28 июня 2013, 13:56

Вячеслав Орфинский: «Не надо прельщаться мишурой!»

<p>В преддверии 310-летия Петрозаводска архитектор, профессор ПетрГУ рассказал о том, каким наш город остался в его воспоминаниях и какие проблемы есть у него сейчас.</p>

— Вячеслав Петрович, вы родились и всю жизнь прожили в Петрозаводске. Каков он, на ваш взгляд? 

— Любой город, особенно исторический, должен иметь собственное лицо, формируемое природным окружением и временем. Облик Петрозаводска предопределен междуречьем Лососинки и Неглинки, амфитеатром стекающим к озеру. Три столетия люди обживали его, пытаясь создать гармоничную среду обитания. Каждая часть города сохраняет черты, свойственные своему времени: здесь есть Круглая площадь — исторический центр в XVIII веке, предопределенные рельефом улицы, сомасштабные и человеку, и рельефу… Мне, например, дорога и улица Карла Маркса — один из лучших неоклассицистических ансамблей провинции, и Онежская набережная, и привокзальная площадь, ставшая визитной карточкой города. Каждая часть несет в себе печать времени своего создания. В этом сочетании особенностей природного рельефа и расположения улиц, зданий и есть неповторимость Петрозаводска. 

— Каким вы помните Петрозаводск в детстве и каким он представляется вам сейчас? 

— Моя жизнь здесь разбита на две части: безмятежное довоенное детство и последующая жизнь после рокового разрыва — войны и эвакуации. Город, который я помню из детства, — сокровенный образ города мечты. Казалось бы, ничего примечательного в нем не было, это был довольно типичный северорусский городок. Но при отсутствии бросающихся в глаза достопримечательностей он производил целостное впечатление тихого, мирного зеленого городка с деревянными домами, мощеными мостовыми. Потом, в 1941 году, когда мне было 12 лет, нас отправили в эвакуацию в Архангельскую область. Собирались всего на 7-10 дней, вещей с собой не взяли. Помню, как тетя пересыпала шубу нафталином, чтобы ее за время отсутствия не съела моль. Но в итоге мы были в эвакуации до 1944 года, жили впроголодь — ведь у нас не было с собой даже необходимых вещей. Там у меня и сложился образ Петрозаводска — города мечты, места моих детских воспоминаний. Когда мы сюда вернулись, город, о котором я мечтал, оказался руинами. Больно было видеть гибель дорогих мне зданий. 

Мы жили в квартале между Онежской набережной и улицей Пушкинской. Помню разруху, которая царила на улице, всюду были обломки, искореженные прутья кроватей, трубы… Всюду руины, сохранилось всего несколько улиц… Эти впечатления и привели меня в архитектурностроительный техникум, хотелось обустроить Петрозаводск заново. 

— Город быстро возродился? 

— Он вырос из руин за довольно короткий период. Построили улицу Карла Маркса, постепенно город приобрел лицо. Сохранились кварталы с екатерининских времен, появились новые — все это отражало разные этапы истории. Построили проспект Ленина, соединивший вокзал с набережной. Это придало городу упорядоченность, выстроило его центральную ось. 

Появились новые улицы, которые заложили перспективу развития города, а старые были продлены аллеями к заложенному у озера Парку Победы, который сохранил и поддерживал старый облик города. Кульминация возрождения пришлась на 50-е годы, и уже в 70-е Петрозаводск воспринимался как один из самых зеленых и благоустроенных городов России. Но в 90-е он начал постепенно гибнуть. 

— Что же произошло? 

— Разрушение началось, когда главная цель — сохранить облик города, возродить его — исчезла, а вместо нее на первое место были поставлены деньги. В 90-е годы, когда мэром был Сергей Катанандов, город еще продолжал развиваться, появлялись новые фонтаны, но с приходом Андрея Демина развалили не только общественный транспорт, но и культуру. Парк культуры и отдыха был сдан в аренду, и это место превратилось в пивной бар. Петрозаводск вступил на путь, ведущий к упадку. Еще один пример — уплотнительная застройка, начавшаяся при Викторе Маслякове, особенно характерны два дома в историческом центре города, построенные с нарушением генплана, — один возле «Детского мира», другой на Свердлова. Эти дома до сих пор не могут сдать. Таким образом, вся система начала разрушаться. То, что происходит сейчас, — это попытка пришить костюм к карману, взять уже целое, готовое изделие и начать лепить на него нелепые, чужеродные детали. Появились «Сана», «Онего палас» и «Макси», а кинотеатр «Сампо» разрушили. А ведь это редчайший пример пролетарской классики — подобное здание, например, есть в Москве — общество «Динамо». Начали разрушать и систему городского озеленения, едва не уничтожили Левашовский бульвар, но горожанам удалось его отстоять. 

— В деле с бульваром уже поставлена точка? 

— Застройщик сам отозвал свое заявление, в котором требовал оспорить признание Левашовского бульвара объектом культурного наследия, без объяснения причин. Но мы думаем, что это временное затишье: в сентябре, когда пройдут выборы, суд может возобновиться. Скоро горожане могут лишиться еще одного из звеньев в системе озеленения: на набережной Онежского озера собираются застроить зеленую водоохранную зону жилищно-спортивными комплексами — этаким гибридом небоскреба и волейбольной площадки. Вместо газонов в центре города делают стоянки для автомобилей. Даже на Онежской набережной собираются установить стационарные ларьки, устроить рядом парковки. Это нарушит систему дорожек, всюду будет мусор, деревья вырубят — а ведь после этого не сажают других. К сожалению, зеленые зоны, парки и лесные массивы в нашем городе не имеют кадастрового плана, а значит, с ними можно сделать все что угодно. 

— Вы часто говорите о том, как важно для восприятия памятника окружение. Получается, в Петрозаводске гармония среды нарушена? 

— Своеобразие и неповторимость среды необходимы как способ развития и укрепления любви к родине. Конечно, среда двояка, она меняется, меняются вкусы людей. Может и должно появляться что-то новое — но оно должно вписываться в уже существующее, все здания, элементы должны быть соразмерны друг другу, создавать целостность и многообразие одновременно. Для того чтобы появилась гармония, существуют свои законы, которые должны понимать специалисты при планировании. Но у нас мэрия сделала ставку на деньги, а не на мнение специалистов. Поэтому сложившаяся система нарушается. Последний пример — площадь Гагарина. Сейчас она соединена с помощью проспекта Ленина с озером, а через улицу Энгельса — с площадью Ленина, а затем и площадью Кирова, представляя собой стержень архитектуры Петрозаводска. Сам вокзал с острым шпилем делает отсылку ко времени Петра, создателя нашего города. Но с появлением «Биг-Бена» развалится вся композиция. А ведь для того чтобы не совершить ошибку, нужно прислушиваться к мнению специалистов. Можно прельститься на мишуру и бисер, но неизбежно придет ощущение дисгармонии, и люди почувствуют себя в некомфортных условиях. Гармония приходит незаметно, но в итоге мы понима- ем, что жить без нее не можем. То, что сейчас происходит, — это атака и на жизнь, и на город. Чиновники не должны и не могут диктовать нам своих законов, ведь в угоду сиюминутным интересам мы жертвуем будущим. Прежде всего нужны нормальные общественные слушания, а не тот фарс, который нам предлагают. Все нелепости появляются в Петрозаводске от бесконтрольности.  


 

НАША СПРАВКА  

Академик Вячеслав Петрович Орфинский — авторитетнейший знаток и неутомимый исследователь народного зодчества Русского Севера. Он родился 29 апреля 1929 г. в Петрозаводске в семье преподавателей. До 1941 г. учился в средней школе. В 1944 г., после возвращения из эвакуации, поступил в архитектурно-строительный техникум города Петрозаводска, который окончил в 1948 г. Затем продолжил обучение в Московском архитектурном институте, аспирантуре при МАИ и защитил кандидатскую диссертацию, руководя мастерской в институте «Карелгражданпроект». В 1970 г. был приглашен на преподавательскую работу на факультет промышленного и гражданского строительства Петрозаводского государственного университета. В 1975 г. ученый защитил докторскую диссертацию. Ее тема — «Деревянное зодчество Карелии. Генезис, эволюция, национальные особенности». В 1993 г. он был избран академиком Российской академии архитектуры и строительных наук. Вячеслав Орфинский награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Заслуженный деятель науки Карельской АССР, лауреат Государственных премий Карельской АССР, почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, почетный член Всероссийского общества защиты памятников истории и культуры. Опубликовал 195 научных, научно-популярных и публицистических работ в отечественных и зарубежных изданиях, в том числе 11 монографий, из них — 5 коллективных. 

 

Обсудить
8994