16 ноября 2012, 15:11

Медицинская ошибка или оговор?

Врач БСМП, обвиняемый в причинении смерти пациентке по неосторожности, дает показания в суде.

В Петрозаводском городском суде идет рассмотрение уголовного дела в отношении 35-летнего врача-эндоскописта БСМП. Его обвиняют в «причинении смерти по неосторожности» своей пациентке. Инцидент произошел еще в августе прошлого года, и вот к рассмотрению дела приступила Фемида.
 
По версии следствия, в отделение ИТАР Больницы скорой медицинской помощи поступила женщина с подозрением на черепно-мозговую травму и кому. Пациентку подключили к аппарату искусственной вентиляции легких и провели процедуру ФГДС (фиброгастродуоденоскопии). Результаты показали, что в желудке у больной есть сгусток крови: врачи приняли решение продолжить проведение реанимационных мероприятий, и вечером состояние женщины улучшилось. Врач-анестезиолог перевел пациентку на вспомогательное дыхание, переключив аппаратуру на прямую подачу кислорода (фактически она уже могла дышать самостоятельно), но для этого необходимо было держать специальный клапан на интубационной трубке открытым. Ночью в палате в очередной раз появился эндоскопист с медсестрой, чтобы повторно провести процедуру ФГДС.

В момент проведения процедуры анестезиолог был вынужден отлучиться к другой пациентке в палате, так как сработала система оповещения об ухудшении ее самочувствия. Возвращаясь обратно через несколько минут, он услышал вскрик медсестры и увидел, что клапан на трубке закрыт. Из-за этого пациентка не могла выдыхать воздух, что привело к баротравме легких. Пациентку попытались реанимировать, но она скончалась.

Позже следствие заключило: эндоскопист, ошибочно полагая, что клапан можно закрыть, дал указание медсестре сделать это для удобства работы, в том числе для того, чтобы от интубационной трубки не распространялся неприятный запах от выдоха больной.


В конце октября, на первом заседании суда, обвиняемый опроверг обвинения, сказав, что не давал никаких указаний медсестре, и предположив оговор. Позже на допросе также не согласилась с выводами следствия и сама медсестра, заявив, что никаких указаний не получала.

Похоже, рассмотрение дела в суде затянется. Во-первых, врача-эндоскописта проверили на полиграфе. Согласно показаниям аппарата подсудимый не закрывал клапан, но знал и видел, кто это сделал, что противоречит его показаниям в суде. Во-вторых, врач и медсестра являются мужем и женой, что осложняет процедуру допроса, потому что в таких случаях, по словам следователей, оба не несут ответственности за дачу ложных показаний.
 
В-третьих, пока непонятно, действительно ли на время анестезиолог покидал палату, в чьи прямые обязанности входит наблюдать за состоянием пациента во время медицинских процедур. Медсестра утверждает, что он все время был рядом. В ближайшее время допрос свидетелей продолжится. Газета «П» будет следить за развитием событий.

Стоит отметить, что случаи врачебных ошибок, приводящих к летальному исходу, у нас чрезвычайно редки.

— За последние годы в Петрозаводске рассматривались всего два дела, в которых фигурировали врачи, обвиняемые в причинении смерти по неосторожности, — говорит первый заместитель прокурора Петрозаводска Павел Гравченков. — В 2005 году перед судом предстал детский нейрохирург, оставивший в голове шестилетнего ребенка марлевый тампон (турунду). Он был приговорен к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком один год. А в 2010 году год условно получила медсестра гинекологического стационара родильного дома имени Гуткина: она оставила полотенце в животе пациентки, отчего та позже скончалась.