26 октября 2011, 15:05

Генералы лесной войны

Ровно 70 лет назад карельскими партизанами стал руководить комбриг госбезопасности Сергей Вершинин, его имя в истории нашего края лишний раз вспоминать не любят.

На снимке: Генералы Вершинин и Куприянов с командирами партизанских отрядов. Лето 1944 года

 

Партизанский парад на главной площади Петрозаводска состоялся 8 октября 1944 г., через месяц после освобождения всей территории советской Карелии и вывода из войны Финляндии. Принимали парад высшие военные чины республики. На тот момент это были два генерала, два члена Военного совета Карельского фронта: глава республиканских партийцев Геннадий Куприянов и начальник штаба партизанского движения Карельского фронта Сергей Вершинин. О последнем и пойдет речь, поскольку именно его в истории войны считают главной фигурой в орга-низации партизанского движения в КФССР.

Слуга «Большого террора»

23 октября 1941 года партизанскими делами в республике стал заниматься 4-й отдел НКВД КФССР. Начальником его Москва назначила 45-летнего комбрига госбезопасности Сергея Вершинина. И это почти генеральское звание особенно контрастировало с весьма скромным майорским чином тогдашнего наркома госбезопасности КФССР Михаила Баскакова. Наверное, крупным специалистом, крутым организатором и вообще боевым заслуженным офицером показал себя Вершинин… Ведь еще в конце июня он под началом Баскакова занимал не очень высокий пост начштаба истребительных батальонов.

Но, оказывается, кроме знака «Почетный работник ВЧК—ГПУ» и медали «ХХ лет РККА» у него к лету 1941 г. никаких наград не имелось. И последняя занимаемая должность звучала совсем не по-боевому: начальник исправительно-трудового лагеря НКВД в Норильске. И до этого он руководил лагерем военно-пленных японцев в Тайшете. Хотя в начале своей карьеры служил в погранвойсках ЧК—ГПУ—НКВД и даже окончил Высшую пограншколу (годичную) к первоначальным своим 4 классам приходской школы.
 
Теперь уже с особой тщательностью я вчитался в послужной список Вершинина и обнаружил, что в самый пик «Большого террора» он возглавлял НКВД по Рязанской области. Именно там он заслужил мрачную славу истребителя четырех с половиной тысяч рязанцев, подавляющее большинство которых было реабилитировано во второй половине 1950-х и в последующие годы. В Карелии аналогичными репрессиями «прославились» глава местного НКВД Карл Теннисон (в некоторых документах — Тениссон) и сменивший его Степан Матузенко. Но эти «бойцы» сами пострадали от собственной активности и погибли во время бериевских чисток 1938 года. А вот Вершинин, как ни удивительно, не только не был привлечен к ответу, но даже получил повышение и перевод в центр. Правда, на довольно странный для чекиста пост — начальника Главного управления пожарной охраны НКВД СССР. Это уже оттуда он был сплавлен в Тайшет и Норильск.
 
Так или иначе, но карельскими партизанами стал руководить именно такой специалист. Другого, видимо, не нашлось.

Разжалобить невозможно

В первое же партизанское лето 1942 года под его началом была разработана известная операция — бригадный поход И. А. Григорьева.

Бригада численностью около 650 человек 57 дней с боями прошла по тылам противника, потеряв при этом более 500 человек. Бойцы часто умирали голодной смертью, потому что снабжать партизан по воздуху руководство не сумело. И вот здесь уместно привести мнение писателя Константина Гнетнева, авторитетного исследователя и знатока партизанской войны в Карелии:

«Ответ на вопрос, почему в Штабе партизанского движения Карельского фронта так снисходительно смотрели на многочисленные факты проявления жестокости в партизанских отрядах, — а среди них известны расстрелы, добивание раненых бойцов, оставление их, ослабевшими от истощения, на поле боя или во время походов, — станет понятнее, если посмотреть, кто им руководил, каков у него собственный жизненный опыт. Начальник штаба Сергей Яковлевич Вершинин — кадровый чекист, который в самые жуткие годы массовых «посадок», «высылок» и расстрелов занимал высокие должности в НКВД… Не думаю, что такого «закаленного» чекиста можно было хоть чем-нибудь разжалобить».

А вот что говорил писатель Дмитрий Гусаров о потере в этом походе одного из отрядов, отправленного искать продукты, сброшенные с самолета. Ведь только в 1970 г. лесники обнаружили останки 47 человек на месте скоротечного боя: «Это найдено точно в тех местах, куда ушел на поиски продуктов отряд «Мстители» с командиром А.И. Поповым. Никто ничего не захотел узнать даже тогда, когда территория в 1944 году была освобождена и никакого труда не составляло осмотреть эту местность. А ведь в те дни живы были те, кто отправлял отряд — Н. П. Аристов, Г. Н. Куприянов, С. Я. Вершинин… Что это — упущение или нежелание знать правду, боязнь этой правды и ответственности за нее? Куда как проще — ждать в Сегеже возвращения отряда Попова и потом, через два месяца, принять решение «считать отряд без вести пропавшим…»

Карьера за чужой счет

К 1944 году партизаны научились грамотно воевать, и финские егеря уже не отваживались преследовать обнаруженные партизанские группы. Но этот боевой опыт и тактическая наука были приобретены довольно дорогой ценой. Наверное, доблесть и мужество рядовых бойцов и командиров партизанских отрядов повлияли и на благополучие дальнейшей карьеры Вершинина. Он в звании генерал-майора скоро отбыл из Петрозаводска. С середины 1945 г. (неизвестно, правда, чем он занимался с конца 1944 года) занимал престижную должность начальника Управления по репатриации военнопленных и граждан Объединенных Наций СВАГ (Советская военная администрация в Германии).
 
В начале 1947 года был отозван, потом лечился, после отправлен на пенсию. Умер в Москве в 1970 году. Но медали «Партизану Великой Отечественной войны» он так и не получил. По крайней мере, нет в его деле таких сведений. Да и зачем она генералу?
 

Обсудить
3464