01 декабря 2018, 08:00
1174

Перед жильцами коммунальных квартир в Петрозаводске замаячила надежда

В рубрике «Хроника телерепортеров» мы пересматриваем видеоархивы и вспоминаем о том, каким было 1 декабря в 1998 году.

Ровно 20 лет назад Конституционный суд РФ дал жителям коммунальных квартир возможность приватизировать свои комнаты. Надо сказать, что этого постановления ждали очень многие. Коммунальная квартира в нашей стране — это, пожалуй, единственный и нигде более в мире неповторимый способ решения жилищной проблемы. Мало кто из европейцев смог бы понять простые желания наших жильцов: «Хочется, конечно, отдельную. Чтобы прийти вечером с работы, тот же душ принять, посидеть, раздеться, как тебе угодно. Ведь такого же здесь нет». Неудобства коммуналок известны.

Между понятием «мое» и «наше» миллионы световых лет. Кроме того — весь мир легко любить, а попробуй полюбить соседа. Особенно, если он всегда рядом, всегда намерен выпить и закусить. У Ирины Павловны был 20-летний опыт жизни в коммуналке, и чего она только не насмотрелась: «У меня у соседки, у знакомой со второго этажа, она уехала, потому что она проводником работает, в поездку. У нее бочонок с капустой с балкона унесли. Бочонок! Не то, чтобы там ведерко».

Участковый поведал, что как минимум раз-два в неделю милиция всегда выезжает на разборки соседей в коммуналке: «В основном скандалят между собой. Либо происходит в квартире, где не все хорошо, скандал, который мешает нормально жить соседям». В 1998 году в городе было около 2 тысяч коммунальных квартир. Расселять их никто не собирался. Программа улучшения жилья, в том числе и расселения таких «вороньих слободок» не выполнялась. «Я думаю, что расселять разве только по Бесовцам нас будут. Больше никуда», - посетовала Ирина Павловна.

Невозможность распоряжаться комнатой привела к тому, что Конституционный суд РФ, вняв жалобам и судебным искам, наконец-то, вынес решение о приватизации отдельных комнат. Специалисты считали, что это вполне своевременно и справедливо. Директор РКЦ «Недвижимость» А.В.Маслова заявила: «Если мы не можем сегодня улучшить жилищные условия людям, проживающим в таких квартирах, в комнатах, то надо хотя бы таким образом им помочь, чтобы они сами могли выбраться из этих коммунальных квартир». Это право дало жильцу ряд преимуществ. В качестве доплаты можно было, например, продать кому угодно приватизированную комнату при покупке квартиры. Ранее так сделать было нельзя. По закону при выезде жильца муниципальная комната автоматически отходила во владение к его соседям. Кроме того, комната, которая становилась вашей собственностью, могла быть оставлена в наследство. Это особенно касается людей пожилых и одиноких. Впрочем, на этом преимущества заканчивались.

Начинались недостатки. «Я думаю, что когда комнаты в коммунальных квартирах будут приватизировать, криминала станет еще больше. Потому что живет очень много бабушек и дедушек, таких спившихся людей. И сегодня найдутся люди, которые заставят приватизировать их эти комнаты, потом вынудят продать их, и они останутся на улице», - предупредила Маслова. Наученные горьким опытом приватизации квартир сотрудники «Недвижимости» знали, что говорят. И призывали быть осторожными с посредниками, а также помнить, что есть риск оказаться бездомным.

Еще один недостаток — это распоряжение местами общего пользования. То есть, как поделить кухню, коридор, ванную и туалет. «Если вы сегодня занимаете комнату в 10 метров, и вас пять человек живет, а я занимаю комнату в 20 метров, и живу одна. И если мы поделим по занимаемой площади, тогда на кухне я вам выделю 2 метра, а себе возьму 10, и как вы будете жить?», - возмущалась директор «Недвижимости» непродуманностью закона. По этому поводу тогда не было окончательного решения. Таким образом, в те времена стоило крепко подумать, взвесить все «за» и «против», прежде чем приватизировать комнаты. Тем более, что право приватизации муниципального жилья давали гражданину только один раз в жизни.

А еще 20 лет назад нас в очередной раз пытались убедить в том, что есть беспроигрышный вариант, с помощью которого можно поднять экономику любого края. Тем более, такого, как наша Карелия. Речь шла о туристическом бизнесе. Ведь у нас-то как раз есть то, что можно показывать за деньги жадным до зрелищ путешественникам. В правительстве обсуждали идеи развития туризма в Карелии.

Причем, идеи прибыли из-за океана, где институт «Открытое общество», известный, как Фонд Сороса, собрал в США в штате Вирджиния международную инвестиционную конференцию по развитию культурного туризма в России. О ней-то с воодушевлением и поведал на брифинге председатель Госкомитета РК по туризму Евгений Шорохов, входивший в состав делегации от республики в числе представителей российских регионов. На конференции знакомились с современными американскими технологиями в сфере культурного туризма, а также презентовали достижения своих территорий в сфере культурного туризма, представляли конкретные инвестиционные предложения.

Наши делегаты, естественно, демонстрировали перспективы развития инфраструктуры туризма вокруг всемирно-известных культурных центров — Кижи, Валаам и Соловки. Американцы призывали ответить на один единственный вопрос — как относятся граждане к вкладыванию средств в систему культурного туризма. «Все прекрасно понимают, что эти средства там идут практически в нацию, в воспитание, в повышение культурного воспитательного уровня, прежде всего, молодого поколения Соединенных штатов», - отметил Шорохов. Итоги конференции также не заставили себя ждать. Поступили предложения провести работу по формированию имиджевой программы республики Карелия. 20 лет подряд этим занимаемся, а сдвиги несущественны.

Таким было 1 декабря ровно 20 лет назад. Отматывайте ленту памяти, вытащите из закромов разума — а что вы делали в этот день в 1998 году? Больше новостей из жизни Карелии 20-летней давности.

Обсудить
140002