24 августа 2012, 16:31

Высота Сергея Симоняна

70 лет похода Первой партизанской бригады Сергей Симонян отметил по-своему.

Сказать, что Сергей Симонян из Суккозера  обижен на чиновников, нельзя. Просто ему непонятно, как можно забыть  о  том, чем мы можем действительно гордиться: Победой над фашизмом и подвигом народа в Великой Отечественной войне. В августе этого года  исполнилось  70 лет походу первой партизанской бригады под командованием  Ивана Антоновича Григорьева.  Сергей предложил  провести рейд  по    маршруту партизан, с почестями  захоронить  найденные поисковиками останки бойцов,  но  услышал: нет денег, лимит  исчерпан, есть  другие важные дела...

Дело жизни

Ну что ж, если власти не могут, он это сделает сам,  как  привык поступать.   Он ведь и поисковой работой занялся  по собственной инициативе, стал  восстанавливать   подробности трагического рейда партизанской бригады, о котором узнал из романа-хроники  Дмитрия Гусарова «За чертой милосердия».
Эта книга  перевернула жизнь многих.  Водителю лесовоза из лесного поселка Суккозеро  Сергею  Симоняну  она попала в руки   в 1978 году. Он  перечитывал  много раз про то, как  шесть партизанских отрядов общей численностью 648 человек, объединенные  в1-ю партизанскую бригаду под командованием Ивана  Антоновича Григорьева  совершили 57-дневный поход в тыл врага из района Сегежи в Поросозеро.  Перед ними стояла  задача -  внезапным ударом разгромить штаб  2-го финского корпуса в Поросозере, развернуть  боевые  операции   на  важнейших  коммуникациях   противника,  напасть на штаб  армейского  корпуса  в  Кондопоге…
Но поход не задался. Почти сразу после перехода линии фронта партизанское соединение обнаружил противник. Началась борьба за выживание.  
В  романе-хронике упоминаются  знакомые Сергею  названия рек, озер, болот, описаны его места: все тут, недалеко от Суккозера.  По карте он прикинул маршрут  движения партизанской бригады, сначала приблизительно, но вскоре  его предположения подтвердились. Во время трелевки леса нашли саперную лопату, гильзы...
В книге описана высота 264,9, на которой партизаны вели бои в окружении. Эту высоту он начал искать и вместе с братьями — Валерием и Юрием нашел. Догадка подтвердилась, когда  на ней обнаружили  останки погибших, котелки, питание для рации, патроны...
Поиск погибших партизан  стал для Сергея Симоняна делом жизни. В походы по маршруту  партизанской бригады  брал всех, кому дорога была память  о  войне, кому интересно было узнать правду.  Он организовал отряд, в который вошли  школьники Суккозера.   На месте одного из жесточайших боев   ребята  обнаружили   39 пар  развалившихся от времени  солдатских сапог.  По  таким находкам   они читали историю похода, в них  увидели    страшную человеческую трагедию.  Это сейчас мы можем сказать, что рейд такого большого партизанского соединения по глухой тайге  был тактической ошибкой штаба партизанского движения. Из 648 партизан из рейда вернулись только 126.  Остальные погибли от вражеских пуль, подорвались на минах, умерли от  голода, были расстреляны своими...  

Что-то выше нас
Более тридцати лет Сергей Михайлович Симонян занимается поисковой работой, тратя на нее отпуск и свободное время. Но кто-то его  понимает, а вот кому-то кажется: может, боеприпасы ищет или какую прибыль  имеет? «Черные копатели» рыскают по  российским лесам, а за  проверенными годами поисковыми отрядами всегда надзор правоохранительных органов.  Какую прибыль имеет Симонян, когда занимается поиском, порой  в ущерб своему бизнесу, своим нервам.  


Свою «выгоду» он видит в одном:   становятся известными все новые и новые подробности того похода. Так, благодаря поисковикам было  установлено, как  у высоты 195,1 погиб взвод Мурахина,  считавшийся пропавшим без вести,  как погиб отряд «Мстители» ...
– Я не сторонник мистики, но часто в поиске происходят вещи, которые заставляют задумываться над этим, - говорит Сергей Михайлович. -  Однажды мы нашли погибшего партизана, он лежал в скальной расщелине, в метре от него, на выходе из расщелины,  нашли  его сидор. Когда  стали  раскапывать бойца, то оказалось, что под ним была мина. Взрыватель и сидор были соединены шнуром.  Партизаны часто минировали трупы своих погибших товарищей. Но дело не в этом.
Впервые за все годы поиска мы нашли записку в нагрудном кармане бойца. Я не помню случая, чтобы  бумага сохранилась  так хорошо. Из записки мы узнали фамилию, имя и отчество партизана  и адрес его семьи.
Когда стали смотреть списки погибших партизан, то оказалось, что он проходит как  расстрелянный своими  за мародёрство и кражу продуктов... Нелепость такой формулировки была совершенно очевидной, так как в  день его гибели  партизанам было не до  кражи продуктов, так как таковых у них уже давно не было.
Кроме этого в области живота, мы нашли две пули, а множество пустых стреляных гильз, говорило о том, что этот парень был ранен и до конца вёл бой...
Я долго думал почему так хорошо  сохранилась эта записка, ведь мы находили солдатские "смертники" в куда более благоприятной среде, но бумага в них распадалась. А сейчас я понимаю, что есть что-то выше нас, и это что-то делает за нас некоторые вещи.... К этому погибшему парню была допущена величайшая несправедливость, и это нечто свыше сохранило  записку, чтобы эту несправедливость исправили мы.
Бои местного значения

8 августа  завершил работу очередной поисковый лагерь  на местах боев партизанской бригады Ивана Григорьева.  Вместе с Сергеем работала группа из 18 человек, студенты МГУ.


- Замечательные ребята, - говорит  о них Сергей. – Мы   нашли останки еще двух партизан, погибших на высоте 294, 9,   где 30 и 31 июля 1942 года  окруженная противником бригада вела один из самых кровопролитных боев, длившийся  12 часов. Это бойцы  либо из отряда «Боевые друзья», либо «Мстители».  Но, к сожалению, установить их имена уже будет невозможно.  Они погибли от прямого попадания снаряда.
Поисковики, не дожидаясь помощи от властей, сами  на высоте 264,9 сделали еще одно временное захоронение, надеясь, что когда-нибудь найдутся средства похоронить героев так, как они этого заслуживают. Сколько до этого пройдет времени,  сказать Сергей Михайлович не решается:
– 10 лет назад, в июле 2002 года,  я спросил  участника  того рейда   Ивана Александровича:  собираются  ли  в  республике  отметить 60- летие  бригадного  похода? Он ответил, что такой вопрос ветераны   задавали,  на  что  получили  ответ: «60- летие  похода – это  событие  местного  значения  и если  будут  какие  мероприятия,  то -  за  счёт  местных  бюджетов…»
Сразу  в  памяти  возникли   слова  из  сводок  военного  времени  - «бои  местного  значения». Оказывается,  мы  так  и  остались  на  том  уровне,  где  человеческая  жизнь  ничего   не  стоит.
Но  если  то  время  ещё  можно  как-то  объяснить  ситуацией,  когда  всё  было  на  грани  жизни  и  смерти,   то принять безразличие  к  человеческой  жизни  сейчас как норму, Сергей Симонян не может. А потому он снова возвращается на  свою высоту.    «Бои  местного  значения».  Сколько  их  было!  Сотни,  тысячи,  десятки  тысяч.
И  за  каждым  из  них –   человеческая  жизнь…

Обсудить
46851