25 ноября 2013, 19:34
179

23-летний парень умер в Петрозаводске, не дождавшись помощи врачей

<p>В БСМП отказали в госпитализации молодому человеку с тяжелой травмой</p>

24 сентября в 23.30 Ян Радзюлис вышел из квартиры мамы и отправился пешком на Древлянку, где жил сам. В этом его походе не было ничего необычного. 22-летний Ян любил ходить, считал это полезным для здоровья занятием. К тому же денег на такси у него, студента автотранспортного техникума, не нашлось.

Около трех часов ночи матери позвонили и сообщили, что Ян был найден на улице и доставлен в больницу скорой медицинской помощи. Нашедшая его полиция заподозрила, что он мог стать жертвой ДТП или был избит. Но после проведенного обследования врач решил отказаться от госпитализации, поэтому Наталья Николаевна должна приехать и забрать сына домой. Или же, пригрозили медики, придется вызвать наряд патрульно-постовой службы и отвезти его в отделение полиции, поскольку молодой человек пьян. 

Это сообщение сразу вызвало у матери недоверие. Ян вообще не пил, был сторонником здорового образа жизни, готовился поступить на работу в одну из правоохранительных структур и даже прошел для этого все необходимые медкомиссии. И тут вдруг — пьян?

В приемном отделении матери бросились в глаза и другие странности. Когда Наталья Николаевна попросила вызвать дежурного врача, медсестра ответила, что он занят. И протянула матери листок с официальным отказом от госпитализации. Кстати, наплыва посетителей в тот момент не наблюдалось, чем таким был занят врач, непонятно. Ян был в отделении один и при этом почему-то лежал на полу, даже не на кушетке. Мать поразило и то, что у сына текла кровь из носа. Как же так, медики даже не потрудились ее остановить? Тем временем медсестра продолжала делать упор на то, что Ян нетрезв, у него чувствуется запах изо рта. К тому же он находится в полубессознательном состоянии. Между тем, мать никакого запаха не почувствовала и заподозрила, что состояние сына объясняется просто тем, что ему очень плохо. «Ничего, отлежится дома», — заверила медсестра.

А еще мать смущало то, что рядом переминался с ноги на ногу наряд полиции, который медики почему-то все же вызвали. Кстати, полицейские оказались весьма полезными. Они и отвезли маму с сыном домой, поддерживая Яна с двух сторон, помогли добраться до кровати. Но дома сыну не стало лучше, наоборот, он стал кричать от беспрерывной боли. В этот же день мать вызвала скорую и вновь отвезла сына в больницу. Какой контраст с тем, первым, врачом, — другой медик тут же занялся серьезным обследованием Яна, назначил анализы, рентгенограмму, а затем и томографию. Сына тут же госпитализировали. Вскоре его состояние резко ухудшилось, Яна направили в реанимацию, но было уже поздно, он умер. Проведенная затем судебно-медицинская экспертиза показала, что у Яна была закрытая черепно-мозговая травма с переломами костей основания черепа и обширными кровоизлияниями. При этом экспертиза констатировала, что потерпевший был трезв.

А ведь события могли развиваться совсем по другому сценарию. Если бы в ту ночь Яна все-таки оставили в больнице, то удалось бы поставить более точный диагноз, сделали бы экстренную операцию и у молодого человека появился бы шанс на жизнь. Судя по бумаге с отказом в госпитализации, мало того что Яна практически выгнали среди ночи, так еще и обследование дежурный врач провел довольно поверхностное. Человек поступил в больницу с подозрением на сотрясение головного мозга (к такому диагнозу склонялись врачи скорой, подобравшей его на улице). А все, что сделали в приемном покое, — это измерили пульс и артериальное давление.

Правда, сделали еще эхоэнцефалоскопию — ультразвуковую диагностику мозга. Но сами медики считают этот метод не слишком надежным. Куда более ясную картину могло бы дать рентгенографическое исследование. А от него, если верить выданной в больнице справке, якобы отказался сам Ян. Теперь сложно установить, так ли это было на самом деле. Но даже если он и отказался, то как можно принимать во внимание слова пациента, находящегося в полубессознательном состоянии? Зато в отказе от госпитализации немало места уделено описанию будто бы явных симптомов опьянения. Не совсем ясно, при чем тут это? Медики обязаны оказать помощь пациенту не взирая на то, пьян он или нет.

Наталья Николаевна написала заявление в БСМП и прокуратуру с просьбой провести проверку и дать оценку случившемуся. Это было почти месяц назад, так что предварительные выводы уже можно было сделать. Мы позвонили в больницу скорой медицинской помощи.

— К сожалению, нам в этой истории похвастаться особенно нечем, — признал главный врач БСМП Алексей Хейфиц. — Но пока мы не принимали в отношении врача, дежурившего в ту ночь, никаких дисциплинарных мер, поскольку они и так пойдут «прицепом» в том случае, если против него будет возбуждено уголовное дело за неоказание своевременной помощи.

Действительно, на днях должна пройти лечебно-контрольная проверка Минздрава Карелии, заключение которой будет направлено в Следственное управление Следственного комитета РФ по РК. А комитет, в свою очередь, будет решать вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении врача, отказавшего Яну в госпитализации.

Тем временем работники УВД Петрозаводска продолжают расследование того, что же все-таки случилось с Яном в ту ночь — стал ли он жертвой автомобильного наезда или подвергся нападению уличных хулиганов. Пока, как сообщили нам в пресс-службе городского управления полиции, на первый план вышла версия о ДТП.

Между тем у Натальи Николаевны уже нет сил ждать, когда завершится этот «разбор полетов». Она решила обратиться еще и в нашу газету.

— Я считаю медиков соучастниками убийства моего сына, — говорит Наталья Николаевна. — Нужно что-то делать, чтобы такие истории не повторялись. На месте Яна может оказаться любой человек. Чей-то сын, брат, муж  и что если ему точно так же «помогут» в больнице?

 

 

Обсудить
10384