21 апреля 2011, 10:14

История городской Лениниады

Накануне дня рождения вождя мирового пролетариата мы решили вспомнить, как его образ пытались увековечить в Петрозаводске

Имя Ленина из сознания даже самого аполитичного городского тинейджера не исчезнет. Залогом тому – грандиозный памятник на главной площади города. С него началась история городской Ленинианы и, похоже, им же и завершилась.

Гранитный монумент

В 1918 году с улиц города исчезли все памятники установленные царям и членам царской фамилии. Остались только два пустых постамента, которые практичный пролетариат долго держал "про запас", чтобы увенчать их скульптурами истинных героев революции: Лениным и Троцким. Правда, лишних денег у советской власти на это дело не находилось - гражданская война, разруха. Только в январе 1924 года в связи со смертью вождя решение потребовалось принять безотлагательно.
Стоит отметить, что вдова покойного просила не обременять народ затратами на памятники. Даже личный визит представителя Карельской автономии к Крупской не помог делу. Она решительно не поддержала идею монумента, лишь посоветовала построить какое-либо нужное общественное здание имени Ленина. Вот под этим флагом и началась кампания по сооружению петрозаводского Дома крестьянина. Дом этот к 1929 году построили на ул. Гоголя, но и мысль о сооружении монумента не умерла. Наоборот, она стала еще актуальней. Правительство Гюллинга таким образом стремилось подчеркнуть верность идеалам и делу социализма. Ибо органы ГПУ уже стали сигнализировать руководству страны о своих сомнениях в целесообразности приглашения на работу в Карелию граждан буржуазных государств: «Верной ли дорогой идут товарищи из АКССР?»
Гюллинг упрямо продолжал принимать финнов-иммигрантов из Америки, но как верный член партии подписывал и документы по раскулачиванию. Именно «кулаки» из полунищих деревень Олонии  были отправлены на пустой остров Гольцы близ пудожского побережья. Там их заставили вырубать блоки крепчайшего серого гранита для будущего памятника Ленину. По улицам города эти глыбы-заготовки везли от пристани на тракторных санях, полозья которых загорались от трения по булыжнику. Согласно замыслу скульптора Матвея Манизера, гранитный Ленин должен был выглядеть античным колоссом, подчиняющим себе не только пространство маленькой площади.
Иностранные наблюдатели в 1933 году отметили грандиозность 11-метрового сооружения, поставив его в ряд со статуями Бисмарку в Берлине и Свободы в Нью-Йорке. Отечественные искусствоведы гораздо позже открыли еще одну уникальную особенность скульптуры: петрозаводский Ильич –  самое тепло одетое изваяние вождя пролетариата.

Время гипсобетона


С 1933 года стихия сооружения памятников вождю начала набирать силу. Невеликий город Петрозаводск не мог позволить себе два-три однотипных монумента, но различным ведомствам не возбранялось приобретать нечто подобное на свои средства. Благо в Москве централизованно и за умеренную цену удовлетворялись заявки на любой вкус и размер. Конечно, из самого демократичного материала – гипсобетона.
Военные заказали  Ильича во весь рост и в призывной командирской позе, железнодорожники – почему-то сидящего, в виде задумавшегося или прислушивающегося к объявлениям пассажира. Ведомство народного образования облюбовало сюжет, связанный со своей спецификой. Им прислали фигурку малолетнего кудряша Володи Ульянова с огромной книгой под мышкой.  После войны он украшал собой поляну в Парке пионеров, бывшего филиалом городского Дворца пионеров. Затем оттуда он был откомандирован в скверик около краеведческого музея (нынешнего храма Александра Невского). Сейчас от всех этих скульптур, довоенных и послевоенных, не осталось и следа.
Если у предприятия не было возможности потратиться на памятник в полный рост, предлагался следующий выход. Поставить на столпообразный постамент оплечный бюст или просто голову вождя. Так, например, поступило руководство карельского пединститута (ныне академии). Голова Ленина украшала крохотный фасадный дворик-курдонер здания долгие годы, пока вдруг в один прекрасный день не исчезла вместе с постаментом.
Такая же история произошла и с бюстом из серого гранита, который украшал центральную аллею бывшего Парка пионеров. После реконструкции парка он попал на хранение в запасники краеведческого музея, поскольку представляет художественную ценность. Его автор – известный карельский скульптор Лео Ланкинен.

Из металла и «мрамора»

Для рабочих кабинетов выпускались изваяния также на все вкусы: побольше и поменьше, настольные и напольные. Раньше ни одна праздничная экспозиция краеведческого музея не обходилась без настольной скульптурной группы «Ленин и Рахья» (скульптор Чеботарев, 1970 г.). Ильич шагает в Смольный с финским большевиком Эйно Рахья. Последний, как известно, нелегально провез Ильича осенью 1917 г. в Петроград, за что и получил от И. Сталина по заслугам. То есть затрещину вместо благодарности: «Присутствие товарища Ленина ЦК считает преждевременным!». Имеется в музее и небольшая композиция «Ленин в Разливе» и мало похожее на оригинал изделие скульптора-самоучки.
Только на фотографиях остались барельефы Ленина и Сталина, которыми была украшена городская праздничная трибуна. Её ровно 70 лет тому назад решил обновить к майским праздникам 1941 года тогдашний глава карельских коммунистов Г. Куприянов. Заказ был выполнен на славу: некое подобие Мавзолея было украшено огромной статуей Сталина, а изображение герба КФССР было обрамлено профилями обоих вождей: нынешнего и вчерашнего. Трубину за 20 шагов можно было принять за мраморную, хотя сколочена она была из фанеры и оккупацию поэтому не пережила.
Кстати, монумент Ильичу финны тоже в конце концов разобрали и складировали за университетским забором. После освобождения ее пришлось собирать заново и вытесать новую голову вождя взамен испорченной. Так что нынешняя скульптура состоит из разновременных блоков: 13 из них – начала 1930-х годов, а голова – 1945 года.

Обсудить
1367