29 августа 2011, 09:29

Медвежья станция три года спустя

Ровно через три года после путешествия Прокудина-Горского по Мурманке этот же отнюдь не экскурсионный маршрут проделали английские представители Антанты.

Ровно через три года после путешествия Прокудина-Горского по Мурманке этот же отнюдь не экскурсионный маршрут проделали английские представители Антанты. Так во время Первой мировой назывался Тройственный союз по борьбе с Австро-Венгерской империей.

 

Эшелон с британскими солдатами прибыл в Медвежью Гору. 1919 г.


Англичане уже с 1914 г., сразу после начала войны, обустраивали в портовом городке Романов-на-Мурмане (с 1917 г. – Мурманск) базу британской эскадры и склады для военных грузов. Эскадра охраняла свои транспорты от возможного нападения германского флота. А пока такового не было, солдаты перегружали на склады консервы, обмундирование, оружие и боеприпасы. Всё это добро предназначалось для русской армии и методично отправлялось зимним гужевым путем, а с 1916 г. эшелонами на фронт.

Беда была в том, что Мурманка была еще очень «сырой» и не справлялась с объемами перевозок. А через год грянула не очень понятная союзникам русская революция. Российские солдаты вместо выполнения боевых приказов начали митинговать, а новая рабоче-крестьянская власть вскоре вообще отказалась от военных действий на западном фронте. Она по существу предоставила англичанам и французам самим драться с немцами.

 

Боевые гидросамолёты на берегу Лавасгубы. Лето 1919 г.


Россия, конечно, формально находилась в состоянии войны, хотя воевать со странами четверного союза (Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией) было почти некому. Старая Русская армия разваливалась, солдаты и даже офицеры разбегались по домам. А других сил, кроме слабеньких отрядов Красной гвардии, у Советской власти не было. Немцы и австрийцы, не встречая никакого сопротивления, захватывали город за городом. Такой оборот дела не устраивал союзников, поэтому они продолжали активно поддерживать русскую белую армию. Поскольку белые не отказывались от союзнических обязательств, но только после разгрома большевиков. Так англичане помимо своей воли оказались втянутыми во внутренние дела чужой страны.

 

Катера-истребители прибыли на платформах в Лавасгубу. 1919 г.


В 1918 г. на помощь Северной армии генерала Миллера прибыл на крейсерах союзный экспедиционный корпус. Часть его по Мурманке вместе с белогвардейцами стала наступать на Петрозаводск. Их наступление сдерживал полк красных финнов и мобилизованные коммунисты. Сил у красных было маловато, и союзные эшелоны довольно споро продвигались на юг. К лету 1919 г. они заняли станцию Медвежья Гора. Интересно сравнить фотографии, сделанные англичанами, с фотографиями Прокудина-Горского. Саму Медгору и станцию царский фотограф, как известно, не снимал. Он ограничился захарьевской лесопилкой, мостиком через Кумсу и хижинами лесопильщиков в устье Кумсы. А вот иностранцам многое оказалось любопытным на русской станции, только что возникшей на скрещении озёрной и железной дорог.

 

Панорама станции Медвежья Гора. 1919 г.


Иноземным фотографам не надо было ориентироваться на железнодорожное ведомство и снимать предпочтительно благополучную картину полосы отчуждения. К примеру, вот типичный вид окрестностей Медвежьей Горы, каковой предстал глазам английского офицера-фотографа.

Та большая гора, что встречала всех путешественников со стороны Петрозаводска, уже весной 1918 г. стала почти лысой. Бросается в глаза обилие пней, перемежаемых редкими деревцами. Это железнодорожные паровозные бригады да население станций и разъездов рубили на дрова всё, что попадалось под руку. В результате многие лесные массивы вдоль Мурманки стали напоминать тундру. Зато англичане сняли уникальные виды станции и, главное, – вокзала ст. Медвежья Гора в полной его красе. Как и задумал своё произведение архитектор Габе.

Причалу и пляжу Лавасгубы англичане тоже уделили особое внимание. Но интерес к заливу доблестные сыны туманного Альбиона имели чисто военный. По железной дороге на платформах они привезли из Мурманска не рождественские подарки для красного Петрозаводска. В губе они сноровисто спустили на воду гидросамолёты Fariey IIIF600 и американские катера-истребители. Несколько таких катеров с мощными бензиновыми двигателями были заказаны в 1916 г. в Соединенных Штатах русским морским ведомством. Ясно для чего – для войны с германским ВМФ. Но пригодились они уже для борьбы с большевиками. Отсюда, из Лавасгубы, и производились первые авианалёты на Петрозаводск. Отсюда уходили катера славяно-британского легиона на поиск тихоходных красных канонерок, наскоро переделанных из буксирных судов.

 

Вокзал станции Медвежья Гора. 1919 г.


Сначала англичане и белогвардейцы армии Миллера всерьез рассчитывали на мощь современного оружия. Но красные финны и русские большевики яростно оборонялись и совершали постоянные диверсии. Они разбирали пути, жгли деревянные мосты, что надолго задерживало продвижение союзников. В конце концов правительствам заморских стран надоело безрезультатно тратить деньги налогоплательщиков, и оно отдали приказ эвакуировать своих посланцев. Как и следовало ожидать, белые тоже не горели желанием воевать. Солдаты разбегались или целыми полками переходить на сторону красных. Уж очень соблазнительно звучало обещание рабоче-крестьянского рая в самом скором времени. В это белым солдатам, бывшим крестьянам из Заонежья так хотелось верить! Во что это всё выльется, никто толком не знал. С уходом последних солдат и офицеров Северной армии за финскую и норвежскую границы закончилась Гражданская война на Русском Севере.

Во всяком случае сохранившиеся снимки, сделанные англичанами, являют ценное продолжение общей фотолетописи Мурманской железной дороги, цветные страницы которой сверстал знаменитый царский фотограф.


 

Обсудить
44688