Пегрема и ее идолы. Заонежье обетованное. Постскриптум

05 октября 2018, 07:00
2045
В завершающей главе путешествия - о деревне, которой нет, человеке, который ее охраняет и живет в шалаше, идолах,каменных лягушках, пришельцах и медведях.

Ветер и полные легкие 
Как же здорово гнать на яхте по Онежскому озеру! Это как стоять под холодным душем, когда сердцебиение и дыхание учащаются, грудная клетка расширяется, как гармонь, и ты дышишь на все 100 своих дыхательных возможностей. Ты – покоритель мира, властелин стихий, Джек Воробей в поисках капитана Гранта в одном флаконе. 

Вот так, с полными онежским воздухом легкими, в августе 2017-го мы гнали в Пегрему, старинную деревню в Уницкой губе Онежского озера. Мы, это я, мои друзья Андрей и Артем. 

Мы давно собирались посетить это место. Заброшенная деревня с ореолом мистики, православия, чудес и какой-то невероятной археологическо-исторической стариной. Когда-то, в 2012 году, вместе с джип-командой «Авиатор» мы уже ездили в Пегрему на машинах. Экспедиция называлась – «От язычества до православия». Правильное название для этой солянки всякого разного, скопившегося здесь. Из трех десятков джипов тогда до Пегремы дошли не больше десятка. Остальные погрязли в болотах и топях.

Потому сейчас решили – только по воде. И вот мы движемся из Петрозаводска на старенькой, но очень крутой и уютной яхте, видавшей и северные моря, и шторма, и разные страны. Яхта наша мчит, как конь, соскучившийся по полям. Ей простор важнее цели. 
Нас тянут тоже не памятники и не развалины домов заброшенной деревни. Путь – вот наша главная цель. В нем счастье. 

Диоген из Пегремы
Еще одна наша цель – встреча с удивительным человеком Анатолием Журавлевым, местным аборигеном, Диогеном из заонежской бочки, который сросся с этой землей, как Бен Ганн с Островом сокровищ. Мне даже кажется, что он мог бы дать фору многим героям приключенческих романов. 
В миру Анатолий Журавлев – ученый, археолог, кандидат исторических наук. Еще в 1960-е он оказался в Пегреме и начал ее изучать. И так и завис там, погряз в своих исследованиях. Стал привозить сюда студентов, когда преподавал курс археологии в университете, когда работал в Академии наук. Много находок всяких нашел. И посуду, и медные инструменты древних, и много чего еще. 

Доказал, что есть там очаги древнего землетрясения. А еще гордится найденной им поляной древних каменных идолов.

Создал здесь Анатолий Журавлев Пегремский культурно-исторический центр – ПКИЦ. Создал и развивает его вот уже не один десяток лет. Руководить им поставил себя и, ничтоже сумняшеся, включил в правление премьер-министра Дмитрия Медведева (а он-то и не знает), своих друзей-ученых, а заодно и автора этих строк. Такой вот он, этот Журавлев. 

Кто-то считает его сумасшедшим, кто-то гением. Кто-то шарлатаном, кто-то ученым с мировым именем. Для меня он как тот профессор из фильма «Назад в будущее», который изобрел машину времени. Вроде бы на грани понимания, а вот изобрел. Вот и на Журавлева многие смотрят как на чудака, когда он про инопланетян рассказывает, которых летом видел здесь, а по мне так он чудак, из тех, на которых держится мир. 

Страна чудес
Позади Шардонские острова, и вот через несколько часов она – Уницкая губа – один из самых спокойных и незаселенных заливов Онежского озера. Со стороны большого Онего только живой населенный пункт – Ламбасручей. Это рядом с Вегоруксой, в которой мы уже были. А через 35 километров водного пути по губе – деревня Уница – второй жилой населенный пункт этой губы. 

Между ними Заонежье обетованное, точнее, необитаемое. Вода да леса по краям. Уницкая губа – длинная и узкая, а потому спокойная от штормов, потому любимая мореходами онежскими. 

И всяких памятников природных и людских вокруг видимо-невидимо. И часовенки брошенные. И Велемоны – разломы древнего землетрясения – горы крутые, отвесные с камнями, словно когтями великана процарапанные. Озера висячие, когда три небольших озера рядом стоят с Онежским, и каждое выше другого, как ступеньки большой лестницы.

И остров Габ, здоровый каменный исполин в два километра длиной, где прямо из камней растут деревья и нет земли вовсе. И огромный остров Колгостров, со звонким камнем, старинной часовней. 

Остров Габ

Но хозяйка всей этой уницкой сказки – деревня Пегрема, из которой жители ушли десятки лет назад. Точнее, их ушли. Неперспективной признали деревню, списали. А Анатолий Павлович Журавлев пришел. Он и есть сейчас ее хозяин. Ученый, археолог, чудак и фанатик. 

Все на симпозиум

Вот он, стиль Журавлева, - с улыбкой отмечает Андрей табличку с простенькой, от руки написанной надписью «Пегрема». 

Мы швартуем наше судно на полуразрушенном причале Пегремы. Август. Травы на берегу всякой – местами по шею.

Часовня Варлама Хутынского с 2012 года еще больше скукожилась, шею в землю втянула и покосилась. Жива, старушка? Жива пока. Сейчас знаю, что летом 2018 года начали ее реставрировать. Хорошо. 

От остовов домов уже ничего почти не осталось. Помню знаменитый снимок Владимира Ларионова с вертолета. Помню даже: мы в «ТВР-Панораме» материал делали о том, кто в каком доме жил. Здесь такие-то, здесь такие, а здесь школа была. 

Пегрема. Фото Владимира Ларионова

Сейчас и этого не осталось. Все съели земля и время. Под травой только смерть. 
Пробираемся аккуратно, чтобы случайно на змею какую не наступить, чтобы в яму не угодить или на гвоздь ржавый не напороться. Вышли наконец на проспект Журавлева. Сам ученый так его назвал – большая лесная тропа в сосновом бору, какой уж там проспект. Но зато какая тропа! Именная. И везде таблички, им написанные. Забавные. 

Журавлев живет в шалаше-палатке, прямо на берегу Онежского озера. Давно звал на свой симпозиум, вот так вот он лихо назвал все, что происходит в его Пегреме. 

- Приезжай, - говорит. – Станешь участником международного симпозиума. 

Несколько лет я обещал. И вот – здравствуйте. 

Дело в сущности
Под крутой горкой на самом берегу озера стоит лесной столик из веток и досок. На нем книга – самиздат про Пегрему. Книгу листает он, наш лесной дух и хозяин – Анатолий Журавлев. Ну что ему еще читать, как не собственную брошюру? 

Спиной к нам сидит, время от времени голову поднимает к озеру, смотрит куда-то. Потом снова в книгу. Нас не видит. На ученом какие-то лесные, засаленные одежды, советская кепка «Речфлот» со значками. В общем, настоящий лесной демон, волшебник. 

- Анатолий Павлович, здравствуйте! 
- Оо-о-о-о, какие люди, - поворачивается он. – Наконец-то! Подождите, я сейчас хоть переоденусь. 

Журавлев устремляется в свой шалаш принарядиться. Жилище у него, надо сказать, не вип, очень не вип. Типичный философ Диоген, который жил в бочке и искал днем с огнем человека. Только тут бочка квадратная и побольше. Пленка какая-то на стенах. Даже на шалаш с трудом тянет. В общем, вряд ли кто-то согласился бы здесь жить все лето. А Журавлев живет. И не одно лето, а лет эдак -дцать уже. 

Вышел переодетый. Одна потертая, прожаренная костром куртка сменилась другой, похожей. Вместо кепки «Речфлот» берет. Дикий человек…

- А что людей к вам тут много захаживает? – мы уже идем по тропке к поляне идолов, которую он показывает всем, кто приезжает. 

Немного. Но не в множестве дело, дело в сущности, - сразу же по-монашески запутывает он.

Его многие критикуют. Дескать, все, чем он тут занимается, - псевдонаука, мистика, эзотерика. Он привык и спокойно воспринимает критику. За много лет привык. 

- Мы в 1963-м начали здесь работать, а в 1987-м  памятники нашли. Четыре временные террасы. Оказалось, что все четыре террасы заполнены памятниками. А еще выявили три периода сейсмической активности. Здесь землетрясения были.
Удивительный человек. Он, думаю, не догадывается, что он и есть тут главная достопримечательность. 

Поляна идолов
Его любимое место – поляна идолов. Каменные монументы. Лягушка, черепаха, утка, другие камни. Смотришь на лягушку – похожа. На утку – да, но меньше. На черепаху – камень как камень. А он видит. И не просто видит, а восхищается и объясняет происхождение каждого идола. 

Это все идолы древние. Мы эту поляну не сразу нашли. Пожар был низовой. Сжег он все вокруг, оголил эти камни. Смотрим – а они обработаны все. Так мы встретились с феноменом. Заметьте, здесь акустика классная! И мощная энергетика. Здесь обряды были везде. У лягушки, у утки.

Утка – прародительница вселенной, она самая важная здесь. Лягушка – земля и вода. Огонь и небо. Все здесь присутствует. 

Утка

Мы долго слушаем его истории. Про символику и значимость этих памятников, про душу и космос, про уникальность этих творений, про пришельцев даже. Послушайте, заслушаться можно: 

И все же друзья мои как-то потихоньку покинули экскурсию. Пошли смотреть что-то более мирское. Мы же остались вдвоем.

- Анатолий Павлович, что вас сюда так тянет каждый год? 

- Я в Академии наук 30 лет проработал. Много ездил по Карелии. Сотни памятников археологических видел. Но после открытия Пегремы какая-то молекула жизни меня всегда вела сюда, хоть на недельку, хоть на пару дней, но заскочить, поработать. Я здесь живу какой-то уникальной идеей, которая не вполне мне самому еще понятна. Не понимаю, что меня сюда влечет: может быть, магия уникальных культур, которые здесь существовали. Словно попал в какую-то орбиту сумасшедшей космической реальности. Здесь особая ритмика жизни. 

- Да, но карельское лето суровое. Дожди, ветра, холод. А вы тут все лето. Один…
- Евгений, о чем ты, дорогой? Я не один. Люди приезжают. Я каждый год приезжаю сюда в 20-х числах мая. Сажусь в свою «Скорлупку» (весельная лодка. – Прим. автора) и дней пять сюда между льдин добираюсь. Уезжаю в сентябре. Бывает, что идет снег, дождь. На моих глазах природа совершает свой цикл. И я часть этой природы. Немного философски надо относиться к реальности. Я здесь часть вселенной, радуюсь этому и ничего не боюсь. Земля, человек, космос – все едино. Я и тебя сейчас насыщаю энергетикой. Пегрема для меня – это рай. 

- И все же вы ведь немолодой человек, пенсионер…
- Что такое пенсия? Я на пенсию возрождаю Заонежье. Дело не в деньгах, они мне не нужны. Не в возрасте. Важно другое. Я ведь и так во дворце, разве может быть лучше дворца, чем этот? У меня здесь пошла поэзия. А в академии у меня не было времени, я словно всю жизнь шел сюда, искал именно этот путь. Я не на пенсии. Я только сейчас начал работать. 

Симпозиум
Мы уже ушли с поляны идолов. Проходим мимо раскопанного муравейника.

- Это Михал Михалыч потрудился. Два года тут уже ходит. Хулиган. Он считает, что это его вотчина. Преграды нам ставит. Там вот осиное гнездо нашел, раскопал. Но мы в другом месте тропинку сделали. Теперь и тут хулиганит. Виделись не раз. Но мы не враждуем. Так, шутим с ним. 

Выходим на полянку на берегу озера. Здесь скамейки по кругу, столик какой-то…

 

- Добро пожаловать на международный симпозиум! – торжественно произносит Журавлев. – Вот и вы, друзья мои, стали его участниками. 
Такой вот симпозиум в Пегреме….

Мои друзья уже стремятся к яхте. Там нас ждет горячий чай с вафлями. А потом рыбалка. 
К Журавлеву тем временем на катере приехал сын, продукты привез и гостей. Прощаемся и идем в мыслях к яхте.  

Под Мумий Тролля 
У нас на судне есть надувная лодка. На ней мы подкрались к одному из заливов среди этих самых гор Велемонов. Невероятное зрелище! Словно великан просыпал корзину с камнями. 
На самом верху кружат две огромные птицы. Кажется, беркуты – самые большие орлы здесь. У них там, видимо, гнездо. Один орел ближе к скалам держится, второй – поодаль летает. Кричат что-то нам, прогоняют нас…

Велемоны

А у нас клюнули несколько щук. Прямо в лопухах. Уха будет….
Вечер. Мы спрятались с нашей яхтой за какой-то мыс рядом с Пегремой. Вода еще теплая. Нырнули прямо с яхты в воду. Голышом, как и положено. Эх, пробирает вода. Уха варится на яхтенной плитке. Открываем бутылочку припасенного рома с пиратом на картинке. Огурчики уже порезаны. Лучок…

- Ребята, это рай…
Стемнело, и над нами распахнулось звездное небо. 
- Звезды-то какие! 
Мы лежим на палубе. Втроем, как значок «Митсубиши». Смотрим на это небо. В музыкальной колонке негромко играет "Мумий Тролль". Звезды мигают нам, уха и ром булькают в желудках. Хорошоо-о-оо. Так вот ты какая, энергетика Пегремы… 
"Мумий Тролль" поет что-то медленное. А мы лежим, такие же чеширские коты, как певец Лагутенко, урчим от удовольствия и смотрим на эту вселенную над нами. 

Маленькая белая крупинка с парусом и тремя пассажирами. Земля, человек, космос – все едино, как у Журавлева. Мы сейчас тоже часть вселенной, как он. Радуемся этому и ничего не боимся. 

Фото и видео автора

Проект «Заонежье обетованное» реализован туристической компанией «Золотое кольцо Карелии». Автор также благодарит фотографа Игоря Подгорного, снимками которого проиллюстрированы все главы проекта (кроме постскриптума).

Большое спасибо всем героям публикаций за открытость, гостеприимство, желание общаться и любовь к Заонежью. 

Евгений Белянчиков's picture
Автор:

В школе любил писать сочинения и не смог избавиться от этой гнусной привычки. Главным в своей жизни считает семью и увлечения. Придерживается позиции, что нужно хорошо трудиться, чтобы хорошо отдыхать, а не наоборот. 

Ранее в этом сюжете: