22 января 2012, 22:35

Адам из рода Армстронгов

250 лет тому назад, 13 (по новому стилю 26) января 1762 года в Шотландии родился петрозаводчанин, отдавший свою жизнь на благо России.

250 лет тому назад, 13 (по новому стилю 26) января 1762 года в Шотландии родился петрозаводчанин, отдавший свою жизнь на благо России. О роли этого человека в истории города наш рассказ.

Наверное, все знают художественную повесть о пленном военном инженере, отбывавшем положенный срок на Александровском заводе. Ее создал когда-то молодой писатель Константин Паустовский. «Судьба Шарля Лонсевиля» основана, по словам автора, на реальной судьбе француза, жившего в нашем северном городе. Это не совсем так. Да, жил у нас в конце XVIII века некий Лонсевиль, но звали его не Шарлем, а Франциском. И был он сугубо гражданским человеком, домашним учителем в семье генерал-губернатора Тимофея Тутолмина, больше известного своей враждой с нашим первым губернатором Гаврилой Державиным.

Скончался Франциск задолго до наполеоновских войн и был похоронен на Зарецком немецком кладбище. Неподалеку со временем будет похоронен и наш герой Адам Армстронг. Романтика Паустовского в 1932 году заинтересовала лишь могила Лонсевиля, с надгробья которой он скопировал трогательную стихотворную эпитафию, воспроизведенную в повести.
 
Учитель становится дипломатом


Так уж было угодно провидению, что в одно и то же время с Лонсевилем жил в Петрозаводске еще один домашний учитель, карьера которого сложится гораздо счастливее. Был он, правда, не французом, а шотландцем, но в остальном их судьбы в самом начале пути были удивительно похожими. Адам Армстронг, рожденный на северной окраине Великобритании, в шотландском городе Хэвике, был не единственным ребенком и не старшим сыном в семье. А потому согласно тогдашним правилам не мог претендовать на отцовское наследство и недвижимость. Поэтому таким молодым людям надлежало самим прокладывать дорогу к благополучию. Путей было несколько: поступить на службу в одну из британских колоний, завербоваться в армию какой-либо дружественной страны или, в крайнем случае, стать джентльменом удачи. Армстронг решил получить богословское образование и стать пастором.

Скорее всего, безденежье и невозможность обзавестись приличным приходом на родине заставили его после окончания Эдинбургского университета покинуть Шотландию. Он поступил домашним учителем в петербургский дом своего именитого соотечественника, адмирала Самуила Грейга. Тот уже давно состоял на морской службе флота Ее императорского величества Екатерины Второй. И даже успел прославиться победами в морских баталиях и поучаствовать в некоторых деликатных международных операциях. Например, он под руководством известного фаворита Григория Орлова вывез из Италии арестованную самозванку княжну Тараканову. Грейгу приглянулся образованный и сметливый домашний учитель его сына Алексея, впоследствии также ставшего известным русским флотоводцем. Армстронг настолько завоевал доверие Грейга, что в один прекрасный момент был командирован им на родину с очень важной и ответственной миссией.

Дипломат переквалифицируется в металлурга

Дело в том, что именно Грейг посоветовал русской императрице наладить пушечнолитейное производство на петрозаводском заводе в лучших традициях западных технологий. Дела на Александровском заводе тогда шли неважно: из ста орудий только не более тридцати выдерживали пороховую пробу. То ли были утеряны технологические секреты прежних руководителей-умельцев вроде Геннина или Ярцова, то ли Петрозаводску катастрофически не везло, но в Петербурге уже всерьез решили закрывать не оправдавшее себя производство. И тогда многие с надеждой стали посматривать на Запад.

Следует признать, что Британия действительно в ту пору была самой передовой металлургической державой. Адмирал Грейг сам нашел кандидатуру на пост нового начальника Олонецкого горного округа и пообещал Екатерине уговорить тогдашнего директора шотландского Карронского завода Чарльза Гаскойна на переезд в Петрозаводск. Разумеется, за хорошее вознаграждение и с любыми специалистами, которых тот пожелает захватить с собой.

Выполнить деликатное поручение государыни Грейг доверил своему домашнему учителю. И Армстронг добросовестно и даже, можно сказать, блестяще выполнил свою миссию. Причем скоро стал незаменимым человеком и для самого Чарльза Гаскойна. Именитый шотландский металлург пожелал иметь около себя соотечественника, прирожденного дипломата, хорошо изучившего
российские нравы и русский язык.
 
А для Армстронга новая служба давала хорошую возможность подняться на высшие ступеньки общественной лестницы. Единственное препятствие для служебного роста — его происхождение. Адам Васильевич появился на свет в краях заморского ячменного самогона (виски) и шерстяной ткани особой выделки (Хэвик стоит на реке Твид, прославившей Шотландию этой тканью). А по российским законам иностранцы не имели права на чины по горному ведомству.
 
Поэтому после пяти лет работы под началом Гаскойна Адам покидает Петрозаводск и отправляется в Петербург. Отслужив год каптенармусом в Преображенском полку, он с чином поручика уезжает обратно. Теперь новоиспеченный российский офицер гвардии имеет законное право на чин и должность при заводе. Ему поручают одно из важнейших дел — заготовку материалов для доменных печей. В том числе разведку и добычу руды. Как правило, крестьяне поставляли на завод болотную руду, из которой чаще всего получался довольно хрупкий и ломкий чугун. Он в лучшем случае годился на ядра, картечь или корабельный балласт.

Во славу флота и русского оружия

Армстронгу предстояло произвести тысячи сравнительных испытаний чугуна из различных мест Карелии, чтобы выявить руды, годные для литья пушек. Чтобы морское орудие выдержало положенные ему 57 выстрелов, нужно было подобрать руду, из которой получался бы «мяхкой», то есть ковкий, чугун. И такие руды он нашел. Только не в болотах, а на дне озер. Особенно порадовало добытчиков Унасозеро, чуть уступили ему озера Линдозеро и Нелгомозеро. Отныне на пушки брали только озерную руду.

Адам Армстронг пользовался любовью и уважением мастеровых и чиновников как неплохой специалист-металлург и вообще — как пытливый, изобретательный человек. Это он одобрил разведанные его рудоискателями огнеупорные глины на Патровой горе, на восточном берегу Онего. Раньше огнеупорную глину везли в Петрозаводск из Англии на парусниках, перегружали в Кронштадте на плашкоуты и буксировали эти тяжелые посудины по Свири в Онежское озеро. Добыча огнеупора на пудожском берегу экономила казне более двух тысяч рублей в год, в полтора раза более годового жалованья Адама Васильевича. Позднее, после смерти Ч. Гаскойна, власти сочли кандидатуру Армстронга единственно подходящей на пост начальника Олонецкого горного округа. И здесь одним из его первых технологических нововведений был отказ от английского каменного угля в пользу дров из местного хвойного сухостоя. Плавка чугуна в отражательных печах на этом топливе происходила лишь немногим медленнее, чем на антраците, а экономия казне была очень существенной.
 
Первая местная картошка-«армстронговка»

Сам Армстронг, как уже известно читателям из предыдущих публикаций, не чурался и сельских работ, постоянно экспериментировал с выращиванием диковинных растений на своем дачном участке. Его загородный дом с обширным садом-огородом располагался на месте нынешнего лесопильно-мебельного комбината в Соломенном. Армстронг после работы каждый день катался туда на двуколке по живописной дорожке, ответвляющейся от Петербургского тракта возле часовни Иоанна Предтечи (примерно угол Первомайского пр. и ул. Кондопожской). Дорожку эту даже именовали в его честь «адамкой».

Была у Армстронга и своя деревенька. Вернее, несколько крепостных в Восточном Кончезере. Там для его семьи и выращивали овощи-фрукты, разведенные первоначально под руководством самого хозяина в его дачном имении. Так что первый олонецкий картофель совершил путешествие из Британии сначала в Петрозаводск, потом окреп и размножился в Соломенном, а окончательно утвердился на берегу Кончезера. Уездный предводитель

В 1808 году он стал начальником всей северо-западной металлургической империи, владения которой простирались до Петербурга и Кронштадта, Армстронг автоматически получал власть, которая была вполне сопоставима с губернаторской. И всегда приписные крестьяне находили у него надежную защиту от притеснений, а конфликты в высшем обществе он умело гасил по долгу уездного предводителя дворянства Петрозаводского и Повенецкого уездов.
 
Справедливо считается, что лучшим памятником хорошему человеку могут считаться воспитанные им дети. Особенно высоко была оценена современниками деятельность Роберта (Романа) Адамовича Армстронга. Несколько лет, до 1844 года, до своего отъезда в Петербург, Роберт Адамович возглавлял Олонецкий горный округ. Его отъезд мастеровые переживали как трагедию. В прощальных стихах они так писали о нем: «Будем Бога мы молить, чтоб его нам возвратить…»

Точно так же воспринимали заводчане и потерю Армстронга-старшего. Он скончался от простуды в ноябре 1818 года, не дожив до 57 лет. Похоронили его при огромном стечении народа на Старом немецком кладбище. Оно существовало до 1934 года через дорогу от входа на православное Зарецкое. Сейчас там жилой квартал. Но под землей в неприкосновенности остались склепы с захоронениями лучших людей Александровского завода, их детей, родителей и домочадцев. Помните об этом, когда будете проходить мимо.

Обсудить
4345