20 июля 2018, 07:00
3140

«Это ваши проблемы»: в Суоярви водить детей в садик придется за 6 км

Ликвидация одного из детсадов Суоярви оставит взрослых без работы, а детей – без образования, уверены местные жители.

– Я работаю на железной дороге в соседнем поселке. Мне в 7.50 нужно быть на рабочем месте. Сейчас я спокойно привожу ребенка в детсад и иду на работу. Если ребенка переведут в другой сад, я просто не буду успевать. Меня уволят. Помочь некому, родственников нет, муж – военнослужащий, он часто на работу в шесть утра уходит. Мне некуда деваться!

– У меня четверо детей, двое ходят в школу, двое в сад. Если наш садик закроют, я не буду успевать на работу, потому что автобус ходит раз в час. И я не одна такая, у нас полгорода поувольняют!

– Две дочери, трех и пяти лет. Возить их за шесть километров в детский сад каждое утро я не смогу! И работаю я допоздна, забирать их будет некому. За сад я плачу 6,5 тысячи, плюс расходы на транспорт появятся огромные.

Десятки жителей Суоярви впервые столкнулись с доброй традицией карельских чиновников: экономить легче всего на детях. В районном бюджете – солидная дыра в двадцать миллионов рублей, которую срочно нужно ликвидировать. Администрация района пошла по простому и привычному для республики пути: оптимизация (вообще это слово надо брать в кавычки) системы образования. Под раздачу попал детский сад «Елочка», расположенный на окраине Суоярви.

85 дошкольников, занимающихся в этом учреждении, местные власти решили «раскидать» по трем оставшимся детским садам. Причем львиная доля воспитанников – 50 человек – теперь должны ходить в детский сад «Радуга», расположенный в микрорайоне Кайпа.

Решение это привело родителей в ужас. Дело даже не в том, что в садиках увеличатся группы, и воспитателям будет тяжелее присматривать за малышами. Дело в том, что детсад «Радуга» находится на другом конце города – в шести километрах от района, где живут все эти люди.

Шесть километров – это час ходьбы для взрослого человека по хорошей дороге. Можно было бы воспользоваться общественным транспортом, но есть нюанс, который, собственно, и превращает всю эту историю в трагический фарс: по Суоярви курсирует один-единственный автобус. Людей с остановок он забирает раз в час. По словам местных жителей, попасть в автобус непросто, а в час пик – почти невозможно. С наступлением учебного года его оккупируют школьники, летом – приезжие.

Говоря коротко: дошкольники, ходившие в «Елочку», фактически остаются без детского сада.

Наши люди в детсад на такси не ездят?

Информация о грядущем сокращении появилась недавно, и жители захотели поговорить с теми, кто принял такое решение. На встречу пришел глава администрации Суоярвского района Олег Болгов. Чиновник объяснил причины закрытия детсада катастрофической нехваткой денег.

– Не секрет, что сегодня сложная социально-экономическая ситуация в регионе и в нашем районе. У нас серьезный дефицит бюджета. На сегодняшний день у нас в городе четыре детских сада. Отделы образования и экономики просчитывали демографическую ситуацию и пришли к выводу, что из четырех детсадов целесообразно оставить три. Детские сады «Березка» и «Родничок» (Находятся в центре города. – Ред.) заполнены на 80-90 процентов, и выбирать пришлось между детсадом в Кайпе и садом «Елочка». Ваш детский сад заполнен наполовину, и по нему больше предписаний надзорных органов.

Голос Олега Болгова потонул в возмущенном гуле. Люди одновременно начали рассказывать главе администрации о транспортных проблемах. Чиновник попытался успокоить земляков, но вышло только хуже.

– Я могу понять, что это проблемы для вас как родителей, дополнительная нагрузка в финансовом плане, и по времени не так удобно, но это экономически единственный вариант. У кого есть машина – у того будет меньше проблем, у кого нет машины – больше проблем.

Становиться жертвами «единственного экономического варианта» люди не хотели.

– Я живу в Сувилахти (Отдаленный микрорайон Суоярви. – Ред.), фактически за городом. Куда мне с тремя детьми шуровать в садик в Кайпу? – кричала одна из родительниц.

– Я посчитала расходы. За садик платить – 3200. На автобус мы не успеем, потому что будут ехать школьники. На такси 22 рабочих дня туда и обратно – это 4400 рублей в месяц. Итого 7600 только на садик! Это как вообще? – задавала вопрос главе администрации другая участница встречи.

– Понимаю, что это вызовет недовольство, но скажу, что меня водили в садик за три километра… –парировал Олег Болгов. Раздался дружный вопль: так за три километра, а не за шесть!

– А кого-то и за десять километров водили! – пытался гнуть свою линию чиновник.

– Так мы что, в пещерный век скатываемся?! – возмутились люди.

– Если вы не хотите пешком – пожалуйста, есть автобус. У администрации нет обязанности предоставлять отдельный транспорт, если все находится в черте города. У нас организован маршрут…

– продолжал чиновник. Снова раздался вопль: автобус-то по этому маршруту один ходит!

– Ну, тогда на такси… – заявил чиновник.

Музыкальный зал детсада «Елочка» взорвался немузыкальным ревом.

Защиту от натиска Олег Болгов снова искал в финансовых трудностях.

– У нас сейчас идут задержки заработной платы у бюджетников. Я дал распоряжение, чтобы мне зарплата приходила позже всех. Последний раз была задержка восемь дней…

Олег Болгов предложил создать инициативную группу, но для чего она нужна – непонятно совершенно: решение о закрытии сада уже принято, только распоряжение не подписано. Через сорок минут после начала встречи чиновник покинул горожан. Уже на крыльце он рассказал журналисту портала «Петрозаводск говорит», что сокращения пройдут и в других населенных пунктах района.

– Там, где возможен подвоз детей, будет рассматриваться вопрос оптимизации, если это не будет негативно сказываться на детях. Вопрос рассматривается по Поросозеру, Лоймолскому поселению – там из четырех школ будем делать три, – сообщил Олег Болгов.

 Безработные с образованием

– Наш детский сад – единственный в городе, где работают с детьми с ограниченными возможностями здоровья. Есть у нас дети-инвалиды. И мы берем детей возрастом с одного года – другие не берут, – рассказывает воспитатель Светлана Тётушкина.

Светлана и завхоз Анастасия проводят экскурсию по учреждению. Помещения выглядят ухоженными – по словам работников, родители постоянно помогают в ремонте, тратят на это личные деньги. На повестке дня была покупка нового линолеума в группы, но теперь это, выходит, уже неактуально.

– Вот глава администрации говорил о предписаниях надзорных органов. Полюбуйтесь: совсем недавно по требованию пожарных оборудовали дополнительные эвакуационные выходы – это обошлось в миллионы рублей. Заменили пожарные рукава. Зачем деньги тратили, если теперь закрывают?

В «Елочке» сейчас трудятся 25 человек. Светлана уверена: если сад всё же закроют, работу в Суоярви они найти не смогут.

– У нас много молодых специалистов, но нам никто не предлагает перейти в другое учреждение. Куда идти? Торговать? Так это же уметь надо. В Суоярви я даже уборщицей не могу устроиться, потому что и уборщица у нас с тех пор, как вернули «северные» и подняли МРОТ, состоятельным человеком считается.

На встрече с главой администрации одна из местных жительниц задала вопрос: о каком развитии района можно вести речь, если власти ухудшают качество жизни людей? Как мотивировать молодежь оставаться на родине, если в городе закрываются детсады? Олег Болгов отмахнулся: давайте не будем поднимать сейчас глобальных вопросов… Забавно, но ровно такой же вопрос и ровно такой ответ прозвучали полтора месяца назад в Питкяранте, когда местные жители пытались отговорить вице-премьера Игоря Корсакова от идеи закрыть родильное отделение в районной больнице.

И это не совпадение. Похоже, местные жители обеспокоены сохранением и развитием своей территории больше, чем государственные мужи, сидящие на государственной же зарплате. Может быть, секрет кроется в магическом слове «оптимизация», которая является Золотым руном, Святым Граалем, пределом мечтаний и целью жизни любого чиновника. И которая, похоже, скоро вгонит Карелию в гроб. Вообще, эта тема достойна философской монографии, которую, может быть, кто-нибудь когда-нибудь напишет.

А вот вопрос, достойный внимания прокуратуры и уполномоченного по правам ребенка Геннадия Сараева: каким образом жители отдаленного микрорайона в Суоярви должны доставлять своих детей в дошкольное учреждение, расположенное на другом конце города – при том, что в населенном пункте фактически отсутствует система общественного транспорта? Не нарушаются ли при этом права детей? И если нарушаются, то кто в этом виноват: местные власти, пытающиеся сэкономить на несовершеннолетних, или власти региональные, которые ставят перед муниципалитетами невыполнимую задачу по ликвидации бюджетного дефицита?

Надеемся, наш вопрос будет услышан.

Георгий Чентемиров's picture
Автор:

Журналистикой занимаюсь с 2007 года. Работал в "Молодежной газете", журнале "Ваш досуг", газете "Губернiя", на ГТРК "Карелия", в информационном агентстве "Республика".