Любовь и вороны. Заонежье обетованное. История девятая

25 октября 2017, 09:00
1150
О каменном кресте, который умеет плавать, финской прачечной в доме, лучинах XXI века, гадюках на продажу, воронах и курах.

Экспедиция организована туристической компанией «Золотое кольцо Карелии». 

Мы покидали Типиницы, но покидали сложным маршрутом. Сначала заехали в деревню Поля, где стоит прекрасная церковь Ильи Пророка 1873 года постройки. Деревня действительно находится в полях, отсюда, видимо, и название. Сворачиваешь с дороги на Типиницы и прямо здесь, среди травы, стоят церковь и несколько домов. Говорят, что именно это место облюбовал для себя великогубский настоятель отец Владимир, интересный разговор с которым нам еще предстоял.

Церковь Ильи Пророка в деревне Поля

Но главной целью нашего сегодняшнего маршрута была не эта церковь. Нам предстояло отправиться в деревню Вороний остров и попробовать найти каменный крест, о котором наш проводник в Типиницах Андрей Акимов сказал с прищуром Вяйнямейнена так: 
- Есть там крест один каменный, чудотворный, говорят, который мимо острова проплывал. Да-да, каменный и проплывал. Так люди говорят. И часовня еще, где лежит он. Вы найдите его обязательно. 

 

Андрей Акимов

Ну, теперь скажите, дорогие мои читатели, как мы могли не поехать искать этот крест? 
Дорога на Вороний остров, надо сказать, тупиковая. Дальше только деревня Тамбицы. А потом – разворачивайся назад. До Вороньего грунтовка настоящая сказочная – с поворотами, разворотами и выкрутасами. Едешь как за ниточкой от клубочка волшебного – направо, налево, налево, направо…. Так и виляли мы по ней, как змея какая. 

Люди добрые 
Но вот и он – Вороний остров. Церковь и несколько домов – неужели вся деревня? Храм у дороги, к которому мы подъехали, называется часовней Усекновения Главы Иоанна Предтечи. Построен в 1860 году. По традиции мы поднимаемся наверх и любуемся окрестностями. 
Но Вороний остров на то и остров, что самое интересное находится именно там – на нем, а не на материке. В деревне, судя по нашей информации, три часовни. Две другие как раз на острове – часовня Иоанна Предтечи и та самая часовенка с чудотворным крестом-плавунцом. 
Но вот беда – попасть туда без лодки невозможно. Но мы не унывали. Решили включить проверенное «Люди добрые, помогите…».

- Должны же здесь быть люди! – мы медленно продвигались мимо маленькой речушки, вдоль домов к берегу Онежского озера. Вокруг – ни души. Только оводы да комары, вечные наши спутники. 
У старого покосившегося дома увидели двух женщин, так и хочется сказать по-некрасовски, селянок. Одна из них что-то копала в огороде, вторая сидела на скамейке в окружении курочек. Первая была одета легко, по-летнему, вторая, бабушка, закуталась практически в зимнюю одежду. 
- Извините, можно ли с вами пообщаться? - начинать знакомство всегда дело непростое, мало ли что. Люди разные. 

- Ой, что вы спрашиваете, конечно, можно, - женщины оживились, а та, что работала в огороде, пошла к нам. Бабушка осталась сидеть на скамейке. – Людей у нас тут мало, а потому мы всем рады. 
Женщиной, которая к нам подошла, оказалась Любовь Николаевна Куревина. Петрозаводчанка. Учитель русского языка и литературы петрозаводской школы №46. Та, что сидела с курами, ее 84-летняя мама – Нина Мироновна Куревина. Как выяснилось, каждое лето они приезжают в Вороний остров, отдыхать. Летом здесь, в остальное время в Петрозаводске – обычный выбор многих людей старшего поколения. 
 

Любовь Николаевна Куревина и ее дом

Лучина и плавучий крест
- Раньше Вороний остров – большая деревня была. 30 домов, в том числе четыре двухэтажных, - вспоминает Нина Мироновна. – Сама-то я родилась в Высокой Ниве. Там мы жили до войны. Когда финны в войну заняли ее, нас эвакуировали, деревню разрушили. Мы приехали – деревни нет. А у меня мама из Вороньего острова. Вот мы сюда и поехали. В этом доме, где мы сейчас живем, жили старик со старухой. Да-да, у самого Онежского моря. Их дочь забрала в город, а моя мама купила этот дом. У финнов здесь была прачечная. Стирали тут, прямо в доме. Воду не выносили на улицу, лили на пол, сгноили дом. Вон как теперь косится. 
- И как вы тут живете-то все лето в таком доме? 
- А хорошо живем. Я ведь в городе-то совсем на улицу не выхожу. С клюками такими не могу. А тут благодать. 

Нина Мироновна

- Нам тут очень хорошо на свежем воздухе, - подтверждает Любовь Николаевна. – Свет вот дали два года назад, так вообще, отлично. 
- В смысле свет дали? 
- Провели свет. Не было здесь электричества. 
- Как же вы жили-то? С фонариками что ли? 
- С лучинами сидели, - смеется наша собеседница. – Еду на газовой плите готовили, еще печь русская есть. В XXI веке с лучиной, что вы улыбаетесь?! 
- Так как не улыбаться-то… А расскажите, почему Вороний остров? 
- Так из-за ворон, наверное, их тут много бывает. 

- А правда, что крест есть на острове, который якобы плавать умеет? 
- Народ говорит, что в старину этот крест отсюда на Кижи увезли, - начала Нина Мироновна со знанием дела. – Там бросили, а его сюда вновь прибило. Правда или нет – сами решайте, но то, что крест уникальный, старинный – точно. Здесь, кстати, всегда Иванов день отмечали, со всей округи приезжали, людей на остров на лодках возили. Большая, говорю, деревня была. Даже пароходы приставали. Моя мама приезжала на этот праздник. 
- Только вот часовни на острове жалко, разрушены они, - продолжает Любовь Николаевна. – Эту-то в деревне ремонтировали лет 15 назад, а на острове совсем в плохом состоянии. Я много лет письма пишу. Куда только ни звонила. Но все без толку. Да вы сами съездите, посмотрите. Берите мой катер. Вон он на пристани. 

Крест и лед
- Какие замечательные люди, - фотограф Игорь Подгорный высказал наше общее мнение. Игорь крепко вцепился в фотоаппарат и забрался в лодку. Я понял, что грести придется мне. Впрочем, мне только в радость. 

Старый железный катер не кижанка. Ходкости у него ноль, а потому двигались мы со скоростью, видимо, того самого каменного креста. Впрочем, до острова недалеко, и маленькое путешествие лишь помогло размять руки. Игорь же продолжал снимать все вокруг, делая вид, что работает. 
- Меня тут как-то попросили снять солнце, - оправдывался он, направляя объектив прямо на светило. – Искал в архиве, ничего не нашел. Так хоть восполнить пробел. 
Наконец наш железный друг уткнулся носом в галечный берег острова, как раз около двух неприветливых часовень. 
Права оказалась Любовь Николаевна: церковь Иоанна Предтечи встретила нас разрухой. Главка давно поселилась в самом здании, везде все прогнило и обветшало. 
А вот вторая часовенка оказалась вполне себе живой.

Со стороны и не сказать, что это часовни

- Смотри, вот он – крест, - Игорь позвал меня внутрь. – Тесно тут, аккуратнее. Надо же какой…
Среди икон стоял старый каменный крест с изображением Иисуса Христа на голубом фоне. Видно, что старинный. Видно, что не надувной. Плавал или нет – не видно. 
 

Часовенка такая маленькая, что вдвоем в ней поместиться невозможно, а потому мне пришлось выйти, Игорь же стал делать снимки. Я погулял немного, а потом отправился в центр острова.

Поднялся по мокрой тропе и вышел к памятнику. Свежий, черный. Что это? Посмотрел и вспомнил…
 

Вспомнил, как писали мы об этой трагедии. 2009 год. Новогодние каникулы. Шесть московских туристов, в основном, студенты, провалились под тонкий лед. Одну женщину спасли, остальные погибли. Всего в группе было десять человек. Спасатели тогда в мороз доставали тела. Достали всех. Лед в этом месте такой тонкий был, что пришлось использовать даже лодки. А потом гробы в Москву повезли. Страшное начало года. 
Молча подошел Подгорный. Сняв кепки, мы тихо постояли у памятника и направились к катеру. 
- Ты чего там в часовне-то застрял? 
- Не поверишь, надписи читал и газеты. Там газетами старыми обклеены стены. Не верится даже – XIX век. Старина такая, жизнь-то кипела…

Продам гадюк
Мы потихоньку тронулись назад. Мой товарищ вновь схватил фотоаппарат и кинулся снимать турбазу, которая расположилась рядом с деревней. 
- Ничего себе, какие катера здесь! 
- Самоделкины, видать, делали. Явно не заводской вариант. 
Наконец причалили. 
 

- Ну что, съездили? Понравилось? – Любовь Николаевна забыла про свой огород и вновь решила пообщаться с нами. 
- Да, только спасать надо часовни. 
- Так вот и я о том же. 
- Спасибо вам за лодку.
- Да что там. А скажите, ребята, не знаете, куда можно гадюк продать?
- Кого? – мы подумали, что ослышались. 
- Гадюк. Змей. Тут у нас сосед ловит их. Террариум целый обустроил. Кормит их. Спрашивает, куда продать можно. 
Ответа на вопрос, куда можно продать гадюк, у нас не нашлось, и мы, еще раз поблагодарив за помощь, отправились дальше. 
Кстати, ни одной вороны или ворона в деревне Вороний остров мы так и не увидели. Зато увидели Любовь, пусть и Николаевну, а потому получайте такой вот заголовок этой истории. 

Мы вновь попылили в направлении Тамбиц. Впереди нас ждала встреча с иностранцем. Именно так его охарактеризовали в одной из деревень, дескать, в Тамбицах живет иностранец. Обустроился там. Турбазу открыл. Что за иностранец такой и что он здесь забыл, в глухой Карелии? Об этом в следующей истории. 

Фото Игоря Подгорного

Евгений Белянчиков's picture
Автор:

В школе любил писать сочинения и не смог избавиться от этой гнусной привычки. Главным в своей жизни считает семью и увлечения. Придерживается позиции, что нужно хорошо трудиться, чтобы хорошо отдыхать, а не наоборот. 

Ранее в этом сюжете: