12 августа 2011, 19:33

«У меня не всегда все «по-сурьезному»!»

Петрозаводские анекдоты от главного краеведа газеты "П" Николая КУТЬКОВА: он черпает забавные истории из городской жизни и мечтает издать книжку

Петрозаводский краевед Николай Кутьков черпает анекдоты из городской действительности и мечтает издать книжку.

На городском сайте «КомАрт» как-то промелькнула информация о том, что краевед Николай Кутьков владеет коллекцией городских анекдотов. На что один из посетителей форума удивленно воскликнул: «А почему он прячет их и не делится с публикой?»

Газета «П» спросила владельца коллекции:

- И откуда у вас, Николай Петрович, эти городские анекдоты?

- Из жизни, из городской действительности. Она и есть неиссякаемый источник разнообразных анекдотических ситуаций. Поскольку жизнь вообще подчинена законам диалектики, то часто события трагические довольно тесно переплетаются с комическими. А тот, кто уверяет, что у него-то всегда все «по-сурьезному», уже смешон этим пафосом, своей напыщенностью. И страшно не любит, если ему напоминают о случаях, которые его раскрывают с комической стороны.

- А сами анекдоты любите? И что больше: рассказывать или слушать?


— А как вы думаете? Кстати, анекдот в тему. Звонит почтальон в квартиру. Дверь открывает малыш с сигарой в зубах и с бокалом пива в руке. Почтальон в растерянности: «Э-э-э, а кто-нибудь из взрослых есть дома?» Юный гуляка прищуривается: «А сам-то как думаешь?». Слушаю и выискиваю анекдоты, как говорят, «с энергией, достой-ной лучшего применения». Иначе я бы не стал «непродуктивно» тра-тить время на их поиски и сбор.
 
- Но ведь собирали-то с целью издания, чтобы выпустить книжку?

- Хотелось бы. Но на приличное издание нужны приличные деньги. А делать маленьким тиражом на плохой бумаге… Кто ее купит? Это просто выбросить деньги на ветер. Ведь такая книжка обязана доставить если не радость, то хотя бы удовольствие. По крайней мере, согражданам, то есть жителям Петро-заводска.

- С чего начали собирать? Какой-то толчок наверное был?

— Первый анекдот для широкой аудитории я рассказал в первом классе. Слышал его от кого-то из гостей. Анекдот был в форме загадки и посвящался известной актрисе и эстрадной исполнительнице, читавшей миниатюры от лица
детей. Когда учительница вызвала знатоков загадок, я встал и выпалил: «Что такое: старая, зеленая и пищит?» Класс молчит. Учительница тоже в недоумении. Ну, говорит, так что же это? Я торжественно: «Рина Зеленая». Думал, класс лопнет от смеха. Но повисло недоуменное молчание. Анекдот не поняли. Он был из разряда «взрослых», а дети начинали тогда с баек про «трех пузатых немцев».

Позднее анекдотичные ситуации возникали и в жизни. Вот когда я работал главным хранителем музея «Кижи», приезжал к нам на остров Рокуэлл Кент. Пристроился и я к экскурсии, которую проводил сам знаменитый столичный архитектор А.В. Ополовников. Знакомили американского художника с музейными знаменитостями в лице нашего старейшего плотника Кузьмича — Михаила Кузьмича Мышева. Возили на катере по Кижскому ожерелью. Тот остался доволен приемом. Как-то через год во время очередного объезда ожерелья (для этого в музее имелся катер «Прогресс») встречаю в Волкострове Ваню Вересова, реставратора и лодочного мастера. Он прилично навеселе и
своей пулеметной скороговоркой выясняет, кого это я с собой привез. Узнав, что живописцев, тараторит что-то о некоем художнике Рогулькине, который «здорово рисует». Я стараюсь хоть что-то выяснить о таинственном мастере. Иван все больше злится и несколько раз на разные лады поминает своего «РогулькИна». Наконец в словосочетании улавливаю что-то знакомое и догадываюсь, что РогулькИн и Рокуэлл Кент есть одно и то же лицо!

А потом некоторое время я работал историком-исследователем. Так уж называлась моя должность. Приобрел опыт и сноровку «архивной крысы». Там в старинных городских документах встречались такие перлы – только записывай!
 
Вообще-то, анекдоты в понимании жителей XVIII и XIX веков выглядели совсем не так, как нынешние. Это, как правило, короткий рассказ о незначительном, но характерном происшествии из жизни исторического лица. Это были бесхитростные житейские рассказы о вещах не таких уж и комических, зато отражающих какие-то забавные черты тогдашних нравов. Мне они со временем, простите за тавтологию, все более и более нравятся. Поэтому свою коллекцию я начал именно с таких анекдотических историй в стиле XVIII века. Случаи описаны вполне реальные, зафиксированные в архивных документах. К примеру, вот эти, связанные с первыми годами существования
Петрозаводской слободы.

:) Военные шведы или кто?..

Местные власти, получившие донесение о готовящейся военной экспедиции шведов для захвата Петровского завода, не на шутку всполошились и велели осторожно разведать, какими силами располагает враг. «Узнайте, что за отряд.
Военные шведы или просто чухны», — вот так, без политесов, по-военному выразился главный заводской командир относительно вражеских намерений. Но попыток напасть на завод ни регулярная армия шведов, ни финские, мягко говоря, ополченцы так и не сделали. За весь период Северной войны. А первая неудачная попытка нападения была предпринята через 200 с лишним лет — летом 1919 г.

:) Герб Петрозаводска взят с потолка

Утвержденный в 1991 г. герб Петрозаводска имеет старую основу, одобренную более 200 лет назад. А тот, в свою очередь, представляет собой усложненный вариант эмблемы со знамени Олонецкого полка. А знамя и роспись потолка в Ореховом кабинете дома Меншикова создавал один и тот же художник. На плафоне изображен Петр I в виде римского воина со щитом и мечом. А под ним — ядра и книппели, т.е. все атрибуты нынешнего герба города. Так что герб, как
ни крути, взят с потолка комнаты генерал-губернатора почти всего русского Северо-Запада и первостроителя Петрозаводска.
 
:) «Деревянный верх» Павла I

В 1795 г., еще при жизни Екатерины II, Петрозаводск заказал проект нового Святодуховского (затем его переименовали в Воскресенский) собора. Построен он был в 1800 г., уже в царствование Павла I, который, как известно, старался искоренить даже добрые порядки, заведенные императрицей. Собор являл собой сочетание кирпичного основания и деревянной надстройки. Поэтому к нему вполне подходит написанная в этом же году анонимная эпиграмма на достройку столичного Исаакиевского собора. Естественно, в эпиграмму надо внести соответствующие «местные» коррективы:

Се памятник двух царств,
обоим им приличный:
Верх — деревянный,
низ его — кирпичный.

:) Как гусара разжаловали в генерал-губернаторы

Во времена Державина генерал-губернатором Архангельской и Олонецкой губерний был Тимофей Тутолмин. Прежде он командовал гусарским полком, но в военных действиях ни разу не отличился. Наоборот, была даже замечена странная закономерность: когда полк шел в атаку, командир почему-то всегда мешкал и скакал уже вдогонку своим боевым соратникам. Отучить его от этой пагубной привычки так и не смогли, поэтому сочли за лучшее определить
Тутолмина на штабную, а потом и на гражданскую службу, где его талант к придворным интригам тотчас помог ему добиться чина генерал-поручика и вполне доходного места в Петрозаводске.

Продолжение следует...

Обсудить
2762