10 октября 2018, 07:00
2824

Без надежды на милосердие: почему Гаврилова таскают по судам в гипсе

Экс-депутата со сломанной ногой насильно доставляют в суд по уголовному делу с истекшим сроком давности.

Двадцать минут – ровно столько ехала вчера бригада скорой помощи к бывшему депутату Законодательного собрания Карелии Алексею Гаврилову. Все в рамках норматива! Медиков экстренной службы вызвала судья Надежда Морозова, потому что Гаврилов, находясь в судебном заседании, пожаловался на боль в ноге. Еще бы не жаловаться – нога-то у него сломана, и в суд мужчину доставили насильно, с помощью приставов.

Уголовное дело в отношении Алексея Гаврилова сразу напоминало какой-то молодежный ситком. Два года назад бывшего депутата (на тот момент – кандидата в депутаты) обвинили в том, что он нанял двух молодых людей для нанесения неприличных надписей на стены домов в районе Октябрьского проспекта. В обвинительном заключении фигурируют три типа надписей: «Пивня – [нецензурный аналог слова «фигня»]», «Матвеев за геев» и «Белуга за Макеева».

Следствие посчитало, что такими граффити Гаврилов, якобы организовавший акт вандализма, намеревался дискредитировать своих политических оппонентов. А это, на секундочку, преступление, за которое можно получить до трех лет лишения свободы! Эксперты – политолог Александр Ильин и лингвист Андрей Котов – установили, что надписи носят агитационный пропагандистский характер. В том числе и фраза «Белуга за Макеева». Потерпевший – состоятельный бизнесмен Дмитрий Макеев – пояснял потом в суде, что люди не любят состоятельных бизнесменов и поддержка (очевидно, мнимая) со стороны другого состоятельного бизнесмена Леонида Белуги могла уронить его достоинство в глазах избирателей… В «Пивне» следователи опознали депутата Госдумы Валентину Пивненко, которая позже подтвердила, что это  ее прозвище.

С самого начала карельские правоохранительные органы действовали максимально жестко. К примеру, Алексея Гаврилова намеревались арестовать – как арестовывают убийц, насильников, растлителей и (иногда) коррумпированных чиновников. Суд, впрочем, посчитал такую меру пресечения непредусмотренной законом для инкриминируемого деяния, и Гаврилов остался на свободе.

Через два года экс-депутат на своей шкуре узнал, что не стоит переоценивать масштабы милосердия местной Фемиды.

За два года неторопливо прошло следствие, без спешки начался суд. В середине сентября 2018 года срок давности по уголовному делу в отношении Алексея Гаврилова истек. Это означает, что даже если мужчину признают виновным в вандализме по политическим мотивам, наказания ему никакого не будет. В конце сентября Гаврилов, играя в футбол, травмировал себе ногу. И вот тут-то карельское правосудие показало, насколько безжалостным оно может быть к людям, обвиняемым в нанесении депутатских фамилий на стены домов.

В минувший четверг в мировом суде должно было состояться очередное заседание по уголовному делу. Рано утром к дому бывшего депутата приехала машина Службы судебных приставов. Бравые парни в форме заставили Алексея Гаврилова одеться и довезли его до здания суда. Всю дорогу обвиняемый прыгал на здоровой ноге, опираясь либо на костыль, либо на нежные руки приставов.

Защитник Гаврилова, адвокат Михаил Шогин, пытался узнать у приставов, почему они действуют столь неумолимо. Те отвечали, что исполняют указание суда. Тогда Шогин спросил: а если суд даст указание расстрелять человека – что тогда?

— Если будет письменно написано, расстреляем, — цитирует силовика издание «Руна».

В итоге в четверг все завершилось визитом скорой помощи: бригаду вызвали по настоянию суда, когда Алексей Гаврилов сообщил, что не может участвовать в заседании из-за сильной боли. Медики сделали экс-депутату укол обезболивающего и увезли в больницу.

Вы думаете, на этом издевательства над подсудимым закончились? Наивные. Спустя четыре дня ситуация повторилась. В минувший вторник Гаврилова точно так же доставили в суд с помощью приставов, а потом точно так же вызвали скорую из-за жалоб на боль в ноге.

То, что Алексей Гаврилов не симулирует, подтверждают документы. В травмпункте у него диагностировали отрывной перелом лодыжки. Это серьезная травма, которая при неправильном лечении может обернуться осложнениями. Правильное же лечение в такой ситуации предполагает покой и минимум передвижений. И на восстановление требуется хотя бы несколько недель. Любое перемещение сломанной ноги – а она у Гаврилова еще сломана – доставляет сильную боль. Это понятно любому взрослому человеку.

Но, очевидно, не судье Надежде Морозовой.

Мне лично очень хотелось бы понять, чем руководствуется служитель Правосудия в этой ситуации. Уголовное преследование бывшего депутата на сегодняшний момент, как мы уже писали, не имеет смысла: истек срок давности, фигурантов все равно невозможно наказать. Перенести заседание на несколько недель – не проблема: паузы в уголовных процессах случаются и более долгие.

Единственный смысл, который я вижу в действиях судьи Морозовой, – причинить лично Алексею Гаврилову максимум физических страданий. Это всего лишь мое предположение. Опровергнуть эту версию и объяснить свои мотивы могла бы сама судья – но она давать комментариев не пожелала. По крайней мере, именно такой ответ нам дали в ее приемной.

Любопытен в этой истории еще один малозаметный нюанс. Как следует из написанного выше, на суд по делу Гаврилова дважды вызывали бригаду скорой помощи. Напомним нашим читателям, что СМП – это экстренная служба, задача которой – спасать жизни людей. В прямом смысле. Специально для судьи Надежды Морозовой приведу пример: скорую помощь вызывают при инфаркте, инсульте, ДТП, падении с высоты, отравлении, ножевом или пулевом ранении. Скорую помощь не вызывают при ангине, боли в зубах, конъюнктивите.

Точно так же нет никакого смысла вызывать медиков экстренной службы при переломе двухнедельной давности. Человек с такой травмой должен просто лежать дома и, если понадобится, пить обезболивающие таблетки.


Бейджик для визитов в суд.
Гаврилову - дружески от пока еще несудимого
Тихонова
.
 

Также специально для судьи Надежды Морозовой хочу сообщить, что в Петрозаводске – дефицит работников скорой помощи, а следовательно, и дефицит бригад. Иногда машина СМП едет к пациенту несколько часов. И вызывать скорую по такому поводу, как двухнедельный перелом, – значит ставить под угрозу жизнь и здоровье горожан, которым действительно требуется экстренная помощь.

Впрочем, глядя на сидящего в суде Гаврилова со сломанной ногой, начинаешь понимать, что все это здесь значит очень мало.

Накануне Алексей Гаврилов и адвокат Михаил Шогин обратились с ходатайством освободить подсудимого от участия в судебном разбирательстве. Такое право дает Уголовно-процессуальный кодекс, если рассматривается дело небольшой (как у Гаврилова) или средней тяжести. Это ходатайство было отклонено. Экс-депутат со сломанной ногой продолжит ходить на все заседания – вне зависимости от того, как это скажется на его здоровье.

Коллаж на открытии: Александр Пелгонен, "Внутренняя Карелия"

Георгий Чентемиров's picture
Автор:

Журналистикой занимаюсь с 2007 года. Работал в "Молодежной газете", журнале "Ваш досуг", газете "Губернiя", на ГТРК "Карелия", в информационном агентстве "Республика".