28 февраля 2015, 10:00

Умные вещи: о русских богатырях мир узнал благодаря Карелии (часть II)

<p>Сегодня мы продолжаем рассказ о том, как Россия открыла для себя былины.</p>

Сегодня мы продолжаем рассказ о том, как Россия открыла для себя былины. Это удивительное культурное явление, которое могло бы стать подлинным символом Карелии, остается малозаметным фактом в школьных учебниках, да тешит душу местных филологов и экскурсоводов.

Итак, напомню – в 1860-1870-х годах фольклористы обнаружили в Кижской волости Олонецкой губернии массу сказителей, которые сказывали свои старúнки, более известные ученым как былины. Пока исследователи искали остатки эпических поэм по стране, буквально под Петербургом (ну что такое 400 верст по российским меркам?) при свете лучины, под ловкое мелькание сетевязной иглы раздавалось протяжное пение стариков. Из поколения в поколение передавались десятки былинных сюжетов, а самые талантливые исполнители славились на всю округу.

Когда исследователь фольклора А.Ф. Гильфердинг в 1871 году познакомился с исполнителями былин, жившими в Петрозаводском уезде, он решил представить их ценителям старины и столичной публике. Осенью того года перед Русским Географическим обществом им были устроены вступления самых талантливых рапсодов (исполнителей эпических песен) из Кижской волости Трофима Григорьевича Рябинина, Василия Петровича Щеголенка, Ивана Аникиевича Касьянова.

Той осенью 70-летний крестьянин Рябинин повез в Петербург не рыбу, как это уже делал неоднократно, а былины. Столичная публика слушала сказителя стоя – мест не хватало для всех желающих. Живое исполнение былин олонецким крестьянином почтенного вида, явно старообрядцем, произвело на публику большое впечатление. Рябинина наградили медалью «За полезное» - впервые правительство награждало крестьянина за пение былин. Известность не изменила жизнь Трофима Григорьевича – он вернулся в свою деревню, зажив прежней крестьянской жизнью.

Трофим Григорьевич Рябинин. Автор Л.А. Серяков. 1876 г.

Другое дело сапожник Щеголенок, который был помоложе (ему было 54 года) – он куда активнее выступал и стал очень популярен среди интеллигенции. Так он не один раз гостил у Льва Толстого в Ясной Поляне, удивляя семью писателя неистощимостью запаса своих песен.
Выступления сказителей слушали известные русские композиторы Мусоргский, Римский-Корсаков, Балакирев. Щеголенок специально выступал для «Могучей кучки». Молодой, но уже известный Илья Репин написал портреты обоих сказителей.

Портрет Трофима Григорьевича Рябинина. Автор И.Е. Репин.1871 г. kizhi.karelia.ru

Как и все сказители, Василий Петрович Щеголенок тоже вернулся в родную деревню. Когда сказитель постарел и обеднел, Географическое общество ежегодно высылало ему 12 рублей пособия до конца жизни.

Портрет Василия Петровича Щеголенка. Автор И.Е. Репин. 1879 г.

Иван Аникиевич Касьянов не только выступал сам, но, осознав значение своих знаний для ученых, стал заниматься сбором песен. Вел активную переписку с господами из столицы, и радовался небольшим вознаграждениям за свои труды. Вскоре после первого выступления сказителя в столице, журнал «Русская старина» опубликовала написанную Касьяновым свою биографию.

Иван Аникиевич Касьянов. Автор фото И.Ф. Тюменев. 1894 г. Из собрания Национального музея РК

Петрозаводчане с удовольствием читали в местной газете отчеты о том успехе, которые имели местные мужики в столице. Наверное, не только исследователи, но и обыватели могли задаться вопросом – а почему именно здесь, в Карелии былины сохранились?
Причин много – это и глушь мест, куда пришли сказания века назад, и свободолюбивое сознание людей, не знавших крепостного права, и восприимчивость к чуду, и вера в волшебство.

Кроме того, широко распространенное на Онежском озере плетение сетей, как признавались местные крестьяне, вызывает «охоту старинки петь». Короткий световой день, коллективный труд семьи или артели рыбаков, были хорошими условиями для уважения творчества сказителей, развлекавших своих слушателей часами. Некоторые былины содержали до 1000 строк, и хватало их надолго. За возможность скрасить пением долгие вечера артели были готовы платить, и сказители зарабатывали на пропитание своим талантом - голосом, артистизмом, феноменальной памятью. И пусть в Заонежье даже некоторых стариков упрекали за то, что они «корыстолюбивы и не хотят петь иначе, чем за деньги», былины, тем не менее, сохранились во многом благодаря этим товарно-денежным отношениям. Заметим, что фольклористу Гильфердингу былины охотно пели потому, что он, по словам Касьянова, «был добрый и щедро рассчитывался» со сказителями. А те между собой смеялись, считая, что «господам в Петербурге больше делать нечего».

Напевы и герои старин, которые сохранили в своей памяти заонежане, вошли в русскую музыку, населили своими образами картины, их персонажи стали хрестоматийными. Публичные выступления сказителей продолжались: в 1890-х годах в крупных городах России выступала талантливейшая плакальщица из Заонежья Ирина Андреевна Федосова и Иван Трофимович Рябинин, продолжатель династии Рябининых.

Ирина Федосова с 13 лет пела на свадьбах и похоронах, прославившись своим даром плáкальщицы (вóпленицы). Будучи уже зрелой женщиной, в Петрозаводске, где она 20 лет прожила с мужем-столяром, Федосова познакомилась с Е.Барсовым, впервые записавшим ее духовные стихи, старины и плачи. Гастроли Ирины Федосовой начались, когда ей было 64 года. «Маленькая кривобокая старушка с веселым детским лицом» поразила Ф. Шаляпина лирикой и трагизмом своих плачей. Ее записывал Римский-Корсаков, образы ее песен вдохновлял Некрасова и Горького.

Ирина Андреевна Федосова. Гравюра с фото Е.Л. Мрозовской. 1897 г.

Сын Трофима Рябинина, Иван, впервые выступил перед публикой в Петербурге в 48 лет, в 1893 году. Сдержанный спокойный крестьянин давал концерты в высшем свете столицы, пел для императора Николая II. За три месяца гастролей Рябинин-младший побывал в Киеве, о котором так много пел, выступал в Болгарии, Сербии, Вене, Праге, Варшаве.

Иван Трофимович Рябинин. Заонежье, д. Гарницы. До 1909 г. kizhi.karelia.ru

В местном обществе интерес к былинам дошел до того, что супруга Олонецкого губернатора Анна Васильевна Протасьева, натура творческая и артистичная, в зале при губернаторской квартире исполняла былины, перенятые от Ивана Рябинина.

Голоса сказителей стали записываться с 1894 года на фонограф, и записи эти сохранились. Современные технологии позволяют нам услышать их – достаточно набрать в строке поиска в аудиозаписях соцсети «былина рябинин», как сквозь треск и шум до нас донесется глухое протяжное пение давно ушедших голосов.
В ХХ веке былинная традиция исчезла из заонежской деревни, оставшись на магнитофонной пленке экспедиций, заняв свое место в книгах. На смену живым былинам пришли говорливые радио и телевизор. Грустный, но закономерный процесс, который, тем не менее, никому не помешает знакомиться с русским эпосом. А я свой рассказ закончу словами сегодняшних героев: «вам-де счастье да венец, моим старинушкам конец».

Национальный музей Карелии

Обсудить
41307