14 июня 2011, 13:33

Прототип Евгения Онегина жил в Петрозаводске

Почему горожане почитают Александра Пушкина больше, чем память Гаврилы Державина, который не только писал стихи, но и был первым губернатором нашего края.

Почему горожане почитают Александра Пушкина больше, чем память Гаврилы Державина, который не только писал стихи, но и был первым губернатором нашего края.

Улица Пушкинская в Петрозаводске существует уже более 110 лет, поскольку переименована из Старополицейской как раз к 100-летию со дня рождения поэта. Памятник Пушкину город поставил даже раньше, чем известный монумент Державину в Губернаторском парке. Впрочем, традиция торжественно отмечать Пушкинский день 6 июня родилась сравнительно недавно, хотя в это уже верится с трудом. Сама природа нашего края после продолжительных весенних размышлений — просыпаться или подождать? — вдруг щедро раскрывает к этому дню всю силу своего цветения. И салютует Пушкину рябиной, сиренью и яблонями, зацветающими как раз к этой дате.

Остров, поросший брусникой

При жизни Пушкина окружали предметы, так или иначе связанные с Петрозаводском, с Карелией, с севером. В его доме на Мойке сохранились чугунный футлярподчасник, отлитый на Александровском заводе, мебель из карельской березы, трость, в которую вправлен аметист из окрестностей о. Кижи. А на рабочем столе поэта рукопись содержит черновик неопубликованного стихотворения о далеком северном острове, поросшем брусникой...

Конечно, в первую очередь нам интересны люди пушкинского круга. В нашем городе живет прямой потомок поэта. Это заведующая кафедрой русского языка Петрозаводской педакадемии Людмила Владимировна Савельева, праправнучка старшего сына Пушкина, Александра Александровича,
генерал-майора русской армии, награжденного за храбрость золотым именным оружием…

Но и в пушкинские времена в Петрозаводске жили люди, которых поэт хорошо знал. Некоторых, например Федора Глинку, любил и высоко ценил. С другими был близок, но особой дружбы не водил,
так как и они не очень-то стремились к тесному дружескому общению. Но зато со временем эти непростые отношения вылились в одно из самых выдающихся событий отечественной литературы. В знаменитом романе в стихах «Евгений Онегин» можно легко обнаружить отзвуки жизни наших сограждан.

Полторацкий с Онежского озера

Сначала о том, как появились в Петрозаводске некоторые представители одного известного дворянского рода конца XVIII века. Александр Маркович Полторацкий, сын придворного певчего, а затем руководителя певческой капеллы Марко Федоровича Полторацкого. После недолгой службы в гвардейском полку он служил в статском чине в г. Архангельске. В 1790 году был назначен в Провиантский штат обер-провиантмейстером и командирован в г. Петрозаводск. Здесь тайно готовилась масштабная сухопутная операция против Швеции. Правда, она так и не потребовалась, так как со шведами прекрасно справился русский морской флот. Зато в Петрозаводске 24-летний Александр Маркович познакомился с младшей дочерью Чарльза Гаскойна, начальника Олонецкого горного округа. Молодой провиантмейстер получил от папаши своей избранницы согласие на брак с Мэри. А также предложение переехать в Петрозаводск и занять должность помощника директора Александровского пушечного завода.

Это краткая предыстория появления на свет одного загадочного персонажа из пушкинского окружения. Я имею в виду сына Александра Марковича — Александра Александровича Полторацкого, жившего в Петрозаводске с 1792 по 1808 г. Правда, в книгах городского Петропавловского собора не отмечен факт рождения Александра-младшего. Не так давно история наконец-то прояснилась. Оказывается, Мэри родила своего первенца в Петербурге, в доме отца, Ч. Гаскойна. Это произошло 7 мая, а крестили ребенка 9 мая 1792 г. в Морском Богоявленском соборе.

Так что слова Пушкина о месте появления на свет Евгения Онегина («родился на брегах Невы») в полной мере относятся и к А.А. Полторацкому. Познакомились оба Александра уже гораздо позже.

В 1819 г. начинающий поэт Пушкин и бывший петрозаводчанин, а ныне столичный гвардейский офицер Полторацкий встретились на вечере в доме Олениных. Там же была и молоденькая кузина Полторацкого Анна Петровна, жена генерала Керна. Анна ничуть не заинтересовалась невидным, небогатым и незнатным 20-летним поэтом (а кто в то время не писал стихи?). Пушкин по всем статьям проигрывал рослому гвардейцу, красавцу и богачу. Словом, настоящему «герою нашего времени». Правда, во всем остальном человеку самому заурядному, рано разочаровавшемуся и очерствевшему, не наделенному никаким особым талантом.

Может быть, дружба-соперничество молодых людей и не оставила никаких следов в истории, вернее, в истории литературы. Но в кишиневской ссылке судьба свела поэта с еще одним офицером-
петрозаводчанином, сводным братом Александра Полторацкого, Михаилом. Тот служил в Бессарабии по картографической части и сдружился с опальным поэтом. А также сообщил, что в 1820 г. гвардейская служба брата неожиданно прервалась по причине солдатского восстания. Офицеров наказали ссылкой в армейские полки. Александр служить не захотел и уехал к отцу в имение. Стал обычным русским помещиком.

Вот в это время из-под пера Пушкина и появляется герой с говорящим именем Евгений (благородный). Так в литературе того времени именовали персонажей высокородного происхождения, но не имеющих заслуг и таланта предков. А фамилия Онегин не напоминает ли нам о нашем славном озере?

И жизнь, и вымысел


Самые первые главы романа буквально пропитаны едкой иронией. Ироничное отношение к своему заурядному герою легко объяснимо. Любой здравомыслящий человек хотя бы раз в жизни задумается о проблеме «героя нашего времени». Как, какими путями формируются идеалы и как со временем отказываются от них в угоду моде и общественному мнению?

Интересно, что первые строки романа почти дословно воспроизводят стихи Ивана Крылова, прозвучавшие на памятном вечере в доме Олениных. Анна Керн вспоминала: «И теперь еще мне слышится его голос и видится его разумное лицо и комическое выражение, с которым он произнес: «Осел был самых честных правил!»

В чаду такого очарования мудрено было видеть кого бы то ни было, кроме виновника поэтического наслаждения, и вот почему я не заметила Пушкина. Но он вскоре дал себя заметить. Во время дальнейшей игры на мою долю выпала роль Клеопатры, и, когда я держала корзинку с цветами, Пушкин вместе с братом Александром Полторацким (двоюродный брат А. П. Керн, родственник Е. М. Олениной) подошел ко мне, посмотрел на корзинку и, указывая на брата, сказал: «Et c’est sans doute, monsieur, qui fera l’aspic». [Этот господин, конечно, будет аспидом! (франц.)] Я нашла это дерзким, ничего не ответила и ушла».

Пушкинское отношение к герою по ходу романа существенно меняется. Автор все более сочувствует своему вымышленному герою, сближается с ним. Заметим, что и в жизни он уже не так критично относился к Александру Полторацкому. Даже несмотря на то, что своей вторичной женитьбой тот напомнил ему о первом болезненном уколе самолюбию. Второй женой Полторацкого стала Екатерина Бакунина, первая лицейская любовь Пушкина. Поэт присутствовал на этой свадьбе. Значит, старые обиды были прощены и забыты. Как литератору и человеку Пушкину уже просто интересны судьбы этих людей. Логично предположить также, что Бакунина в лицейское время, в 1815 году, была влюблена в
блестящего гвардейца, но тот не ответил взаимностью. В Бакунину были влюблены почти все лицеисты и поэтому наверняка живо обсуждали ее сердечные дела. Может быть, этот сюжет и лег в основу известной сцены объяснения признания Татьяны. А между тем реальная Екатерина Бакунина почти 20 лет хранила верность своему избраннику и, в отличие от онегинской Татьяны, дождалась своего счастья. И, судя по ее сохранившимся письмам, была счастлива в браке и ни разу не пожалела о своем выборе. Здесь нет ничего удивительного. Автор не обязан рабски следовать за жизненными коллизиями.

А. А. Полторацкий, понятно, не единственный прототип Онегина. Всегда надо помнить, что образ героя романа собирательный, к тому же авторское право на вымысел никто и никогда не отменял.

 

Обсудить
2102