19 июля 2014, 16:00

Экспедиция на место гибели

Карельские краеведы побывали на месте погибшего госпиталя и увековечили память павших.

Нынешнее лето  уже ознаменовалось для  карельских краеведов  замечательными  открытиями и акциями.
Благотворительный фонд «Память Выговского края» провел сборы «Петровский Ям. Живая история. Волонтеры – Малой Родине». Руководил сборами председатель фонда Василий Федорович Преминин (он прекрасно знаком жителям республики прежде всего прежний гендиректор Сегежского ЦБК).

Курс на Петровский Ям
Наша экспедиционная флотилия оставила за кормой Сегежу и взяла курс на Петровский Ям. К месту бывшего бивака и ночлега Петровской гвардии при переправе через Выг первым подошел быстроходный катер Преминина. Поскольку в экспедиции участвовали десятиклассники сегежской школы №7 и школьники из поселка Валдай, готовить место для лагеря следовало с особой тщательностью. Заросший высокой травой пустырь на месте старой деревни с сожалением забраковали – там попадались клещи. Облюбовали противоположный берег с небольшой прибрежной поляной для палаток, а на взгорке нашлось место для кухни и столовой. Но сначала поляну как следует очистили от подроста, выкосили триммером и для верности опрыскали инсектицидом.
Когда с подошедших больших судов «Норд» и комбинатовской «пятерочки» посыпались на берег 25 сегежских и 9 валдайских школьников, к их приему все было готово.

Экспедиционная флотилия у лагеря

Госпиталь
На другой день вся экспедиция пешим маршем отправилась по лесной дороге к самому печальному месту Петровского Яма – к месту погибшего в одну из февральских ночей 1942 года полевому госпиталю №2212. Его трагической истории посвящена вышедшая почти два года назад  книга петербуржца П. Репникова. Ее автор развенчивает присвоенную западными военными историками славу самой удачной и эффективной диверсионной операции Второй мировой войны. 

Командир финского диверсионно-разведывательного отряда в своем отчете во много раз преувеличил людские и материальные потери советской стороны во время этого февральского налета.  Но о том, что варварскому истреблению при этом подверглись медики и больные тылового госпиталя, лейтенант И. Хонконен не упомянул ни словом. Финны, прекрасно зная о расположении всех объектов, одновременно атаковали все отделения госпиталя наравне с военными складами и жилыми поселками. Больничные здания подожгли, а пытавшихся спастись безоружных людей расстреливали из автоматов.

Сейчас в этом месте обычный сосновый бор. За 72 года корни деревьев и мхи надежно спрятали все следы ночного разбоя диверсантов. Только если присмотреться, обнаружишь кое-где обломок кирпича или кусок обгоревшего железа. Вся площадь бывшего госпиталя до сих пор звенит при любом прикосновении металлодетектора. Мы с валдайским школьником сразу же наткнулись на целый ящик патронов к русской винтовке Мосина. Все оружие, полагавшееся госпиталю для отражения возможных атак, так и не выстрелило по неприятелю. Оно было закрыто в особом хранилище и досталось огню. Вернее, патроны стреляли, но только от пожарища. Мы так и находили их – пули вперемешку с искореженными гильзами.  Особенно запомнились груды почерневшей от огня посуды в бывшем общежитии медсестер. Здесь провела свои последние минуты жизни моя тетя, 21-летняя медсестра Екатерина Кутькова. Финская пуля настигла ее во дворе, залитого светом пожара.

Медсестра госпиталя №2212 Е.Кутькова перед войной. Тогда она работала фельдшером на известковых разработках на Южном Оленьем острове, что недалеко от Кижей.

Много военного и сугубо мирного металла осталось в этом печальном месте. С металлодетекторами в экспедиции работали опытные поисковики Илья Коновалов и Денис Акимов. Их находки пополнят фонды краеведческого музея в  Сегеже.

Первый в истории памятник

О трагедии этого госпиталя сказано и написано довольно. Только никто и никогда за всю длинную послевоенную историю не предпринял практических действий по увековечению памяти погибших. Эту заботу также взял на себя Благотворительный фонд «Память Выговского края». Организаторы с помощью проекта «Память Петровского Яма» сумели привлечь к своей акции неожиданно большое количество участников. 

Желающие внести пожертвования на памятник нашлись не только в Карелии. Люди присылали денежные переводы с Дальнего Востока, из-за границы.  Хорошим катализатором этому процессу послужило издание уже упоминавшейся книги П.Репникова и переиздание ее на финском языке в соседней Суоми.

Конечно, мало было только собрать минимально необходимую сумму (около 200 тыс. руб.). Главное – умело и с большой ответственностью распорядиться собранными средствами. К счастью, художественные достоинства композиции, сваренной из полированной нержавейки, бесспорны. Три поднимающиеся к небу спирали напоминают о трех сожженных диверсантами отделениях госпиталя, о трех вихревых небесных дорогах, уносящих души погибших. Кто-то, вероятно, увидит в этих витках бинты – символ медицинской профессии. Кроме того, центральную спираль увенчивает изображение креста – и христианский, и профессиональный символ.  

Медики госпитаоя 2212. Они такими остались навсегда.

Автор проекта памятника дизайнер Сегежского ЦБК Илья Калинин.  А доставка из Сегежи и монтаж композиции на заранее подготовленном каменистом мысу перед госпиталем – еще одна акция Благотворительного фонда. 15 февраля 2014 года караван из двух десятков снегоходов доставил материалы в Петровский Ям. Так состоялось торжественное открытие первого в истории памятника погибшим медикам и раненым полевого госпиталя № 2212.

Участники рейда после открытия памятника госпиталю. 15 февраля 2014 г.

Но в Петровском Яме  участники экспедиции не только отдали долг  погибшим в феврале   1942 года, но и нашли новые  свидетельства, касающиеся времен Осадаревой дороги. Но об этом в следующей публикации.
Николай Кутьков