детей; разразился скандал федерального уровня, и губернатору пришлось лично «придумывать» в Суоеки семейный детсад. Его, правда, еще не открыли – по факту садика сейчас в поселке нет.

Также благодаря вмешательству СМИ удалось отстоять один из четырех детских садов в Суоярви. Если бы учреждение закрыли, водить дошкольников пришлось бы пешком за шесть километров по дороге без тротуара. Намерение ликвидировать детсад глава районной администрации прямо объяснял необходимостью экономить.

Еще одна оптимизационная «неудача» карельских властей – три пункта скорой помощи в южном Прионежье. Их намеревались ликвидировать весной, фактически оставив десятки тысяч людей без экстренной медицинской помощи. Уже имелся приказ за подписью тогдашнего министра здравоохранения Марины Швец, но общественный резонанс заставил чиновников сделать вид, будто их неправильно поняли.

А вот в случае с родильным отделением в Питкяранте никакой резонанс не помог. Теперь женщины из этого города рожать едут либо в соседнюю Сортавалу, либо за 200 километров в Петрозаводск. По словам рожениц, добираться до роддома и обратно домой приходится самостоятельно.

– Мне назначили кесарево сечение из-за слишком высокого давления. На восьмом месяце беременности муж повез меня на госпитализацию в Петрозаводск. Дорога из-за ремонта заняла восемь с половиной часов, — рассказывала изданию «Медуза» жительница Питкяранты Надежда Еничева. — Месяц я лежала в больнице; навестить меня было некому. После родов и операции я пролежала пять дней, роддом закрыли на плановое проветривание, и пришлось скандалить, чтобы дали переночевать лишнюю ночь, потому что идти было некуда. Никакие транспортные расходы нам никто не компенсировал и даже об этом не заикался. Просто выдали направление на госпитализацию, а как я буду до Петрозаводска добираться — на машине, или на велосипеде, или пешочком пойду, — никого не интересовало...

Что дальше?

Судя по всему, останавливаться на достигнутом карельские власти не будут. В распоряжении издания «Руна» оказались документы, из которых явствует, что оптимизация только усилится. Чиновники планируют масштабные сокращения сельских школ. Причем если раньше дети катались на учебу в школьном автобусе, то теперь учеников собираются селить в интернатах – то есть подростки будут жить вдали от дома.

Разумеется, и для этого шага найдется какое-нибудь разумное и красивое объяснение. Глава Карелии уже пожаловался на то, что в малокомплектных школах растят «искусственных аутистов», а чтобы нормально развиваться, ребенок должен быть в коллективе. Но если взглянуть на прошедшую за год "оптимизацию" со стороны, мы увидим не заботу о гражданах, а исключительно экономию. Экономию, напоминающую тактику выжженной земли: потому что в населенных пунктах без садиков, школ и медучреждений жить никто не хочет.

Фото на главной странице: Татьяна Смирнова / "Черника"

Георгий Чентемиров's picture
Автор:

Журналистикой занимаюсь с 2007 года. Работал в "Молодежной газете", журнале "Ваш досуг", газете "Губернiя", на ГТРК "Карелия", в информационном агентстве "Республика".