29 июня 2011, 00:20

Живые души Лоухи

Живые души Лоухи, или Путешествие на тысячный километр. О том, как живут и выживают жители северного поселка Карелии.

Лоухи – наверное, самый грустный районный центр Карелии. Поселок стареет. Молодежь уезжает. Бизнес не развивается. Туризм – дикий. Цены на все высокие. И при всем при этом Лоухи – удивительно светлый поселок. И свет этот идет от людей, которые, брошенные государством, живут здесь. О Лоухи и его жителях этот материал. 

Здравствуй, Север!

Как по Гоголю
В ворота гостиницы губернского города Л. въехал легковой автомобиль. В нем сидели два господина. Въезд этот не произвел в городе совершенно никакого шума и не был сопровожден ничем особенным.
Вот так, по-гоголевски, хочется начать мой рассказ о поездке в поселок Лоухи. Почему-то именно автора «Мертвых душ» и особенно его поэму я довольно часто вспоминал во время этого путешествия на тысячный километр трассы «Кола». То ли потому, что поездка состояла из встреч с людьми – характерными образами своего времени, но в отличие от чичиковских персонажей, живых и светлых. То ли потому, что сам глубоко провинциальный поселок Лоухи с его укладом жизни навеял это гоголевское настроение. А может, виноват в этом мой попутчик – писатель Дмитрий Новиков, встречу которого с жителями поселка помогла организовать «ТВР-Панорама». Вместе с ним в пути из Петрозаводска мы не только много вспоминали классиков литературы, но и все время находили какие-то странные совпадения, а порой откровенно мистические знаки.Например, знали ли вы, уважаемые читатели, какой населенный пункт находится на недобром 666 километре трассы «Кола»? Как подметил мой спутник, это деревня Сумеричи. Не мистика ли? Или образ старухи Лоухи, хозяйки Похьелы, – не навевает воспоминаний о гоголевских ведьмах? 
Впрочем, оставим мистику. Вернемся к Лоухи. Изучая накануне поездки информацию об этом населенном пункте, обнаружил, что поселок, именем которого назван самый большой район, действительно почти ничем не интересен. Никаких упоминаний в летописях о битвах под Лоухи нет, как нет там и самого поселка. Что не удивительно, ведь построен он в 1914 году как станция железной дороги на Мурманск. А название свое получил еще не факт, что в честь мистической властительницы северного края. С финского языка louhi переводится как «добывать», «взрывать скалу», чем, собственно говоря, и занимались строители железной дороги, так что эта версия кажется более правдоподобной.
В коротком списке достопримечательностей поселка Интернет перечисляет православную церковь, мемориал и, как ни странно, памятник Ленину.

Православная церковь ЛоухиДостопримечательность ЛоухиДостопримечательности Лоухи

Нет ни краеведческого музея, ни какой-нибудь избушки старухи Лоухи, ни иных мест паломничества туристов. Но людей из других регионов здесь немало. Едут они за главным богатством этой земли – за ее природными дарами. В Лоухском районе больше всего в Карелии озер, в которых водится всякая рыба, а в лесу много ягод и грибов.
И все же, как я уже сказал в начале, славны Лоухи не только природой, но и людьми, преданными своему краю, своему делу, своей земле.

После войны было лучше
Со встречи с ними, жителями поселка, я и начал свою поездку. Встреча главреда «ТВР-Панорамы» и писателя Дмитрия Новикова с читателями прошла в здании центральной библиотеки. Кстати, спешу поблагодарить и за эту встречу, и за помощь в поездке директора библиотеки Светлану Федоровну Смоленникову. Она добровольно выступила нашим ангелом-хранителем, все время нам помогала и не просила ничего взамен.
С жителями поселка говорили о жизни, настоящем, прошлом и будущем. Вывод по итогам первого часа общения получился какой-то нерадостный. По общему мнению, даже после Великой Отечественной войны в поселке не было такой разрухи, какая есть сейчас. Поселок умирает. Закрывается все, чем он гордился, а нового ничего не появляется.
- Сейчас со стороны государства делается все, чтобы сделать жизнь людей в таких поселках, как наш, невыносимой, - сетовали наши читатели. – Зарплаты у нас низкие, а цены высокие на все – от продуктов до тарифов.
Страшно звучит – за продуктами жители поселка, у кого есть машины, ездят в Мурманскую область, в Кандалакшу – около 150 км. Там дешевле, говорят. В Лоухи же цены, как в Лондоне. При этом свежие продукты не всегда есть на прилавках. Люди знают, что во вторник в одном магазине привоз, и бегут в этот день туда, в среду – в другом. Четверг – день работы рынка, где мясо продают даже из Пряжи, которая в 650 километрах от Лоухи. В самом же поселке таковое не водится, как нет овощей, молока и, в целом, сельского хозяйства. Хотя еще пару десятков лет назад все это было.
И бензин здесь дороже. Да и стараются не заправляться им местные, качество, говорят, очень плохое. Нам настоятельно рекомендовали заправлять авто в поселке Пушной Беломорского района. Так, говорят, все жители Лоухи делают.
Особую грусть у людей вызывают руины железнодорожной станции. Когда-то она была центром поселка, главным местом работы. Сегодня от нее почти ничего не осталось.
- Приезжаешь в Лоухи и прямо на вокзале видишь развалины зданий железной дороги – вот это наша главная достопримечательность, - говорят жители. – И как насмешка над большим прошлым станции – проходящие сегодня поезда стоят у нас всего по пять минут. А ведь здесь все население района садится.
Муниципального транспорта нет. Работают только частники. При этом цены на такси запредельные. В самом Лоухи, который пешком за 15 минут можно пройти, по 100 рублей за проезд берут. Не успеешь сесть – уже приехали, готовьте сотню. Чтобы ночью попасть в Лоухи на поезд из поселка Пяозерский, что в 115 километрах, до трех тысяч рублей просят. Оттого, например, центр соцработы Пяозерского не может отправить детей из малообеспеченных семей по бесплатным путевкам на юг. Путевки есть, а денег на такси нет. И понять таксистов можно – дороги в районе и самом поселке – одно название.

Сага о крыльце
Торговля и частный извоз сегодня – главный бизнес в поселке. Полноценного строительства в Лоухи давно нет никакого. Зато есть строительство неполноценное, то есть ремонты.
- Крыльцо на почте больше года ремонтировали, - сетуют люди, - зимой цемент привезли, заливку делали, весь поселок пальцем у виска крутил. Потом открывали крыльцо, как дворец какой. Стройка века это у нас.

Легендарное крыльцо
Легендарное крыльцо

Поликлинику совсем недавно отремонтировали. Открыли торжественно. Только уже сейчас там полы проваливаются, под линолеумом плесень, крыша потекла. Медицина в Лоухи – особый вопрос. Почти все врачи больницы пенсионеры. Молодых – два-три. Нет не то что узких специалистов, а даже «широких» - хирургов, например.
- Но не только людей меньше становится, но и живой природы, – продолжают жители Лоухи. – Раньше северных оленей было множество, держали в хозяйстве, особенно в рыболовецких поселках. Сейчас оставшихся и чудом выживших рогатых бьют и свои и чужие и ничего им за это не бывает. Выбили запасы семги и горбуши. Громкие дела куда-то пропадают, потому что среди браконьеров нередко те, кто бороться должен с ними.

Сам себя не похвалишь…
Картина жизни поселка на тысячном километре могла бы стать совсем мрачной, если бы сами люди, словно жена, которая и любит, и ненавидит своего пьяного мужа, не бросились вдруг после собственной же порки защищать свой поселок. Второй час общения прошел уже в более позитивной атмосфере.
- Да, краеведческого музея у нас нет, но есть хороший музей в школе, сходите туда, там много всего есть об истории края. А еще самодеятельность у нас великолепная, дом культуры, музыкальная школа, Дом творчества, библиотеки – детская и центральная. Волонтерское движение на высоте. Дети делом занимаются. Спорт у нас тоже есть. В футбол молодежь играет. Хорошая секция карате, которая успешно представляет район и Карелию на соревнованиях Северо-западного округа. Церкви строят. Православный и лютеранский храмы появились. Туризм пусть и на начальном этапе, но потихоньку развивается.
- И глава у нас хороший, - в один голос говорили жители Лоухи, – Сергей Мирославович Лебедев – молодец. И он в этой разрухе не виноват. Делает что может, не пиарится. Дороги у нас пусть плохие, но зимой их чистят куда лучше, чем в Петрозаводске. Да и летом чисто у нас. Скамеек и урн для мусора появляется все больше. Каток зимой заливали.
А на улицах чисто
Дороги плохие, но чистые

Молодец Лебедев
Старенькое деревянное здание, половицы скрипят под ногами. И вот я уже, получив наказы читателей, в кабинете главы поселка Сергея Лебедева. Передо мной сидит средних лет мужчина, в черном костюме, с доброжелательным выражением лица, без чиновничьей на нем печати. Глава он молодой – всего два года у руля.

В кабинете у главы
В кабинете у главы

- Приятно, что люди меня поддерживают, - смущается он, - но недостатков в моей работе хватает. С помойками вон разобраться надо. И все же главный недостаток – недостаток денег. Жаловаться не буду, но недавно услышал, что на реконструкцию улицы Чапаева в Петрозаводске потратят 180 млн рублей. Бюджет Лоухи – 10 млн. Так что ремонт улицы Чапаева – это 18 наших годовых бюджетов (смеется). Так и живем.
Самая серьезная текущая проблема – старый жилфонд. Около 70 процентов всех домов требуют либо сноса, либо ремонта. И здесь нам не справиться без помощи государства. Даже попасть в программу реформирования ЖКХ не так просто. Нужно соблюсти много условий, ТСЖ, например, организовать. А ТСЖ для нас слово иностранное. Мы ведь одной ногой еще в СССР живем, а другой в рыночной экономике. Жилье приватизировали, а все ждем, что кто-то придет и все починит.
Сетовал глава и на проблемы с медицинским обслуживанием, высокие тарифы, бюрократию. Напомнил я про длительный ремонт крыльца на почте.
- Было такое, - кивает он головой. – А вот другой пример. Выделила нам республика 500 тысяч на ремонт мемориала Памяти. Их мы получили, еще два миллиона нам обещали, чтобы закончить работы. Все бумаги подготовили, а деньги получим не раньше зимы. И как мне зимой ремонтировать мемориал? Люди скажут – глупый у нас глава, не мог летом сделать. И будут правы. А не потрачу я зимой эти деньги, уже мои начальники скажут, что мы не смогли использовать выделенные средства, и отберут их.
Шанс развития поселка, как и всего района, Сергей Лебедев видит в туризме.
- Сейчас он у нас дикий, - признается глава. – Нелегально работать проще, чем по закону. Одни земельные вопросы чего стоят. Будешь трудиться не для получения прибыли, а для отчетов государству. А вообще, обидно, что в Скандинавии с таким же климатом люди живут хорошо. И не районные власти тут виноваты, система не работает. Так что если что-то и делается у нас, то скорее вопреки, а не благодаря. Ну и на людях все держится. На личностях, которым не все равно. Хотите познакомлю с одним таким – Александром Борисовичем Музыченко?
Здесь нужно сказать, что еще на встрече с читателями мы услышали это имя. Люди отзывались о нем как об умельце, который уйдя со службы в органах, решил заняться плотницким и столярным делом. Делает скамеечки, двери и прочие полезные, особенно для дачников, вещи. Со слов людей, многие дачники заказывают у него продукцию. Как выяснилось, среди заказчиков есть и поселок. Скамейки, которых в Лоухи немало, – его работа.

Что имеем – не храним
Мы идем с главой поселка по улицам, по пути он рассказывает, что Музыченко еще и кораблики изготавливает, и монеты собирает, и вообще разносторонний человек, краеведением интересуется, много о рыбалке и рыбе знает.
В столярке у Александра Борисовича полумрак. Свет из небольших окон освещает дверные коробки и несколько скамеек на столярном столе.
- Если будете агитировать за власть – я пас, не думает она о народе своем, не любит его, - нерадостно встречает нас хозяин.
- Агитировать не будем, но расскажите, почему же такое отношение? - пытаюсь завязать разговор. – Неужели все плохие во власти?

Александр Музыченко
Александр Музыченко

- Плохие не все, конечно, - Александр Музыченко садится на скамейку и закуривает. – Но ни в стране, ни в республике у нас сегодня нет хозяина, а точнее – хозяйственника. А появляется – его тут же система душит. Наши высокие руководители занимаются только показухой. Возьмите наш район. По переписи населения 1926 года в нем жили 33 тысячи человек. Сегодня и 17 не наберется. И ведь всем тогда работы хватало. А сейчас у нас здесь разруха. И нет главного – постоянной работы. Оттого и деградирует население. А ведь еще Ломоносов говорил, что будущее России за севером. Но в Москве об этом почему-то не думают.
- Что же делать?
- Для начала добиться надо, чтобы законы соблюдались. А если плохие законы – менять их. При этом дать больше прав регионам. Вот, например, к нам москвичи и питерцы приезжают за заготовками. Холодильники с собой везут для рыбы! Причем большая часть рыбы у них, знаю точно, сгнивает. Охота уже с июля идет. Такая пальба стоит, но никому дела нет до этого. Потому что законы не работают. А система коррумпирована. Туристов у нас более 20 тысяч приезжает за сезон. А что мы с этого имеем? Ничего! Потому что у нас законы такие. Другие страны живут за счет этого, а мы не можем.
Еще одна беда – не ценим мы то, что имеем. Сами пилим сук, на котором сидим. Уничтожаем последнее. Леса все меньше, семги почти не осталось. А еще историю свою не чтим. К нам каждый год поисковики приезжают, по местам боев ходят. Так вот найденных немецких солдат в гробиках отправляют домой, а наших бойцов в мешках приносят – хороните, мол. Но в поселках на это ни копейки нет. А как 9 мая – никто не забыт, ничто не забыто. Так-то вот.

Сергей Лебедев и Дмитрий Новиков
В мастерской у Музыченко: глава поселка Игорь Лебедев и писатель Дмитрий Новиков

- Накипело у него, - мы вновь идем с главой поселка по дороге, вспоминая встречу.
- И не у него одного, - соглашается Сергей Лебедев. – Но разве не прав он? По большому счету, и у него работа кипит не благодаря, а вопреки. Нам он очень помогает, вот кто молодец-то, а не я.
Прощаюсь с Сергеем Мирославовичем с мыслью, что впервые встречаю такого открытого и простого главу. Дальше у меня по плану культурная программа – встречи в школе в музее, Доме творчества и в Доме культуры, куда непременно рекомендовали сходить наши читатели.

Молодежь в надежных руках
Школьный музей представляет собой обыкновенный класс, в котором на сдвинутых партах стоят экспонаты.
- У нас сейчас тут временный беспорядок, - извиняется Валентина Ивановна Кичко, руководитель музея. - Так что все в куче – и предметы военного времени, и утварь, и фотографии.

Руководитель музея Валентина Кичко 

Руководитель школьного музея Валентина Кичко

Музей, к сожалению, производит очень грустное впечатление. Грустное оттого, что при наличии таких великолепных экспонатов можно было бы сделать вполне приличную экспозицию об истории края и показывать ее туристам. Здесь же фотографии на картонках, экспонаты без подписей. Но и за это огромное спасибо школе, ведь это единственный музей в поселке.

В школьном музее
Экспонаты музея

Единственный в поселке и Центр детского творчества. Детей в нем в это летнее время много. Вместе с отделением в Чупе в Центре занимаются 750 ребят. Ирина Сергеевна Артамонова, директор Центра, гордится тем, что ее дети по улицам без дела не шатаются.
- Но мы не просто собираем ребят вместе, - говорит она, - мы стараемся развивать подрастающее поколение. Преподаем им краеведение, карельский язык. Придумали очень популярный в районе детский карельский фестиваль «Воробьиные игры».
В сохранении традиций края, по словам директора Центра, огромная заслуга Натальи Егоровны Ворониной, которая преподает карельский язык в Центре уже 15 лет.
- Каждый житель Карелии должен изучать историю нашего края, - говорит уже Наталья Егоровна. – Не обязательно говорить на карельском, но знать, где живешь, нужно непременно.

Наталья Воронина и ее дети
Дети с удовольствием изучают карельский язык

Наталья Воронина (на снимке сверху) и ее дети (не все)

В Лоухи удивительно развитое волонтерское движение. Его вот уже 30 лет возглавляет Елена Болеславовна Михайлова. По словам местных жителей, ей удалось сделать невозможное – сплотить детей из разных семей – с разным достатком и разных национальностей. 
- Для меня это уже не работа, - объясняет Елена Болеславовна, - это стиль жизни. Мы ведь одновременно и волонтерский, и театральный, и фольклорный коллектив. Ребята с удовольствием играют и Шекспира, и современных авторов. И с неменьшей радостью помогают организациям «Красный Крест» и «Вместе».

Елена Михайлова 30 лет работает для детей
Волонтерское движение объединяет самых разных ребятКогда Елена Михайлова (на снимке сверху) стала волонтером, этих ребят еще не было

Выходя из Дома культуры, где была встреча, я окончательно утвердился в мысли, что культурная жизнь и работа с молодежью в Лоухи находятся на очень высоком уровне, при этом уровень этот – заслуга исключительно людей.

Вот и получилось в конце нашей поездки по умирающему поселку Лоухи, что он не такой уж и умирающий. И пусть нет в нем фонтанов и набережных, высокая безработица, продукты дорогие, а главная достопримечательность – памятник Ленину. Но зато сложно найти в нем мертвые души, а есть души живые, которым не все равно, у которых есть еще порох в пороховницах и сила не ослабла, которые живут и борются за свое право быть счастливыми.
А еще вспомнилось одно из значений слова «север» - «се Вера», то есть «это Вера». Вот, наверное, этой самой верой и живы жители северного поселка на тысячном километре трассы «Кола».

 

Обсудить
44552