13 ноября 2018, 07:00
2389

Депутат или пиво? На суде по делу Гаврилова «пояснили за всю пивню»

Ученые-лингвисты три часа спорили о том, как трактовать два года назад написанное на стене ругательство.

Такой концентрации филологов на квадратный метр в петрозаводских судах, наверное, еще не бывало. Трое ученых-лингвистов; три журналиста с филологическими дипломами; подсудимый – бывший преподаватель ПетрГУ и бывший журналист ГТРК – тоже выпускник филфака! Неудивительно, что вопрос на повестке дня стоял сугубо научный, можно сказать – академический: является ли слово «пивня» во фразе «пивня – [нецензурный аналог слова «фигня»]» обозначением депутата Госдумы Валентины Николаевны Пивненко. Поскольку В. Н. Пивненко – фигура политическая, к рассмотрению вопроса привлекли еще одного ученого – политолога.

Таким составом впору было не судиться, а конференцию открывать; но судиться все же пришлось.

Процесс по делу экс-депутата Законодательного собрания Алексея Гаврилова с самого начала был завязан на тексте. Напомним: Гаврилова обвиняют в том, что он незадолго до выборов 2016 года организовал акт вандализма по мотивам политической ненависти. Как утверждает следствие, Гаврилов нанял двух молодых людей, которые нанесли на стены петрозаводских домов 17 надписей: «Макеев за геев», «Белуга за Макеева» и «Пивня – [нецензурный аналог слова «фигня»]». Понятно, что в таком уголовном деле не обойтись было без лингвистической экспертизы, которую для следственных органов и сделал преподаватель ПетрГУ, аккредитованный эксперт-лингвист, кандидат наук Андрей Котов. Накануне Котов выступил в суде, чтобы пояснить выводы, к которым он пришел в процессе исследования двухгодичной давности.

«Лингвистически недоказуемо»

Главный вопрос, который интересовал Алексея Гаврилова и его адвоката Михаил Шогина: на каком основании эксперт сделал вывод, что «пивня» – это обозначение депутата Госдумы Валентины Пивненко? Шогин специально попросил Андрея Котова сравнить число графем (говоря проще, букв) в надписях «пивня» и «Пивненко В. Н.» Числа, разумеется, получились разные. Минут десять ушло на то, чтобы понять, можно ли писать имена без заглавной буквы и являются ли они в таком случае именами собственными. По поводу заглавных букв эксперт пояснил, что правило актуально только для литературного языка, коего на стенах не наблюдается. С «пивней» аргументация была посложнее.

Если отринуть нюансы и неудобочитаемые термины вроде «экстралингвистические параметры», в сухом остатке будет следующее: сочетание букв в слове «пивня», конечно, не может однозначно указывать на Валентину Николаевну Пивненко. Однако для оскорбления важно не что написано, а что подразумевается. Андрей Котов, готовя экспертизу, изучил показания подозреваемых – тех самых парней, которых поймали за нанесением надписей. И они заявили следователям, что под непонятным словом имели в виду именно депутата Госдумы.

– Слово «пивня» в русском языке имеет другое значение. Насколько я помню из словаря современного жаргона, «пивня» – это пивнушка. С чего вдруг эксперт решил, что это Пивненко? –обратился Котов к самому себе. – Но здесь очень важным является другой фактор: оскорбление выявляется в том случае, если говорящий адресует его конкретному лицу, приписывает ему отрицательную характеристику.

С точки зрения носителя русского языка «пивня» может обозначать разнее вещи. С точки зрения того, кто эту надпись сделал, – он отдавал в себе отчет в том, что «пивня» является номинацией конкретного человека.

– заявил специалист.

После допроса Котова адвокат Шогин посчитал, что эксперт полностью разбил свое заключение. Однако чтобы окончательно раздавить оппонента, сторона защиты привлекла специалиста – доктора наук Замира Тарланова. Уроженец Дагестана, всю жизнь проработавший в Карелии, Замир Курбанович – фигура для местных филологов эпическая. Он преподавал чуть не у половины сидевших в зале людей, в том числе у Алексея Гаврилова и Андрея Котова. Последний и вовсе под его руководством писал диссертацию. Однако, невзирая на совместное академическое прошлое, пожилой профессор экспертное заключение бывшего ученика раскритиковал.

– Слово «пивня» он ассоциирует, непонятно почему, с «Пивненко», при этом исходный [языковой] факт восполняется восемью графемами. Такие вещи недопустимы в лингвистике. И далее все рассуждения он строит вокруг этого им сочиненного факта. Лингвистически это недоказуемо.

Замир Тарланов сказал, что он лично «пивню» ассоциирует с пивом или с глаголом «пить», но никак не с российским политиком. Сама Валентина Николаевна с этим бы не согласилась: она считает, что вся республика знает ее именно под таким прозвищем...

Андрей Котов продолжал настаивать: он не отрицает того, что само по себе слово «пивня» не имеет к депутату Госдумы от Карелии никакого отношения. Однако для экспертного заключения важен контекст. Свою мысль специалист проиллюстрировал на своей же собственной фамилии.

– Если кто-то напишет «Котяра – скотина», имея в виду Котова Андрея Александровича, и скажет, что он имеет в виду именно меня, то это разговор один. Но если он скажет, что у него есть кот, он нагадил в тапки, то эксперт-лингвист будет исходить именно из этого, – пояснил ученый.

Замир Тарланов предположил, что для точного анализа надо было опросить людей, прочитавших надпись, и спросить, отождествляют ли они «пивню» с Пивненко В. Н. Однако такого исследования в ходе следствия сделано не было.

Склоняли в суде имя не только Валентины Николаевны Пивненко. Отдельного упоминания удостоился и экс-депутат Петросовета Дмитрий Макеев, который, по версии нанесших надписи вандалов, «за геев». Для анализа этого обстоятельства сторона защиты пригласила еще одного лингвиста, кандидата филологических наук Вадима Павлова. Тот, вообще говоря, специализируется на английском языке, поэтому в судебном заседании пять минут объяснял, какое значение слово «гей» означает в английском. Было установлено, что это – обозначение гомосексуалов, и в том же смысле оно перешло в русский. Является ли фраза «Макеев за геев» оскорблением? – ни в коем случае, уверен специалист.

– На мой взгляд, данная фраза оскорбительной не является, скорее несет положительную коннотацию (Смысловой оттенок. – Авт.), потому что в ней присутствует предлог «за». Доказать обратное можно подстановкой предлога «против», который придаст этой фразе негативный оттенок, – ответил Вадим Павлов.

«На уровне подсознания»

В суде допросили автора еще одной экспертизы по делу Гаврилова – политолога, кандидата философских наук Александра Ильина. Ученый входит в Общественный совет при МВД и даже получал награды от этого ведомства. Именно он в своем заключении указал, что нанесенные на стены надписи могут оказать негативное воздействие на потенциальных избирателей. Адвокат Михаил Шогин спросил: каким образом это могло бы произойти?

– Без социологической выборки можно определить возможность влияния надписей? – задал вопрос защитник.

– Даже если это будет влияние хотя бы на одного человека, оно будет оказано. Любой знак, который находится в сфере публичного рассмотрения, любое действие – оно оказывает влияние, – ответил Ильин. – Без проведения социологической выборки мы не можем определить, было ли оказано воздействие.

Но мы не можем гарантировать, что кто-то на это не обратил внимание. Сам факт косвенного или явного обращения был. И самое худшее – если он был зафиксирован на уровне подсознания.

При этом Ильин заявил, что в высказываниях, инкриминируемых Алексею Гаврилову, нет политической ненависти.

– Это один из приемов черной пропаганды и агитации, навешивание ярлыков, которые могут разными людьми восприниматься негативно либо положительно, – сказал Ильин.

Политолог, впрочем, не пояснил, где прячется пропаганда во фразе «Белуга за Макеева» – а участники процесса спрашивать об этом не стали. Так что это для нас с вами останется тайной. Равно как и то, зачем вообще нужны это уголовное дело и этот процесс.

В городе, с ног до головы зарисованном рекламой наркотиков, вот уже два года на полном серьезе устанавливают преступный смысл фразы «Макеев за геев». Устанавливают настолько эффективно, что сроки давности по делу давно прошли, и если главного фигуранта признают виновным, его даже поругать не получится. Интересно, сколько сотен тысяч бюджетных рублей потрачено на этот праздник жизни и здравого смысла?

Однако кого эти деньги интересуют. Да и здравый смысл тоже. 

Ранее в этом сюжете:

Георгий Чентемиров's picture
Автор:

Журналистикой занимаюсь с 2007 года. Работал в "Молодежной газете", журнале "Ваш досуг", газете "Губернiя", на ГТРК "Карелия", в информационном агентстве "Республика".