24 мая 2011, 11:50

Андрей Мазуровский: «Критикую, потому что мне не все равно»

О причинах растущего недоверия к партии «Единая Россия» в интервью с депутатом ЗС РК Андреем Мазуровским.

О недавно созданном «Общероссийском народном фронте», причинах растущего недоверия к партии «Единая Россия» и осенних выборных перспективах мы пообщались с председателем Конституционного комитета Законодательного собрания РК, депутатом Андреем Мазуровским.

- Андрей Афанасьевич, еще совсем недавно вы были одним из самых активных членов в политсовете карельского отделения партии. Сегодня партией в Карелии руководят новые люди, отношения в «Единой России» сложные, налицо продолжающийся раскол на группы. При этом доверие к партии со стороны населения падает. Вы по-прежнему состоите в партии, поэтому наверняка знаете ситуацию изнутри. Что происходит?

- Происходит то, за что раньше ругали КПСС. Партия забронзовела. «Единая Россия» сегодня – это безумно заорганизованная структура, не допускающая никакой инициативы, особенно на местах. Всеми действиями в регионах руководит Москва. Именно там решаются любые, даже самые незначительные вопросы региональных отделений. Без команды из столицы даже чихнуть нельзя. Партия власти сегодня похожа на некую военную структуру, которая мало чем может похвастаться. Многочисленные проекты партии, как правило, оказываются только проектами. Слов много, людей много, а дел мало.

- А еще в партию идут люди, которым, как мне кажется, важнее быть в партии власти, и не важно, как она называется. Согласны?
- Согласен. И Карелия тому яркий пример. Мы помним ситуацию, когда в «Единую Россию» скопом вступили депутаты Петросовета, которые были в жесткой конфронтации с депутатами этой же партии. Вступили и начали навязывать свою волю. Это многим, конечно, не понравилось. Мне в том числе.
Красивым жестом почему-то стало введение в партию чиновников. Президент или губернатор могут быть в партии, это правильно, но их подчиненным там, уверен, делать нечего. На них легко влиять, а это очень плохо, в итоге партия дублирует аппарат.
Еще хуже, что в угоду определенным личностям стала подстраиваться идеология.

- На главу республики намекаете?
- На него тоже, хотя эта ситуация характерна для всей России. Что касается главы Карелии, то надо признать, что Андрей Нелидов действительно привнес в партийные ряды сумятицу. Его желание быстро настроить все в республике под себя привело к серьезным разногласиям.
Многих членов партии в итоге перестали слушать. Стало так, что если ты думаешь по-другому, значит ты не наш. Но в партии нет и не должно быть жесткой иерархии. В партии даже глава один из многих. В итоге люди, которые были неудобны и имели свою позицию – ушли. Сейчас в политсовете половина подчиненных главы. Этого не должно быть. Еще раз подчеркну, что самое печальное, что похожая ситуация не только в Карелии, но и по всей России.

- Можно вспомнить и про то, что карельские представители «Единой России» отказывались участвовать в теледебатах, ставя себя выше других партий.

- Совершенно верно. В любой демократической стране без дебатов невозможно пройти на выборы. Там это обязательное условие, потому что люди должны видеть своих кандидатов, понимать, как они отвечают на вопросы, как строят разговор. Это очень важно. Но у нас в партии почему-то говорят, что они не хотят поднимать представителей других партий до своего уровня. Но почему-то забывают, что таким образом они себе же и делают плохо, не говоря уже о том, что попросту оскорбляют людей, которые голосуют за другие партии. Так нельзя. Какого же доверия при таком подходе мы хотим от избирателей?

- То есть, по вашему мнению, предстоящие выборы в Госдуму и местные парламенты для «Единой России» станут для партии провальными?
- Я так не думаю. Во-первых, потому что еще есть время исправить ошибки. Считаю, что необходимо упростить и сделать более гибкой партийную вертикаль. У всех отделений партии должны быть несколько принципиальных вопросов, в которых они едины. Это и есть идеология. Она незыблема. При этом большинство решений должны приниматься на местах.
Партия не должна бояться дискуссий. Важно начать, наконец, отдавать приоритет делам, а не словам. Сейчас, например, весь партийный аппарат Карелии работает только на отчетность для Москвы. Если ты ничего не сделал, но красиво об этом написал, ты молодец. А если много сделал, но забыл или не успел об этом отчитаться, пеняй на себя.
Еще один важный момент – партийные проекты. Их не должно быть много, как сейчас. Сегодня у нас десятки проектов. Вспомните хоть один. Сложно, потому что проекты есть, а их реализация хромает. Нужно взять 2-3 важнейших и вести их.

- И все же партия это люди. В «Единой России» сегодня очень большое представительство. Нужны ли все эти люди? Что делать с ними?
- Кстати, это одна из причин деградации партии. Не надо было ставить задачу взять числом. В партию в какой-то момент брали всех подряд. Это неправильно. В США, например, в одной ведущей партии 700 членов, в другой 500, но сторонников миллионы. А у нас в партии власти аж два миллиона человек. При этом по-настоящему авторитетных людей единицы. Политсовет превратился в серую массу. Ноль собственных инициатив. И в этом вина в том числе наших партийных руководителей, которые не занимались партией серьезно.

- Видимо, не случайно в такой обстановке появился «Общероссийский народный фронт». Согласитесь, что это предвыборный проект. Как вы к нему относитесь? Как к серьезному движению или пиар-компании?
- Народный фронт, как идею, я поддерживаю. Напомню, что его задача объединить как можно больше политических сил под одним флагом. Это очень грамотный шаг лидеров партии. И именно от «Единой России» и стоило ждать такого хода. Кто, если не партия власти способна покончить с разногласиями и объединить как можно больше людей, в том числе противников «Единой России».
В то же время, как человек, живущий в России, я опасаюсь, что народный фронт после выборов может прекратить свое существование. Вот этого, честно говоря, мне очень бы не хотелось.

- Вы сейчас достаточно серьезно критикуете партию, в которой состоите. По-вашему, это нормально?
- Ничего зазорного в этом не вижу. Я всегда говорил то, что считаю важным и нужным. Скажу больше, я не боялся критиковать действия предыдущего главы Сергея Катанандова, несмотря на хорошие личные с ним отношения. Потому что хотел, чтобы стало лучше, потому что хотел помочь. Вот и сейчас моя позиция такая же. Вся моя критика – это попытка осмыслить происходящее и найти пути выхода из кризиса.
Вы верно заметили, что из партии я не ушел, потому что считаю эту партию близкой мне и просто переживаю за то, что в ней происходит.

- То есть в целом вы поддерживаете курс, выбранный лидерами партии?
Более того, могу сказать, что буду голосовать на выборах 2012 года либо за Путина, либо за Медведева, неважно, кто из них пойдет на выборы. Потому что уверен – несмотря на все недостатки работы тандема, а их немало, менять власть в стране сейчас нельзя. Если сейчас придет другая сила, мы вновь потратим множество времени на разборки внутри страны. А у нас в России нет этого времени. Мы и так сильно отстали от всего мира.

Обсудить
44351