08 февраля 2019, 08:00
1376

В лесах Карелии развелось много недобросовестных лесопользователей

В рубрике «Хроника телерепортеров» мы пересматриваем видеоархивы и вспоминаем о том, каким было 8 февраля в 1999 году.

20 лет назад в здании Кареллеспрома прошла пресс-конференция, на которой глава государственного комитета Карелии по лесопромышленному комплексу отвечал на вопросы журналистов. Сергей Борисович Кольцов — человеком был в правительстве новым. Он приехал в Карелию из Ленинградской области. Вопросы и ответы касались карельского леса: его использования, экспорта, переработки и — вопреки всему — наличия. Так как наш лес уже давно считался нашей чековой книжкой, особый интерес вызывали проблемы аренды, экспорта и распределения лесных ресурсов. Среди лесопользователей провели аттестацию. По результатам статистических данных выяснилось, что их было приблизительно около семисот, а профессиональных из них дай бог сотня.

Помимо дилетантов масса жуликов, активно трудящихся в лесах, усугубляя пресловутый лесной криминал. Результаты ревизии дали основание сделать вывод — что потеря госуправления лесной отраслью, непродуманное акционирование и разукрупнение предприятий привели к резкому спаду производства и снижению платежей в казну, к долгам по зарплате и увеличению числа безработных. Что же касается иностранных лесопользователей, то, по мнению главы комитета, страшного тут ничего нет. Два основных условия при работе заезжих лесников — это приоритет для местных рабочих и законность их деятельности. В экспорте круглого леса Сергей Кольцов тоже не видел ничего ужасного. «Чтобы запретить его вывоз, мы вообще должны выйти из состава России», - сказал он. Делать этого никто не собирался. Но проблема здесь в том, что в связи с повальной приватизацией была нарушена цепь между лесопользователем и лесопромышленником. Как только возникнут свои переработчики, появится резон оставлять лес, - уверяли эксперты. Разумеется, возник вопрос об отношениях с «зелеными». С ними Сергей Борисович, по его словам, почти не контактировал. Удел главы лесного комитета — промышленность и доходы от нее в бюджет, а в заповедных зонах не водится ни того, ни другого.

В конце 1998 года федеральная пограничная служба обратилась к правительству Карелии за содействием по вопросу расформирования Калевальского погранотряда. Возвращаться к этому вопросу приходилось не раз. Напомним, что основной причиной расформирования Калевальского погранотряда для федеральных служб явилось безденежье в рядах российской армии. Общая численность защитников границы в этих погранотрядах превышала 2 тысячи человек. На один только уголь и дизельное топливо уходило свыше 5 миллионов рублей, не считая иных расходов на содержание 8 линейных и одной тыловой заставы. По мнению заместителя директора федеральной погранслужбы России Владимира Семерикова, сокращение отрядов позволило бы уменьшить расходы в 11 раз. В пользу этого решения, по мнению пограничников, говорил и тот факт, что за последние 20 лет были задержаны только 43 нарушителя границы. Да и то — на самых дальних и глухих пунктах пропуска. В случае реорганизации отрядов, содержание единого сводного погранотряда брало на себя республиканское правительство.

И, вероятно, именно этот факт Сергею Катанандову, что называется, не до конца нравился. Ведь в случае расформирования гарнизона новый отряд стал бы базироваться в Костомукше, где не было на это ни денег, ни места. А в Калевале оставался целый военный городок и масса безработных местных жителей. Последние были заняты работой в этой, десятилетиями отшлифованной военной системе. Так что у пограничников своя правда, у местных властей — своя. Благо, военным конфликтом это было назвать нельзя, разве что легким противостоянием.

Таким было февраля ровно 20 лет назад. Отматывайте ленту памяти, вытащите из закромов разума — а что вы делали в этот день в 1999 году? Больше новостей из жизни Карелии 20-летней давности.