25 февраля 2015, 18:05

Мнение матери: "Почему я боюсь системы здравоохранения"

<p>О том, как корреспондент газеты «П» вызывал «Скорую» к ребенку.</p>

В этой статье журналист высказывает свой взгляд на проблему. Нам хотелось бы узнать, согласны ли вы с ее мнением или мама, владеющая бойко пером, слишком критично относится к действительности. Ждем ваших комментариев.

Когда ребенок - любого возраста, заболевает, лбы родителей всегда покрываются испариной. Особенно, если дитя еще не вышло из детсадовского или раннешкольного возраста.

Это «Что? Опять? Температура! О боже, за что! Неделю же отходил в школу!», это «Беги в аптеку, купи… (далее – перечень лекарств на полтора листа)», это – почти всегда «Меня точно уволят за четвертый больничный в месяц!».

Но все это – поправимо и терпимо. Особенно, когда речь идет не о чем-то действительно страшном и непоправимом, а о сезонном ОРВИ.

Вот этих самых ОРВИ я боюсь до судорог и испарины, потому что столкновение с беспощадной машиной медицинской бюрократии неизбежны. Скажу сразу – костерить и ругать наших врачей я не буду. Потому что есть врачи хорошие, а есть плохие. Как есть хорошие люди, а есть – плохие. Помню бригаду «Скорой», усталые врачи которой учили меня изгонять младенческие газики безропотно и с мягкой улыбкой. Помню главврача в поликлинике, которая бранила за отказ от прививки против гриппа и вопрошала: «А вот умрет ваш ребенок, вы кого обвинять будете? Не себя же, конечно!».

Но куда больше, чем плохих врачей, я боюсь нашей системы здравоохранения в целом. И у меня есть право не просто недолюбливать ее, а активно не любить.

Справка в детсад

Запись в детсад. Место в МДОУ получено и в срок. Остался пустяк – пройти врачей и принести справку. Да легко! А потом выясняется, что к психологу с ребенком лучше не приходить. Он шумит и мешает врачу. Справку выписывают заочно. Идем к платному. К окулисту не попасть. Август – доктор в отпуске. Отлично. К стоматологу не записаться.

Новость о скорой отмене таких выматывающих душу и поедающих мозги осмотров встречаю радостными воплями, переходящими в ликованье. На задворках сознания играет «We are the champions».

Бабушка решила побаловать внучку внеплановыми выходными с кутежом. Кутеж длился неделю. Ребенок счастливо проводил время под присмотром любимой маминой мамы. Все замечательно, но пора возвращаться к суровым трудобудням – с манной кашей в садике и сончасом. Без справки от педиатра к одногруппникам не пустят. «Справедливо», - киваю я и звоню в поликлинику. Где меня бьют по голове информацией. Причем – дважды.

Первый раз, сообщая, что у нас больше нет участкового врача. И теперь ходить нам придется «куда возьмут». То есть, к специалисту, который до этого не видел моего ребенка ни разу. И попасть к эскулапу можно не тогда, когда надо маме и ребенку, а тогда, когда есть номерки. А номерки есть на конец следующей недели. То есть, чтобы выписать чадо, мне нужно как-то пересидеть дома еще полторы недели.

Плюнув на излюбленное до боли в России «У меня есть полис, а медицина у нас бесплатная», звоню частникам. У частников занято наглухо. Опять же до конца следующей недели.

Не скорая «скорая»

Подружка в соцсети, мама пятилетнего Вадика, крепкого и рассудительного мужчины, жалуется – того сразила неведомая инфекция буквально на днях. «Скорая» не приехала». Мысленно фыркаю.

«Как же так? Это же «Скорая»! Они же обязаны! У них же стандарт – 20 минут! Это же прецедент!» - кричит внутри журналист.

По очень злой иронии судьбы, переходящей в сарказм, через пару дней (точней, ночей), кричать в трубку «Карету мне, карету!» приходится уже мне. Спокойно и обдуманно диктую диспетчеру всю информацию. Усталый, но ласковый голос на том конце провода извиняется – придется ждать. Возможно, часа полтора. Потому что эпидемия и много вызовов. Молясь всем известным богам, чтобы те ниспослали ребенку снижение температуры, соглашаюсь вполне вразумительно: «Мы ждем».

Через два часа после звонка, несколько видов обтираний, воплей и прибауток, температура с 39,7 снижается до благодатных 38 градусов. Мне становится неловко и совестно – а вдруг медики, протирая слипающиеся глаза – сквозь бурю и метели мчатся к моей дочке? (Ладно, не через бурю, через слякоть). Снова набираю 03 и отменяю вызов. Диспетчер троекратно желает здоровья за такое доброе дело, сетует на обилие вызовов и строго требует: «Если что, сразу вызывайте. Поняли меня?».

Маме Вадика, кстати, через газету «П» ответили в БСМП, что она была в стрессе. И вообще отменила вызов. Потому что у них – стандарт доезда. И вообще. Маму Вадика это удивило. Меня – тоже. Может, я тоже отменила вызов? Может, у меня была мозговая лихорадка, я набрала номер, весело сообщила, что мы все выздоровели, переехали на Гоа, и отменила вызов – и поэтому ко мне никто не приехал?

Знакомый врач, работающий на «Скорой» грустно объяснил — модернизация. Врачей на всех не хватает, зарплаты «уводят» специалистов в платный сектор.

Попасть любой ценой

Ребенок стал плохо слышать. Лор в вашей поликлинике не принимает. Да. А вы не знали? А ну-ка, собрались и поехали в другое лечебное учреждение, отсидели трехчасовую очередь, зажав под мышкой сопливое чадо, а в зубах – номерок. Вы же мать, вы должны быть терпеливы. В голове крутится счетчик, на котором мелькает количество подхваченных за время ожидания среди таких же сопливых, вирусов.

Поучили рекомендации, воздали искреннюю хвалу специалисту, вернулись домой. Через неделю история повторяется. Как это вам надо опять к лору? У вас же был номерок? Пытаюсь объяснить, что в тот день, на который был назначен визит к врачу, дитя еще слышало. А вот теперь, бессердечное, опять перестало. И мои строгие внушения насчет отсутствия совести и номерка – не действуют. Записаться так просто – нельзя. Надо обратиться к участковому педиатру (которого у нас нет). Номерок на сегодня? Вы серьезно? Нет-нет. Только на следующую пятницу. Неделя глухоты и материнского ужаса — это ничего.

А эти звонки в регистратуру? «Запись начинается через четыре с половиной минуты. Сейчас не запишу. Фамилие, фамилие как? Не слышу! Мамаша, не орите. Вас много, я одна». Все это прошлый век! Ведь можно записаться онлайн! Это так современно, стильно, модно и молодежно! И почти так же невыполнимо. Нет номерков. На полторы-две недели вперед.

На всю Карелию – всего один детский онколог. Один! К нему привозят детей из какой-нибудь Ляписюрьи. И они покорно ждут в очереди. Маленькие и большие, здоровые и больные.

Детям в одном из районов Карелии меньше месяца назад сожгли попы антисептиком. Во всем виноваты оказались родители. Что-то там совершенно тифозно-бредовое про 14 часов, которые провела антисептическая салфетка в подгузнике (один из травмированных детей подгузников уже не носит).

И Кондопоги женщин на сносях с 1 марта отправляют рожать и «сохраняться» в Петрозаводск. Куда, как – не понятно пока самим будущим мамам. Эта неизвестность их пугает, заставляет обхватывать свои большие животы и страдать.

Имя всем этим безобразиям, на мой взгляд, оптимизация системы здравоохранения. Задумывалось, что все будут радоваться, улыбаться и аплодировать. Хотя, по-моему, оптимизация в России - это уже диагноз. Она редко идет на пользу чему бы то ни было.

 

Обсудить
41212