Барин, поляк и батут. Заонежье обетованное. История двенадцатая

07 декабря 2017, 07:00
966
В ней о том, как одна деревня объединяет самых разных людей, а также о том, что дело важнее слов.

Экспедиция организована туристической компанией «Золотое кольцо Карелии».

«Бабушка моя рассказывала. Заонежане, они же беглые новгородские крестьяне. От крепостного права бежали. А на севере никто их не искал. Знали, что скорей всего на погибель. Но выживали. Так вот, когда пошел слух, что народ беглый жив, потянулись многие следом. И поначалу жили в уже существующих поселениях, у тех, кто раньше пришел. А когда сами обустраивались, съезжали на новые места. Сибово в губе небольшой стоит. И всегда эхо шикарное, долгое на воде, как в ковшике. Люди, когда на лодках отплывали в новые свои земли, прощались и долго кричали «Спасибо вам». Эхо искажалось, наслаивалось и получалось Сибово. Так и привыкли, прижилось название.

Да, кстати, губа небольшая, там, бывало, вода цвела,  особенно в жаркое лето. И молодежь деревенская из Сибово и Бережских (ныне деревня Кондобережская. - Прим. автора) стенка на стенку ходила. Так сибовских называли кислогубиками, типа вода в губе кислая. А бережан – провейковаты. Типа, ветром продуты». 

Эту историю со слов бабушки мне рассказала все та же моя знакомая Ольга, неравнодушная к Заонежью. Согласитесь, любопытно, даже если только легенда.  

Наш автомобиль кряхтел из Усть-Яндомы в сторону Сибово и Кондобережской. Очередной поворот налево, потом в горку. Дома пошли. Здесь и живут они, кислогубики. Хотя живут – громко сказано.  

Сибово сегодня глухая и мало чем привлекательная деревня. Была раньше церковь, но сожгли. Говорят, что туристы. Есть старые дома, но кого ими здесь удивишь. Людей – на пальцах одной руки. Из достопримечательностей только военный щит около дороги с надписью почему-то в память о сгоревшей церкви. 

Но зато Сибово – культовое место для рыбаков. Сюда на первый лед со всей округи и даже из Петрозаводска приезжают охотники на зимнего окуня. Впрочем, и летом здесь рыбалка что надо.

Сибово

Мы проезжаем деревню, помахав ей рукой, и устремляемся в Кондобережскую. Она более обжита, да и люди там масштабные, так сказать. 

Барин и его имение
Первый – Сергей Шихуцкий. Он встречает нас в своем гостевом имении. Он и есть мой тот самый друг и товарищ, к которому я каждый год езжу отдыхать. Честно говоря, даже не знаю, как его назвать – то ли владелец гостевых домов, то ли местный предприниматель, то ли хранитель истории, поскольку немало со своим отцом Павлом Ивановичем делает для сохранения Заонежья. Не знаю, но мы с товарищами называем Серегу барином. Началось с шутки, конечно, дескать в деревне живет как барин, пока мы там в городе газами дышим, но, как обычно бывает, зацепилось и прицепилось прозвище. 
 

С Сергеем (справа) мы знакомы давно. У нас даже футболки одинаковые - с логотипом "Карельского клуба рыбаков"

Барин тоже из тех, кто бросил все и сбежал из города. Ему за 40. Был бизнес в Петрозаводске, продал. Решил поехать на родину родителей – в Заонежье. Отец в Великой Губе живет, а Сергей построил свои дома в Кондобережской. Деревня – конфетка. Тишина и красота. Построил два дома своими руками, обустроил так, что вполне тянут на характеристику VIP. Нынешним летом строил баню. Да не просто чтобы помыться, а чтобы произведение искусства. Веранда со столом и стульями, нависающая над озером, сауна практически резная, душевая люксовая. И все это в Кондобережской! 

Хочу, чтобы люди не просто отдыхали, а непременно захотели сюда вернуться, - объясняет Сергей. – Я понимаю, что финансово, я, возможно, делаю неразумные вещи, и баню эту очень долго не отобью по деньгам. Но ведь я это делаю и для себя тоже. Это, наверное, не бизнес уже, а состояние души. 
 

Один из домов Сергея

Другой такой затеей для души стала для него реконструкция старинного столетнего крестьянского дома. 
- Мне все крутят у виска пальцем, дескать, на эти деньги, что ты вкладываешь в него, ты бы мог три гостевых дома построить. Мог бы, наверное, но повторюсь, это ведь не просто бизнес. Хочу, чтобы в моем Заонежье были и такие дома, какие стояли здесь много лет назад, - рассуждает мой собеседник. 

Сергей вместе с отцом и бригадой работников уже поменяли нижние венцы дома, нынешней осенью перекрыли крышу, причем в карельском стиле, с деревянным тесом, как в Кижах. В общем, работы ведутся грандиозные. И если все пойдет по плану, в доме откроется, в том числе музей с местной утварью, которую Шихуцкие старательно собирают много лет.

Тот самый старый дом (фото сделано летом). Сейчас у него уже новая крыша

А еще решил наш барин очистить старый деревенский пляж, снес убогие сараюхи, вывез мусор, привез песка. Кстати, дорогу до деревни – четыре километра от Великой губы – Сергей чистит и ровняет за свой счет. Сам платит за грейдер или трактор, сам подсыпает ямы. 

Спасти Сампсона и 10 тысяч подписчиков
Другая забота и боль его и неравнодушных жителей – старинная часовня святого Сампсона. Когда-то я писал о ней уже в «ТВР-Панораме». Умирала часовня, крыша текла, полы гнили. Усилиями и деньгами  местных активистов, в том числе Сергея, крышу смогли поменять. Вот еще бы до полов добраться…  Но имущество не частное, сложностей хватает. 

Часовня св. Сампсона в деревне Кондобережская
Старинный крест в часовне

А вот со своей недвижимостью можно работать сколько угодно.  Денно и нощно с весны по осень вкалывает Сергей собственноручно на стройках своих. А зимой делает удивительные вещи. В прошлом году снял фильм о рыбалке в Заонежье, благо, что с техникой на ты. А в этом реализует масштабный проект в сети Инстаграм. Называется «Заонежский календарь». Каждый день выставляет новое фото из Заонежья. Маленький календарь с датой на фоне местных красот. 

Мы живем здесь и многое не видим, - объясняет мой товарищ. – Гости приезжают и фотографируют все время. Смотрю на их фото – красота! Так ведь вот оно рядом. А мы не замечаем. Решил исправить ситуацию и запечатлеть целый год в одной истории. Людям нравится. 

Заонежский календарь

10 тысяч подписчиков, большой материал в «Российской газете», популярность у иностранных туристов – таков эффект проекта. Кстати, подписчики Сергея с удовольствием читают и наш проект «Заонежье обетованное». 

Поляк 
А вот кого точно читают по всему миру, так это Мариуша Вилька. Популярнейший журналист и писатель, поляк, несколько лет жил в Кондобережской. Купил здесь дом, о котором написал книгу «Дом над Онего». Стал популярен не только в Польше, но и в Европе, в том числе в России. В Польше его знают все, ведь он, кроме того, работал пресс-секретарем президента Леха Валенсы. Эмигрировал из страны. 

Потом судьба занесла в Россию. И как занесла. Девять лет жил он на Соловках. Потом переехал в Кондобережскую. В России женился на уроженке Приладожья Наталье, родили дочь Марту. Сейчас уехал в Италию. Там пишет новое произведение. Летом жена и дочь приезжают в Заонежье, сам Мариуш пока сюда не собирается, работы много. 

Мариуш Вильк. Фото Михаила Мешкова. 2015 год

Мы его, само собой, не застали, зато поговорили с супругой Натальей Вильк. К выходу этого материала Наталья тоже уехала в Италию, но в Заонежье осталась мыслями и делами. Трудно найти в Заонежье более осведомленного и заинтересованного в продвижении этого района человека. 

Беседа, правда, получилась у нас довольно осторожная. Фотографироваться Наталья отказалась, впрочем, дочь Марту снять на камеру разрешила. Но зато показала дом, где работал Мариуш Вильк, и в очередной раз призналась в любви к Заонежью. 

Огонь, вода и прыжки к счастью
Марту Вильк мы дома не застали. Она прыгала на батуте с друзьями из семьи Захарченко. 

Вообще, история семьи Захарченко – Андрея, Тамары и их четверых детей – достойна отдельного рассказа. В 2015 году весной в Кондобережской случился большой пожар. Горел огромный дом – семьи Захарченко. Только-только хозяин семьи с напарниками завершил укладку наплавной крыши. Но что-то, видимо, было сделано не так. Дом, на ремонт которого Андрей потратил 20 лет жизни и кучу денег и который наконец закончил, вспыхнул как спичка. Сгорело все, включая батут около дома. Людей успели спасти. 

2015 год. То, что осталось от дома Захарченко

К счастью, нашлись друзья и добрые люди, которые не оставили семью. Помогали вещами, деньгами, посудой. Временное пристанище Захарченко нашли в старом полусгнившем доме в своей же деревне. 
За один год Андрей сумел построить новый каркасный дом. Не меньше прежнего. Работал без устали. 

- Первое, что муж купил к новому дому, был батут, - вспоминает его супруга Тамара. – Для детей это был праздник. 
 

Мы сидим на диване в новом доме Захарченко. Общаемся с Тамарой. Андрей уехал к другу в соседнюю область помогать класть печь. Красивые панорамные окна с видом на Онего, уютная обстановка, синтезатор. Тамара – учитель музыки и ИЗО. Вокруг бегает детвора. На улице солнце. Чудесное мгновение, словно кадр из михалковского «Утомленные солнцем», впечаталось в память. Время здесь, в деревне, действительно идет по-другому. Оно не бежит, а замерло. Остановилось в прекрасном мгновении детства, любви, заботы, уюта и красоты. Я бросаю взгляд на часы и не верю глазам. Часы стоят…

В комнату забегают дети, среди них и Марта Вильк. Один из сыновей с интересом смотрит на нас. Кто-то начинает безудержно болтать. Тамара улыбается. 

Андрей и Тамара – необычные родители. Детей своих в садик не отдают, при этом все еще до школы умеют читать и писать. Старшие учатся в школе в Великой Губе, младшие живут в Кондобережской круглый год. Дети настоящие деревенские. Не боятся ничего – ни леса, ни змей, ни батута. Прыгают так, что страшно за них. Но Тамара успокаивает: «Они всегда так».   

Мы с Игорем Подгорным решаем, что лучше всего сделать фотосессию именно на батуте, который так поспешил после пожара купить хозяин семейства. Батут – как символ детства, жизни и веры в то, что человек может все, если рядом есть любимая жена, дети и 100 друзей, которые в трудную минуту не подведут. 

Мы прощаемся с детьми и Тамарой, проезжаем мимо загорающей на грунтовке гадюки, машем рукой вышедшей на дорогу Наталье Вильк и движемся в сторону Великой Губы. Там нас ждут ночлег и встречи с местным батюшкой, странствующим чехом и хранителем истории Паливанычем (именно так) Шихуцким. 

Фото Игоря Подгорного

Кондобережская
Евгений Белянчиков's picture
Автор:

В школе любил писать сочинения и не смог избавиться от этой гнусной привычки. Главным в своей жизни считает семью и увлечения. Придерживается позиции, что нужно хорошо трудиться, чтобы хорошо отдыхать, а не наоборот. 

Ранее в этом сюжете: