18 февраля 2015, 16:18

Мара: «От синяков под глазами Бог бережет»

<p>Известная певица дала эксклюзивное интервью после выступления в Петрозаводске</p>

Недавно в Петрозаводске выступила Мара, известная рок-певица. Девушка привезла в Карелию свою новую программу «Будет так», а перед концертом ответила на вопросы корреспондента Натальи Конновой.

— Мара, не могу не начать с традиционного вопроса. Вы приехали в нашу республику далеко не в первый раз. Уже сложился какой-то образ Карелии?

— Карелия для нас — сплошное яркое воспоминание, а особенно ваши дороги. Мы проехали на своей маленькой спортивной двухместной машине по вашему тотальному грунтовому бездорожью до поселка Калевала, от него — до финской границы. 100 километров за 8 часов! Мы были в Медвежьегорске, видели все деревянные церкви того района. Мы ездили в Заонежье, в Кижи. А однажды мы решили провести эксперимент и умудрились вдоль Онежского озера доехать до Вытегры. Это было года два назад. Мы подумали, что так будет ближе, но это «ближе» вылилось в «проезжание» ста километров за 5 часов. В той же поездке мы разрезали колеса осколками шунгита, который там в карьерах добывается... В общем, это было фантастически. И там тоже множество церквей XV-XVI веков. Думаю, вы больше не встретите артиста, который расскажет вам, что видел столько церквей Карелии.

— Я так понимаю, везде опоздали в итоге?

— Да нет, мы просто очень долго чертыхались и очень дорого чинили машину. Каждое такое путешествие становится совсем небюджетным после ремонта колес и подвески.

Мужчины и женщины

— На рок-сцене женщин намного меньше, чем мужчин, тогда как в поп-музыке все наоборот. В чем причина?

— Рок — это активная музыка. А женщина по большей части все же существо... не скажу, что пассивное, но не с такой активной социальной, жизненной позицией, которую необходимо иметь, если ты рок-музыкант. Наверное, внутренняя активность на уровне мужской активности — вот что должно быть в женщине, чтобы быть настоящим рокером. А в другой музыке все иначе.

— А как сохранить эту энергию и активность на долгие годы? Есть ведь те, кто и в пенсионном возрасте прыгает на концертах, как в 20 лет.

— Ну да, Мадонна, Игги Поп. Вчера нам как раз рассказали историю про Игги Попа. Он же всегда прыгает со сцены в зал, но на одном из последних концертов люди уже не ожидали от него таких подвигов и расступились. Он рухнул на пол, и его тут же увезли в больницу. А возвращаясь непосредственно к вопросу, люди возвращают энергию в больших количествах, и рок-концерт — это очень заряженное состояние для артиста. Здесь от зала всегда получаешь колоссальный заряд. И есть еще один секрет — люди, которые поют, очень глубоко дышат. И это близко к дыхательным практикам, разработанной йогами. Некоторые музыканты используют их на интуитивном уровне, а кто-то занимается осознанно. Я, например, перед каждым выходом на сцену разогреваю связки. Когда ты умеешь правильно дышать, энергия циркулирует по организму очень хорошо, и ты дольше живешь. Ну, или по крайней мере, живешь более полно с точки зрения эмоций и жизненной энергетики. Это правило действует для тех, кто действительно умеет и любит петь. Голос ведь — самый древний музыкальный инструмент. Добавляют здоровья и очень активные движения на концерте, я же никогда не стою на месте. И это такая нагрузка, которую никакой спортзал не создаст.

Новые люди

— Одна из известных ваших песен называется «Холодным мужчинам». Вообще, насколько часто вы встречаете людей, в которых гораздо меньше энергии, чем в вас?

— С появлением новых песен, тех, которые вошли в новую программу «Будет так!» и в новый альбом, который выйдет весной, появились новые слушатели, которые действительно эмоционально на порядок выше тех, кто слушал песню «Холодным мужчинам». Это люди, которые гораздо шире и глубже понимают мир. Это мужчины, которые участвуют в военных действиях, это воины, которые приезжают с Донбасса, приходят с границ. В Мурманске на наших концертах частые гости - те, кто служит на подлодках. Это люди, у кого есть четкая позиция по поводу России, по поводу войны и мира, у них в целом широкий спектр жизненных ощущений и высокий духовный уровень. Значительно выше, чем у той аудитории, которая приходила к нам после первого альбома. Это понятно, потому что те песни были все-таки детскими. Я-то знаю, сколько мне было лет, когда я их писала, поэтому отчетливо понимаю, о чем говорю. Хоть они и поются на каждом концерте, их никак нельзя сравнить с теми новыми песнями, которые мы исполняем сейчас. И та аудитория, которая приходит послушать сегодняшнюю программу, она априори выше. Поэтому на каждом концерте я вижу людей, которые соответствуют тому уровню, который я им даю.

— Возможно, это не столько новая публика, сколько повзрослевшая? Ведь это могут быть те же люди, которые за 10 лет выросли.

— Конечно. И это тоже. Наши слушатели растут. Но приходят и новые. Очень часто наблюдается интересная ротация на концерте в зале. Бывает, стоит первая часть партера, по большей части молодежь, слушает старые песни, они им очень нравятся. Сзади стоят мужики и явно скучают. Потом резко первая часть перемещается назад, а те самые мужики перемещаются к сцене, поднимают планшеты, телефоны, понимают руки, начинают петь новые песни. Я понимаю, что эти люди не слушали первые альбомы, они даже не понимают, что это. Зато им знакома сегодняшняя программа.

— Вы рассказали про запись нового альбома. Сейчас все популярнее становятся проекты краундфандинга, когда музыканты собирают деньги на запись диска среди фанатов и поклонников. Как вы относитесь к подобным новшествам? Не было мыслей сделать также?

— У нас отношение нейтрально-негативное. Я не верю, что кто-то может собрать деньги вообще, по крайней мере, сейчас. Люди в принципе такие существа, которые либо берут бесплатно, либо что-то покупают. Они не привыкли жертвовать деньгами, дарить. Нет такой культуры. Артисты в итоге выглядят как попрошайки, и это не очень красиво. Безусловно, кому-то это необходимо. Для кого-то это нормальный и естественный диалог со своей аудиторией. Мол, ребят, поучаствуйте в нашем альбоме. Но мы так не делаем и не планируем делать. Мы можем все создать самостоятельно и затем отдать людям.

Про платья и вечную молодость

— На сцене у вас очень женственные костюмы, временами даже несколько провокационные. Это концертный стиль, или в жизни вы одеваетесь так же?

— Концертная одежда шьется специально для выступлений. Последние лет 7 это исключительно костюмы питерского дизайнера Pirosmani, нашей подруги Жени Малыгиной. Любая ее коллекция мне подходит, но какие-то вещи шьются специально под меня. Конечно, сценическая одежда никоим образом не похожа на одежду ежедневную, которая, как правило, просто комфортная и удобная, в спортивном стиле. Я уверена, что человек на сцене должен выглядеть не так, как в жизни. Но при этом быть максимально естественным и настоящим.

— Напоследок — очень женский вопрос. Вы выглядите очень молодо и женственно. Это все дыхательные практики помогают, или еще какие-то секреты есть?

— Не знаю, у меня никаких секретов нет. Два часа сна между Мурманском и Питером, пять часов сна между Питером и Петрозаводском. Так и живем. Наверное, должны были уже быть синяки под глазами на пол-лица, но почему-то пока Бог бережет.

СПРАВКА

Мара Владимировна Кана (при рождении Марина Владимировна Нестерова) — российская рок-певица, автор песен. Родилась 25 ноября 1978 года. В 2003 году в эфире «Нашего Радио» впервые прозвучала песня Мары «Самолеты». Песня несколько недель была в хит-параде «Чартова дюжина». Второй сингл Мары, «Дельфины», также попал в хит-парад. Ещё более известной стала композиция «Холодным мужчинам», на которую был снят клип. В 2003 году вышел дебютный альбом певицы «Откровенность».В 2005 году вышла вторая пластинка, «220 V», в 2012 году — третья, под названием «Два мира».

Обсудить
40874
Метки: