09 февраля 2016, 20:01

Танцы для взрослых. «Золотое время петрозаводского стриптиза прошло, я скучаю по нему»

Ко дню рождения стриптиза исполнители откровенных танцев без утайки рассказали о профессии. 18+

Ровно 123 года назад красавица Мона во время танца перед публикой в известном парижском кабаре «Мулен Руж» вдруг сбросила с себя одежду. За непристойное поведение девушку арестовали и оштрафовали на 100 франков, что вызвало протест и беспорядки в столице Франции. С тех пор эту дату – 9 февраля принято считать Днем рождения стриптиза.

Уже больше века в этой профессии работают люди, вызывая как бурное одобрение, так и не менее бурное негодование. Портал «Петрозаводск говорит» побеседовал с двумя тружениками этого ремесла в столице Карелии об особенностях их работы.

Евгения: "Нигде секс не входит в обязательную программу. В общем, мы не проститутки"

Сейчас я не танцую в клубах – туда как-то пока не приглашают, там и так много девочек, танцующих go-go ( стиль танца, где девушки выступают в откровенных нарядах, но не раздеваются). Я от этого стиля отошла, поняв, что в стриптизе можно заработать намного больше, и для меня это красивее, чем трястись на сцене непонятно под какую музыку и в непонятных костюмах. В последнее время я танцую в основном на мальчишниках.

 - Как пришло в голову вообще заниматься стриптизом?
 - Мне было 18 и я работала в клубе «Иксы». Однажды команда клуба мне сказала: «Женя, покажи грудь!». Я была категорична: «Не хочу, не могу, не знаю, как». Ответ был простой – если хочешь хорошо зарабатывать, придется раздеться. Это был первый и ужасный опыт, когда я сняла лифчик и стала отчаянно прикрываться руками.

Меня отругали, сказали, что это несерьезно. Потом я постепенно начала меняться. Наверное, определяющим моментом стал День рождения клуба, к нам приехали стриптизерши из Питера. Я смотрела на них, открыв рот, и думала: «Боже, как это красиво! Я хочу так». После этого я начала искать обучающие видео, тренироваться, установила шест дома. Спустя какое-то время меня переманил клуб «Камелот». В то место я влюбилась: там работали все стриптизеры города, это был потрясающе дружный коллектив.

И если в «Иксах» всем в целом было без разницы, как я выгляжу, то в «Камелоте» мне сказали: «Худей». Я была полновата, и мне там чуть ли не весы приносили. В общем, я начала худеть, училась разбираться в видах стриптиза, я много танцевала, и соло, и дуэтом. Когда я начала приносить домой по три тысячи рублей за смену, я поняла, что такое деньги, что такое заработок. Потом «Камелот» закрыли, и я стала думать, что мне делать дальше, и вскоре меня начали приглашать на мальчишники.

Не могу сказать, что это хорошо отразилось на репутации. Бывает, сидишь с мамой в ресторане и видишь за соседним столом молодого человека с мальчишника, где я танцевала. Начинаешь себя неловко чувствовать. В общем, в какой-то момент я поняла, что я не хочу больше так жить, и вернулась в go-go, пошла работать в «Территорию». Но там я не получала такого удовольствия.


Я не извращенка, нет. Но просто когда все внимание приковано только к тебе – это круто. Повышается самооценка, думаешь: «Блин, я классная!».

А потом меня пригласили в качестве стриптизерши на фестиваль байкеров в Гирвасе. И я подумала, что это хороший шанс вернуться в стриптиз.

Все же в go-go я не получала ни достаточно денег, ни внутреннего комфорта. А после Гирваса я уехала в Питер, мне предложил работу один из самых популярных там стриптиз-клубов, где я проработала три месяца и по полной ощутила, что такое женский коллектив.

Ссоры, склоки, подмешивание слабительного в коктейли, конкуренция за чаевые, за приваты. Что творилось за кулисами – просто не описать. Драки считались нормальным делом.

Это было ужасно, и моя психика не выдержала, я ушла.
Потом был следующий клуб, потом еще один. Мне кажется, лучшие стриптиз-клубы города – это акулье царство, все девочки очень злые, и работать крайне некомфортно. Но я продержалась там полгода, и это были самые высокие мои заработки. Вообще, руководству клубов все равно, есть ли у тебя грудь, толстая ты или худая, никому не важно, как ты двигаешься. Самое главное – уметь разводить мужиков на алкоголь, кальяны и так далее. Только за это ты получаешь деньги.

А еще там есть такая фишка, называется «промо». Две девочки-танцовщицы смывают весь макияж, надевают скромные платья и идут в любой ресторан знакомиться с мужчинами. Мы с ними пьем, отдыхаем, а когда видим, что состояние у них "хорошее", говорим: «А давайте пойдем в стриптиз-клуб, я так люблю женский стриптиз!», и ведем их в наше заведение.

Мы приходим, сидим за их счет, и половина от суммы заказа идет нам. Но это раз хорошо, два, а потом ты уже начинаешь себя чувствовать героиней фильма «Сердцеедки». Ни раз мы убегали, ни раз нас грозились убить.

Однажды мужчина угрожал нам пистолетом. А потом слух о таком методе развода, видимо, разошелся, и смысл промо был потерян.

Были случаи, когда в заведениях нас запоминали и больше не пускали, даже если мы хотели отдохнуть своей компанией. В общем, у меня началась депрессия, и я снова решила уйти из профессии. Я вернулась в Петрозаводск, отдохнуть и собраться с мыслями. И здесь я встретила человека, с которым я на данный момент в отношениях.

И я понимаю, что теперь я готова остаться в этом городе, никуда не уезжать. Сейчас я подрабатываю стриптиз-танцами. У нас с молодым человеком есть договоренность, что я это дело бросаю, но пока, если предлагают хорошую сумму за танец на мальчишниках или в клубе, то почему бы и нет.

Каждый заказ обсуждаю со своим мужчиной. Он прекрасно понимает, что эта работа очень долго была частью моей жизни, я несколько лет зарабатывала на этом довольно большие деньги.

Я снимала квартиру, ужинала в ресторанах. Я особенно ни в чем себя не ограничивала. Мы могли потратить в баре десять тысяч рублей и сказать: «Какая чушь». Сейчас все несколько иначе, но это все еще прибыльно: у меня два танца на мальчишнике стоят 5 тысяч рублей. И мы обсуждаем такие предложения, потому что это действительно хорошая сумма, на которую можно потратить немножко времени и сил. Но в целом я иду к тому, чтобы уйти из стриптиза.

 - Многие считают, что стриптизерши и проститутки – это похожие понятия, и любую танцовщицу можно купить. Это так?
 - Да, бывает, покупают девочек, но это не значит, что они спят с клиентами. Мы делаем только то, что мы хотим. Кто-то едет в ресторан ужинать, кто-то - домой к клиенту, а кто-то выходит из клуба и сбегает.

Нигде секс не входит в обязательную программу. В общем, мы не проститутки.

Мне секс предлагали не очень часто, потому что я всегда все сводила к общению, к общим интересам. И клиенты меня больше воспринимали, как собеседницу, подругу. 


 - Бывало ли, чтобы публика вела себя агрессивно?
 - Помню, я как-то танцевала на мальчишнике в «Зефире». Публика вела себя замечательно, но на этом мальчишнике почему-то оказалась невеста. Все обернулось скандалом, она порывалась меня убить, говорила: «Ты живой отсюда не выйдешь». Я уходила через черный ход. Это очень забавно.

 - Как ты думаешь, почему в Петрозаводске нет стриптиз-клубов?
 - Я тебе больше скажу, тут нет и стриптизерш. Я знаю нескольких девушек, бывших танцовщиц, но у них уже семьи, дети. А почему молодые девочки не хотят идти в стриптиз, я понятия не имею. Наверно, потому что у нас маленький город. Кто-то боится, кто-то не хочет. Кто-то хочет, но боится. Хотя я в этом не вижу ничего плохого. Эта работа помогает, в том числе финансово. Я знала много девочек из сел и деревень, которые зарабатывали себе на квартиры и машины. Есть те, кто находят себе мужей, как бы странно это ни выглядело. Но это больше про Питер истории.

 - Внешность, формы важны?
 - Мне часто говорят про грудь. Ну тут не поспоришь – она маленькая! Но все эти неприятные комментарии больше появляются под фотографиями в Интернете, и пишут их в основном женщины. Я, конечно, это все читала, много думала и работала над собой. Критика – это хорошо. Вживую же никто гадостей не говорил. Мужикам всегда все нравится.

 - Ты обнажаешь только верх? Полностью не раздеваешься?
 - Однажды было. В Питере. Пришел очень красивый молодой мальчик, долго уговаривал, называл разные суммы. В итоге я согласилась и сняла трусики буквально на секунду. Но если говорить в целом, то полный стриптиз для меня – это уже какое-то извращение, это некрасиво. 

 - Ты сказала, что неудобно сидеть с мамой в ресторане на глазах у клиентов. А вообще родители знают, чем ты занимаешься?
 - Папы у меня нет, и, возможно, это одна из причин, почему я выбрала такую профессию. Я общалась со многими стриптизершами, и у большинства из них неполные семьи. Нет строгого воспитания, твердой руки.


Мама узнала о моей работе когда приехала ко мне в гости и увидела рекламный флайер стриптиз-вечеринки. Я пыталась сказать ей, что я раздаю эти флайеры на улице, но она не поверила. Она была ужасно разочарована, не разговаривала со мной три месяца. Восклицала: «Как я могла воспитать стриптизершу!». А потом она просто сходила на мое выступление, и сказала, что это красиво. Но все равно нехорошо.

Ее можно понять: растила дочь, нежный цветочек, а та потом раз и сиськи показывает. Сейчас она часто повторяет: «Я ничего не хочу об этом знать». Она не приняла эту работу, и, наверное, никогда не примет. Возможно, ей стыдно за меня.

 - А молодой человек видел твои танцы?
 - Нет! Вообще, с личной жизнью у меня всегда была беда. Отношения строились на месяц-два. Парни говорили: «Ты не будешь работать». Я в ответ спрашивала: «А что ты мне дашь?». Они упрекали меня в одержимости деньгами. А сейчас я встретила человека, ради которого я готова бросить стриптиз. Странные вещи творятся.  Наверно, так и завершают работу девочки – когда встречают правильного человека.

 - Есть понимание, что ты будешь делать потом?
 - Однажды я уже работала в танцевальной школе, преподавала стрип-пластику. Я не уверена, что моя дальнейшая жизнь будет связана с танцами, но такое возможно.

 

Александр: "Золотое время петрозаводского стриптиза прошло"

Еще один герой карельского стриптиза – Александр. Мужчина, как и Женя, долго танцевал в "Камелоте", а сейчас предпочитает частные мероприятия. В его позиции переживаний и метаний меньше.

 - Танцую я с 2000 года. Тогда, прямо в новогоднюю ночь, состоялся мой первый стриптиз-выход в костюме Деда мороза. Сначала меня пригласили работать в варьете. Но, так как у меня была спортивная фигура и я хорошо двигался, поступило предложение попробовать себя в стриптизе. Сейчас же я работаю персональным тренером в спортивных клубах города, а выступаю примерно 4-5 раз в месяц, в основном на частных мероприятиях.

 - До какого возраста мужчина может публично раздеваться? Что вы планируете делать потом?
 - Самое главное в нашем деле отличная физическая форма и желание покорять женщин, а возраст не так уж важен. Что я буду делать дальше? Работать тренером и танцевать. 

 - Почему, на ваш взгляд, в Петрозаводске так не развит стриптиз? Нет клубов, танцоров тоже почти нет.
 - Все было, но, увы, закончилось. Прошло это золотое время петрозаводского стриптиза, я очень скучаю по нему. С 2006 по 2008 в городе работало 6 танцоров, гремел на весь город ресторан "Камелот" и "Сексдиверсия". 

 - Как оцениваете публику? 
 - Много было всего! Дарили цветы, дорогие подарки! Но я никогда ни от кого не прятался и меня не преследовали. У нас тетеньки замороженные: в основном только смотрят и улыбаются. Стеснительные!

 - А секс вам предлагали?
 - Поступали такие предложения и неоднократно. Я делал очень просто: называл очень высокую цену, и претендентки сами отказывались, говорили, что дорогой.

  - У вас сейчас есть девушка? Как она относится к такой работе?
От этого вопроса наш герой ушел по-английски:

- Отношение у разных дам было разное. В основном адекватное.

Обсудить
77505