15 июля 2011, 18:12

Августейший путешественник

О визите императора Александра I в Олонецкую губернию, который состоялся в 1819 году.

 Голубоглазый блондин

Он был одаренным ребенком. На четвертом году жизни уже читал и писал. С младых ногтей проявил склонность к языкам и английский выучил раньше русского, впоследствии свободно владел немецким и французским. В пятнадцать лет он женился на дочери маркграфа Баденского принцессе Луизе Марии Августе, принявшей в православии имя Елизаветы Алексеевны, после чего с науками было покончено. Уже тогда он был хорош собой – высокий голубоглазый блондин с приятными, располагающими чертами лица.

В марте 1801 года, после убийства Павла I, этот блестящий молодой человек взошел на российский трон и хотя ничего особенного для своего народа не сделал, в отечественной истории стал известен как Александр I Благословенный. Он удачно и счастливо воевал. После русско-шведской войны 1808-1809 гг. к России отошла Финляндия и Аландские острова. А кто на известном живописном полотне возглавляет русское воинство, входящее в Париж после победы над Наполеоном? Конечно, Александр I. А еще он очень любил путешествовать. «Всю жизнь свою провел в дороге, простыл и умер в Таганроге», – написал Пушкин. Вообще-то Александр I умер от брюшного тифа, но это неважно, в дороге он действительно провел немало дней. Побывал он и в Олонецкой губернии.

Первый после Петра

После Петра Великого почти столетие не заезжали в наши края венценосные особы, и поэтому можно понять то любопытство и то нетерпение, которое охватило горожан, когда в начале 1819 года как-то сам по себе родился слух, что Петрозаводск собирается посетить император Александр I Благословенный. Но прошла весна, наступило лето, царь с поездкой не спешил.

Но вот 12 июля управляющий министерством внутренних дел граф Вязмитинов препроводил олонецкому губернатору депешу конфиденциального содержания. Доставил ее не обычный фельдъегерь, а курьер высокого чина: генерал-адъютант князь Волконский. В засургученной бумаге говорилось, что монарх своей высочайшею волею предпринимает путешествие по северным губерниям России с заездом в Финляндию. Прилагался и маршрут следования: Петербург – Лодейное Поле – Ошта – Вытегра – Каргополь – Архангельск – Каргополь – Вытегра – Ошта – Вознесенье – Петрозаводск – Олонец и далее – Куопио, Улейборг.

В гости – к мужикам

Через десять дней стало известно, что, отметив тезоименитство своей матушки, монарх в ночь с 22 на 23 июля выехал из Петербурга.

Царский поезд состоял из восьми колясок, фельдъегерской тележки и запасных дрог. Сопровождала Его Величество в этом вояже чисто мужская компания: князь Волконский, статс-секретарь Муравьев, лейб-медик Веллие и полковник Соломка.

Двигались с поспешанием – 28 июля уже добрались до Архангельска, где пробыли до 31-го. 6 августа царь со свитой прибыл в Вознесенье и в тот же день выехал в Петрозаводск.

В деревне Григорьевской, что в двух верстах от Рыбреки, Александр I решил поближе познакомиться с жизнью "олонецких селян", велел остановиться и вошел в дом крестьянина Матвея Фотиева. Северное строение "кошелем", когда под одной крышей располагаются и жилые, и хозяйственные помещения, были для него в диковинку. Все осмотрев, Александр I с удивлением сказал: " Так вот, значит, как живут петрозаводские мужики".

Близ Педасельги случился неожиданный конфуз. У царского экипажа ослабла упряжь. Остановились. Догадливые местные мужики бросились перетягивать ремни. Царь сошел с коляски и сунулся им помогать. Тотчас же кто-то в суете наступил ему на ногу – и пребольно. Царь крякнул с досады, но сдержался, только и сказал: "Ну и жесткий же у тебя сапог, мужичок". Случившийся при этом отец благочинный Ладвинского прихода услышанное запомнил, а придя домой, записал, и тем сохранил для истории цареву деликатность.

Царская встреча

Петрозаводск ждал высокого гостя. Принарядившись, горожане вышли к почтовому тракту. Особенно много обывателей собралось у шлагбаума, что перегораживал дорогу неподалеку от кладбищенской церкви. В версте от города, на горе, у часовенки красовался верхом на лошади городничий. Царский поезд показался под вечер, около девяти, народ бросился встречать монарха, но, оказалось, что прибыла только свита. Александр I, отправив ее вперед, сам остановился передохнуть в Деревянном, в 24 верстах от города.

Наконец послышался долгожданный звон колокольчика. Народ грянул: "Ура!" В Петрозаводск Александр I въехал на открытых дрожках, одет был по-походному, в мундир лейб-гвардии конно-егерского полка. У шлагбаума он принял рапорт городничего, махнул рукой, мол, поехали дальше, но горожане не дали лошадям везти царский экипаж, обступили его со всех сторон и сами восторженно докатили его до собора. Там уже ждали монарха губернатор, чиновники и духовенство.

Для отдыха Александру I был определен дом горного начальника. В комнате, определенной как кабинет, на стол положили карту губернии, планы города, бывшего Петровского и существующего Александровского заводов, чертежи пушек и некоторых механизмов – местное начальство почему-то полагало, что царю все это очень интересно.

Дом горного начальника, в котором останавливался император, стоит до сих пор.

«Я часто бывал в огне»

Утро следующего дня стало незабываемым для петрозаводских чиновников. Многих из них губернатор с самыми лестными характеристиками представил монарху, – такое и во сне привидеться не могло.

В полдень Александр I посетил завод. Вначале он побывал в доменном цехе, где отливались пушки, расспрашивал мастеровых о работе цилиндрической воздуходувной машины, понаблюдал, как рассверливают стволы, заглянул в цех отделки орудий. Здесь, взяв у молодого рабочего молот, монарх попробовал сам оковать 24-фунтовую морскую пушку. Решительно обтюкав пространство примерно в пять квадратных дюймов, Александр I отправился дальше – посмотреть, как выполняется заказ монетного двора. Здесь он тоже потрудился – немного посыпал наждака на полирующийся вал. В молотовой фабрике царь задержался, чтобы посмотреть, как разрежут раскаленную железную крицу. Начальник завода Фуллон, опасаясь, что гостя может нечаянно обжечь, с почтением попросил его отойти в сторону, на что Александр I не без эпатажа заметил: "А я часто бывал в огне".

Затем монарх побывал у заводского бассейна, на складе готовой продукции, в других цехах, и, выразив Фуллону свое удовольствие за порядок на заводе, отправился осматривать тюрьму и городскую богадельню...

Разрыв орудия

Тут и время обедать подошло. За столом Александр I расспрашивал о климате Петрозаводска, интересовался, растут ли здесь дубы.

Послеобеденное время было посвящено экскурсии по городу. Царь со свитой посетил общественный сад, разбитый по указу Петра Великого, затем проехал на Голиковку, где заходил в некоторые дома рабочих.

Под вечер Александр I решил ознакомиться с пробой орудий морской артиллерии.

Проба есть проба. На испытаниях орудия иногда и разрывало, и поэтому канониры перед выстрелом обычно укрывались в каменном каземате близ батареи. Александр I сказал, что прятаться не будет, и велел начинать.

24-фунтовую пушку номер 16438 разорвало на втором выстреле. Александр I, скрестив на груди руки, хладнокровно смотрел, как падают на землю ее обломки. Затем подошел к побледневшему смотрителю завода маркшейдеру Кларку, сказал ему по-английски: "Очень рад, что видел разрыв орудия – это тоже является достопримечательностью Петрозаводска", – и попросил представить ему полные сведения о количестве орудий, не выдержавших испытания, с указанием печей, на которых они были отлиты.

Заводские пушки сегодня можно увидеть в Губернаторском парке

Фразы на века

В этот же день император выполнил приятную миссию – произвел награждения: Фуллону пожаловал за труды на благо отечества орден св. Анны 2 степени, Кларку – орден св. Владимира 4 степени. а смотритель Кончезерского завода Смит получил чин маркшейдера 9 класса. Кроме того, Соломка передал для мастеровых, занимавшихся починкой одного из экипажей, монаршую премию – 100 рублей.

На следующий день, 8 августа, Александр I поднялся рано, в 5 утра, и велел готовиться в путь, Пока запрягали, он позвал Фуллона, поделился с ним некоторыми своими наблюдениями, отметил, в частности, что в заводском квартале часть домов обихожена, а часть, к сожалению, нет, и это не хорошо.

"Роскошь в мебелях вовсе неуместна для мещан и ремесленников, опрятность в жилищах имеет влияние не только на здоровье, но и на саму нравственность хозяев, которые, полюбя свои дома, делаются от того счастливее", – сказал Александр I. Он вообще испытывал слабость к фразам такого рода и с удовольствием отливал их на века.

На прощание монарх заметил, что город ему понравился, и он надеется побывать здесь еще раз. С тем и уехал.

У петрозаводчан на память о визите остались две пушки: номер 16672, отлитая в присутствии государя, и номер 16581, на которой серебряным пунктиром было обозначено место, окованное августейшей рукой. Эти два орудия вскоре были выставлены на обозрение в портике на заводском дворе. Молот же, которым поработал Александр I, долгое время хранился в горном правлении, в изящном ковчеге, сработанном заводскими умельцами.

Обсудить
44561