21 марта 2011, 16:37

Угроза явная и скрытая

Сколько столетий человечество борется с туберкулезом, а победить это опасное заболевание пока не может. Люди продолжают умирать. Почему? Попробуем разобраться вместе на примере нашей Карелии.

Сколько столетий человечество борется с туберкулезом (другое название – чахотка), а победить это опасное заболевание пока не может. Изобретаются новые препараты, внедряются новые методы лечения, а люди продолжают умирать от туберкулеза. Почему? Попробуем разобраться вместе на примере нашей Карелии.


63,6 против 9 человек
Пик заболеваемости туберкулезом в нашей республике пришелся на конец 1990-х. В медицине есть такой показатель, как уровень заболеваемости на 100 тысяч человек. Так вот в то время 90 человек из 100 тысяч заболевали туберкулезом. Это был предэпидемический порог.
По словам заместителя главного врача Республиканского противотуберкулезного диспансера Ларисы Гвоздовской, в течение последних 5 лет заболеваемость держится примерно на одном уровне и в прошлом году составила 63,6 на 100 тысяч. Для сравнения в соседней Финляндии на 100 тысяч населения болеют только 9 человек. И это при том, что карельский показатель ниже среднероссийского. В Карелии в прошлом году заболели 438 человек.
То же самое можно сказать и о смертности. Сравните: по России этот показатель – 16,8 на 100 тысяч человек, а по Карелии – 14,7. К тому же умирать от туберкулеза, действительно, стали реже. И все-таки, ситуация остается тревожной, именно это заболевание стало причиной ухода из жизни в 2010 году 101 жителя республики (в 2009 – 116).
– Самое худшее положение в Пряжинском районе, – продолжает Лариса Гвоздовская. - Там уровень заболеваемости в два раза выше республиканского. Помимо этого вызывают тревогу Прионежский, Олонецкий и Беломорский районы. Во всех четырех районах не только часто болеют, но и часто умирают от туберкулеза. 

 
Излечим или нет?
Самое главное, что необходимо знать каждому: если туберкулез обнаружен на ранней стадии, и если пациент не прерывает лечение, болезнь излечима. Однако она как раз и коварна тем, что может долго себя не обнаруживать. Поэтому крайне важно проходить профилактическое исследование.
Лечение должно быть непрерывным и обязательно проводиться одновременно несколькими противотуберкулёзными препаратами. Только совместное применение в течение 6 месяцев 4-5 лекарств ежедневно может достичь цели – победить болезнь. Если больной прерывает лечение, не доводит его до конца, то у него развивается лекарственно-устойчивый туберкулез. Эффект лечения такого больного снижается на 70 процентов. Но это еще не все. Хуже всего то, что такой больной заражает окружающих именно этой формой туберкулеза, лекарственно-устойчивой! И вылечить его – долгая, мучительная и не всегда успешная процедура. По словам главного фтизиатра министерства здравоохранения РК Анны Белозеровой, сегодня каждый четвертый больной с открытой формой туберкулеза имеет лекарственную устойчивость. У хронических больных процент еще выше.


Не хочешь – заставят?
Настоящая беда — не все больные туберкулезом понимают, что представляют опасность для окружающих. И здесь встает проблема принудительной госпитализации и лечения. В соответствии с российским законодательством больные заразными формами туберкулеза, уклоняющиеся от лечения, могут быть госпитализированы по решению суда. Однако, эффект от этой буквы закона крайне невелик.
- Потому что, сказав «А», законодатель не сказал «Б», – считает Лариса Гвоздовская. – Да, мы обращаемся в суд, принимаются соответствующие решения, больного помещают в стационар. Но ведь это учреждение не закрытого типа. Кто помешает несознательному больному вновь покинуть его? Не отработан механизм реализации закона.
Очевидно, нужны учреждения закрытого типа, где больных будут лечить принудительно. И в последнее время на самом верху активно обсуждается идея беспрекословной госпитализации всех больных с открытой формой туберкулеза в подобные учреждения. Одна часть противников такой меры говорит о нарушении прав больных (забывая при этом о правах здоровых), другая – о том, не приведет ли принудительное лечение к тому, что люди станут скрывать свою болезнь.

Куда пойти лечиться
Сегодня в Карелии есть только одно большое учреждение, где проходят лечение больные туберкулезом — стационар республиканского диспансера в Петрозаводске (Соломенное). Он рассчитан на 120 коек. Есть два отделения – для впервые выявленных больных и для больных с устойчивыми формами туберкулеза. Если больной нуждается в хирургической операции, его направляют по квоте в Санкт-Петербург. Для больных детей есть еще отделение на 25 коек в Республиканском диспансере.
В остальном — упадок и отсутствие перспективы. До недавнего времени в Пряже работала школа-интернат санаторного типа. Там жили дети не больные, но с высоким риском заболевания. Сейчас школа закрыта на капитальный ремонт. Сохранится ли ее профиль после ремонта – пока неизвестно.
До 40 сократилось количество коек в противотуберкулезном отделении психиатрической больницы п. Матросы.
Два года назад закрылась противотуберкулезная больница в Медвежьегорске, давно требующая реконструкции и  капитального ремонта. Она была рассчитана в большей степени на хронических больных, тех, кто уже не поддается лечению. Кроме этого, в Медвежьегорске лежали социально обездоленные больные, освободившиеся из мест лишения свободы, которым просто некуда пойти, бомжи. То есть больница выполняла лечебно-изоляционную роль. Теперь частично эту функцию взял на себя стационар в Соломенном, который и сам давно нуждается в капитальном ремонте.
Вывод очевидный — сегодня Карелии просто необходимо учреждение, которое стало бы альтернативой закрывшемуся в Медвежьегорске.
- Хронические больные, – говорит Анна Белозерова, – нуждаются не в круглосуточном стационаре, а в учреждении типа хосписа. Им нужна медицинская помощь для облегчения состояния, поскольку вылечить их уже невозможно. И здесь, а не в стационаре, должны лежать больные, ведущие асоциальный образ жизни.

Кто будет лечить?
Еще одна проблема – острый дефицит врачей-фтизиатров. И в стационаре, и в амбулаторном отделении много врачей пенсионного возраста, которые и рады бы уйти на заслуженный отдых, но им нет смены. Крайне мало приходит в эту сферу молодежи. Из 17 районов республики в четырех (Прионежском, Муезерском, Беломорском, Пряжинском) нет районных фтизиатров.
Заработная плата у врачей-фтизиатров небольшая. В некоторых регионах проблему решают, установив надбавки (как это было сделано в отношении участковых врачей) тем специалистам, которые непосредственно занимаются лечением больных туберкулезом, ежедневно заходят к ним в палаты. Не пора ли и Карелии перенять такой опыт?

Медико-социальная проблема
Если бороться с туберкулезом только медицинскими способами – борьба будет проиграна, уверены специалисты. Туберкулез – это медико-социальная проблема. Большая часть больных – это люди асоциальные, которые не хотят ни работать, ни лечиться, которым все равно, что они заражают окружающих, в том числе детей.
Наши сотрудники ведут большую разъяснительную работу среди пациентов, – говорит заведующая отделением стационара в Соломенном Александра Ромальдовна Заяц. – Мы запрещаем больным выходить за пределы территории, ходить в магазины, ездить на общественном транспорте, но понимают это не все.
Подтверждают эти слова и жители Соломенного.  
– Я живу рядом со стационаром и часто вижу, как оттуда выходят мужчины, идут в магазин, покупают там спиртное, - рассказывает одна из них Любовь. -  Конечно, нам не нравится, что они стоят рядом в очереди, берутся за ручки дверей, расплачиваются деньгами, которые нам дают потом на сдачу. Мы боимся заразиться. Боимся за наших детей, которые ходят в эти же магазины.
- Во всех районах Карелии, во всех населенных пунктах власть должна держать ситуацию с заболеваемостью туберкулезом под контролем, причем не менее жестким, чем ситуацию с подготовкой к зиме – такова позиция заместителя главного врача диспансера Л. И. Гвоздовской. - Нужны общие усилия: медицинских работников, социальных служб, правоохранительных органов, судебной системы, общественности.

Фото Виталия Голубева

Обсудить
43948