03 сентября 2012, 13:18
176

Чем знаменита петрозаводская Сенаторка?

История петрозаводского района, ограниченного улицами Дзержинского, Вольной, Красной и Первомайским проспектом.

К сожалению, я не могу выделить хотя бы одну убедительную версию, объясняющую это претенциозное имя. О каком сенаторе речь? Одна из них восходит к Екатерининской эпохе: известному Кижскому восстанию. Тогда в Петрозаводской слободе заседала комиссия по расследованию обстоятельств этого бунта. И именно на Сенаторке происходил допрос рядовых участников и зачинщиков антигосударственного выступления. Здесь, в сравнительной близости от центра, видимо, и произошел последний акт этой драмы: наказание особо провинившихся. Их клеймили и били кнутами, обязательно зачитывая перед этим сенатский указ. Возможно, этот факт и отразился в имени района. Правда, у этой версии не хватает документального упоминания в архивных делах. Другая же говорит о том, что название району дал некий сенатор, который любил в свободное время полюбоваться видом, открывающимся с высоты правого берега Неглинки. Версия забавная, но маловероятная, так как люди такого высокого полета не могли иметь жилье в указанном районе. Вот кто-либо из его дворни — да. Фамилии такие крепостные часто получали по имени хозяина: Сенаторовы, Генераловы.

Вот этим небогатым набором и исчерпывается перечень всех гипотез. Жаль, что среди них нет ни одной убедительной. Утешает лишь один факт: даже имя нашей венценосной столицы тоже до сих пор не расшифровано. Имя Москвы — по сию пору загадка для краеведов и даже крутых профессиональных историков. Так что наша скромная Сенаторка имеет честь войти в славную компанию с самой Москвой.

Панорама Сенаторки


Городской колодец

Интенсивное заселение Сенаторки началось в начале XIX века. Селились там люди не самые зажиточные, ценившие практические удобства от проживания на берегу достаточно чистой реки. Это, как понимаете, естественный водопровод под окнами, корыто для полоскания, водоем для полива огорода. Питьевая вода высокого качества там тоже имелась. Ее в изобилии поставляли десятки родников, расположенных на берегу Неглинки. Главный из них был оформлен срубом и именовался городским колодцем. Со временем там был построен настоящий водоподъемный и водораздаточный пункт.

Энтузиастом водопроводного дела стал московский аристократ Сергей Николаевич Занковский, сосланный в столицу Олонецкой губернии за нарушение финансовых законов империи. В Петрозаводске столичный гость прослыл талантливым инженером и изобретателем. В частности, он поставил в своем доме печь, отапливаемую опилками, горы которых годами не имели употребления. Устроил городской каток, который заливал паровым насосом собственной конструкции. И возвел первый городской фонтан в районе Левашовского бульвара, который впоследствии был назван «Струей Занковского». Что же касается обустройства городского колодца, то сын Сергея Николаевича описывает это так:

«Отец обратил внимание на то, что водовозы, снабжающие население водой, берут ее или в речке или же в озере, въезжая с бочкой в воду и наливая воду в бочку ведром, что, конечно, долго, трудно и грязно. Обдумывая эту проблему, отец сконструировал автоматический паровой насос своего изобретения и получил на него патент. Конструкция насоса была проста в обращении, почти не требовала ухода, только одному рабочему надо было поддерживать огонь в топке. Отец выбрал место для городского колодца, по его указаниям поставили там водокачку высотой с двухэтажный дом, под крышей водокачки укрепили клепаный бак, поставили два насоса конструкции отца, внизу выкопали колодец, и это сооружение легко и быстро наполняло бак водой. Пустить насос и остановить его можно было моментально. С постройкой этой водокачки водовозы, что называется, увидели свет — они подъезжали к водокачке и вода из трубы лилась к ним прямо в бочку. Они и все горожане были очень довольны, тем более что все это отец сделал за свой счет и сооружение это работало в бытность отца в Петрозаводске безотказно».

Стоит отметить, что построенный на средства отставного капитана Неглинский колодец до самой войны оставался полноценным и отличным источником воды для всего центра города.

Спички и лыжный трамплин

В начале XX века в непосредственной близости от Неглинского колодца на Сенаторке построили спичечную фабрику. Пожароопасное производство, надо полагать, не зря разрешили строить у самой воды в некотором удалении от жилых кварталов.

Еще раньше в пойме Неглинки были развернуты другие «заводы» — кирпичные. Например, в начале 1808 года крестьянин Каргопольского уезда Федор Карасев подрядился сработать для города 200 тыс. штук кирпича трех сортов: железняка, красного и алого. Свой «завод» крестьянин учредил в районе городских боен недалеко от речки Неглинки. Это там, где сейчас раскинулся гипермаркет «Лента». Через 100 лет ярославский крестьянин Дмитрий Степанович Седов получил разрешение на постройку двух печей: для выжигания алебастра и извести. Эти печи предпринимателю разрешили построить на берегу Неглинки в 60 саженях от кладбищенской церкви и в 100 саженях от спичечной фабрики. Причем выжигательную печь для извести Седов спроектировал заглубленной в откос крутого левого берега в месте нынешнего спуска-подъема от родника на ул. Вольной.

Надо сказать, что в советские времена дело Седова продолжало жить и побеждать. Даже на послевоенном, 1949 года, плане Петрозаводска в облюбованном Седовым месте значится бетонно-гипсолитовый завод, а почти напротив, на правом берегу речки, обозначен газогенераторный.

Кроме того, на Сенаторке располагалась обувная фабрика «Труд». Там еще в начале 1960-х автор этих строк попробовал заказать полуботинки. Как и следовало ожидать, качество их и внешний вид оказались отвратительными. Сработанные по допотопной технологии, они не выдержали и сезона. Поэтому нет ничего удивительного, что исчезла фабрика как-то незаметно.

В довоенное время Сенаторка получила также и спортивную известность. Там был построен городской лыжный трамплин. Его открытие состоялось 6 марта 1937 года. Остатки этого трамплина доживали последние дни еще в середине 1960-х. Рядом с трамплином вниз к речке спускалась деревянная лесенка. Она шла не прямо вниз, а по диагонали склона, чтобы не так круто было подниматься. Сейчас вместо нее в створе ул. Энгельса сделана широкая лестница.


Сенаторка 1930 год

Родной дом

У Сенаторки есть свой исследователь. Это житель района, имеющий давние корни в истории заселения Сенаторки. Зовут его Александр Соколов. Желающие посетить его сайт могут легко сделать это, набрав имя района в любой поисковой системе Интернета. Но воспользоваться текстом Александра и его фотоальбомом я не вправе, так как он не адресовал результаты своих исследований лично мне. Поэтому буду оперировать лишь своими данными и своими же иллюстрациями. В некоторой степени этот район хорошо мне известен, так как живу неподалеку и уже почти 15 лет пользуюсь питьевой водой из родника на ул. Вольной. Поэтому считаю своим долгом внести долю информации в историю заселения некоторой части Сенаторки.

Объектом внимания стала фотография участка Сенаторки на пересечении улиц Красной и Ф. Энгельса. Слева видна часть ул. Крупской. Сделан снимок в 1930 годах. С помощью старожилов района удалось выяснить, кому принадлежали дома, попавшие в кадр. Самый большой из них, на первом плане, принадлежал семейству Леонтьевых. Прямо за ним, на углу ул. Ф. Энгельса и Красной, — дом Екатерины Капустиной. За ним, ближе к обрыву, — дом Софроновых. Напротив через улицу, почти на самом краю, стоял дом Дубровиных. В самом левом верхнем углу снимка виден большой добротный дом в два этажа. Это дом Голдобиных. Фамилию эту не надо путать с дворянской фамилией Галдобиных, предок которых, Павел Федорович Галдобин, до 1875 г. занимал пост помощника (заместителя) управляющего Олонецким горным округом. Голдобины же имели крестьянские корни, торговали и были вполне зажиточными горожанами. Одна из них в 1915 г. попала в жандармские сводки по вполне понятной причине. Молодая солдатка влюбилась в пленного венгерского гусара, строившего Мурманскую дорогу. Так как охрана пленных не отличалась строгостью, она каждый вечер на собственной двуколке забирала гусара из барака для романтических прогулок. Жандармы имели с ней беседу, пожурили за непатриотический поступок и взяли слово прекратить означенные свидания.

Еще один дом (в правом углу снимка) принадлежал семейству Зинковых. Может быть, чьи-то фамилии указаны не совсем правильно. Перепроверить их не было возможности. Буду рад, если кто-то из старожилов Сенаторки исправит и дополнит информацию.
 

Обсудить
6244