Иностранец. Заонежье обетованное. История десятая

08 ноября 2017, 07:00
1228
О том, что такое настоящая жизнь, как понять Заонежье и как один человек может все, если очень захочет.

Экспедиция организована туристической компанией «Золотое кольцо Карелии». 

«В Тамбицах живет иностранец. Съездите к нему», - такое напутствие я получил накануне нашей экспедиции от коллеги-журналиста. Иностранец в карельской глуши? Надо ехать!

Дежавю
Тамбицы действительно дыра. В смысле медвежий угол. Это когда едешь сначала по большой дороге, потом сворачиваешь на дорогу поменьше, потом на еще меньшую дорогу, потом еще... И когда кажется, что в лучшем случае выедешь на лесную делянку, вот именно тогда приезжаешь в Тамбицы. В общем, глушь глухая, глушь тупиковая. 
Итак, наш пепелац попрощался взмахом дворника с Вороньим островом и покряхтел своим дырявым глушителем как раз в сторону тамбицкого тупика. Глядеть на иностранца. 
Неожиданно выросшая на дороге церковь не удивила. Разъезжая по Заонежью, мы уже успели понять, что здесь храмов как грибов. Бесконечное ощущение дежавю. Ну, или все смешалось в доме Облонских. Точнее, в наших головах – церкви, люди, кони, старые деревни…

Часовня Николая Чудотворца

Часовня Николая Чудотворца, а это была именно она, в деревне Речка оказалась вполне добротным и живым храмом, хоть и построенным в начале XVIII века. Впрочем, объяснение живости постройки простое: за ней следили, ее ремонтировали, последний раз – в 1989 году. 
Мы по традиции побродили внутри, полежали в траве с фотоаппаратами рядом с храмом, поднялись наверх, чтобы оглядеть окрестности. 
 

Игорь Подгорный на охоте. Фото автора
Церкви и часовни ориентированы по линии запад-восток. Где лишайники и мох, там северная сторона

Урочище Тамбицы, надо добавить, хоть и тупик, но тоже, как и другие деревни Заонежья, представляет собой куст поселений – Речка, Черный Наволок, Габнаволок. И все это Тамбицы. 
 

Деревня Речка (Тамбицы). Фото Сергея Потехина

Дон Кихот и Санчо Панса
Но вот справа показалась речушка. Сверившись с картой, мы поняли, что выезжаем на полуостров, где и должна быть наша цель, наш долгожданный тупик. И действительно, через небольшое расстояние появились берег Онего и пара домиков. А почти сразу за ними вырос дом побольше – очевидно, база отдыха, где мы должны встретить хозяина. 

Два угрюмых мужичка таскали вещи к припаркованному рядом «Ленд Крузеру» с питерскими номерами. Один маленький, полненький, коренастый. Второй – высокий блондин в тельняшке с лицом морского волка, благородного рыцаря, узника замка Иф одновременно и пивным животиком в придачу. Классическая парочка из романов а-ля Дон Кихот и Санчо Панса. Объединяло обоих одно – оба очевидно были уставшими и помятыми – то ли от вчерашнего застолья, то ли от рыбалки. 

"А что, мужики, невесты в вашем городе есть?" - хотел было спросить я, но передумал и пошел по ожидаемому сценарию. – Хозяина-то как найти здесь? Или вы тут рулите?

- Не-е-е, мы гости, с рыбалки, собираемся уже. В доме хозяин, вы заходите…

Дальний кордон

Дальний кордон
Заходим с Подгорным. Наверное, таким и должен выглядеть тот самый легендарный дальний кордон егеря Кузьмича из известного фильма. Лесная изба в люксовом исполнении – это если коротко. Настоящий сказочный дом лесного волшебника из какого-нибудь «Властелина колец» - это если подлиннее. Современная туристическая база отдыха с элементами крестьянской избы и отеля топ-уровня – это если более точно. 

Бесчисленные деревянные штучки-дрючки вокруг, украшения, резные вешалки, балки под потолком. Шкуры и рога какие-то, если не ошибаюсь, тоже были. А еще утварь разная – самовары, утюги и прочее. На большом столе неубранная посуда и шашлык. Видно, что только что трапеза была. Ели, судя по антуражу, ножами. 
По лестнице сверху бодрым шагом выбежал улыбчивый молодой человек, как оказалось, местный администратор Виталий. А с ним очаровательная девушка. Как выяснилась потом, Катя – супруга Виталия и дочь хозяина базы Валерия Торопчина. Все они вместе живут в Тамбицах круглый год. 
- Папа, это к тебе! – позвала Катя отца после короткого разговора с нами. 
В двери появился смуглый мужчина невысокого роста с острым, как стрела Робин Гуда, взглядом и обаятельной улыбкой (понятно, в кого дочь). 
- Валерий, - коротко представился он, протянул руку и пригласил за стол. 

Валерий Торопчин

Валерий Торопчин и оказался тем самым иностранцем, хозяином местных владений. 
- А нам сказали, что вы иностранец…
- Ну какой иностранец... Я из Оренбургской области. Правда, всю сознательную жизнь прожил в Днепропетровске на Украине. Может, поэтому…

От Италии до Карелии
- Почему Заонежье? – этот вопрос я задавал не в первый и не в последний раз в этой экспедиции. 
Как оказалось, Валерий Торопчин не просто жил в Днепропетровске, а очень даже хорошо и успешно там жил. Руководил ремонтно-строительной компанией, ездил по заграницам, увлекался альпинизмом, в общем, все у него было хорошо. И ничего там у него не рухнуло и не развалилось, и ни в какие долги он там не влез, и ни от кого он не пытался скрываться. Но почему-то Заонежье, почему-то вдруг Тамбицы. 
- Ну как вдруг… Не вдруг. Истинное наслаждение от жизни ты получаешь только тогда, когда живешь в свое удовольствие, - медленно начал объяснять Валерий. –  Вы знаете, как тут утром птички заливаются? В городе этого нет.

Люди в городе не принадлежат себе. Там им жизнь диктует, как жить. Метро, работа, круговорот. А здесь – ты ей диктуешь. Здесь я живу, понимаешь…

- Понимаю и тоже так хочу когда-нибудь. Но почему Заонежье?
- У меня тесть с Кижей. Когда я впервые приехал на Кижи, меня это место заворожило. А я ведь много где за границей был, много видел. Удивить сложно. Но есть в Карелии что-то, чего нет нигде. Что-то особенное. Я тогда и понял, что хочу здесь жить. 

- За границей хуже?
- По-другому. Я был в Италии, Польше, Австрии, много где. Особенно Италия впечатлила. Альпы. Как нас там принимали! 1985 год. Советский союз. Мы дикарями им казались. Там, кстати, в Италии, я впервые и подумал о туристическом бизнесе, о гостевых домах, так понравились их домики. Я влюбился в Италию. Тогда уже мысль зародилась, что сделаю что-нибудь подобное. 

"Что-нибудь подобное" от Валерия Торопчина. Фото Сергея Потехина
Дорога на Тамбицы. Фото Сергея Потехина

- Где Италия, а где Тамбицы… 
- Далеко. Я на самом деле здесь, в Заонежье, много мест смотрел. В районе Кижей искал, Вегорукса, Волкостров – красивые места. А это мне геолог один показал. Когда я приехал сюда, увидел панораму, увидел, что никого здесь нет. Понял – мое. В 1999 году начал строить. 
Старые сарайки, которые тут стояли от лесхозов, выжег, бульдозер пригнал. Деньги были тогда. В 2001 году уже стоял дом, в 2002 году первые туристы приехали. Со временем пробил электричество сюда, не было его здесь. С 2003 года дочь со мной здесь живет, помогает. 

- Сами дома строили? 
- Мне стены вывели, отделка вся на мне была. Сейчас уже не так работаю, все-таки 64 года. Но до 50 лет пахал как глухонемой. По четыре часа спал. Все своими руками.

Любимая пора для работы – весна. Нет еще комаров, дни длинные. А в мае-июне не темнеет. У меня тогда все получалось. Меня словно Бог сюда вывел и помогал. 

- За это время, можно сказать, карелом стали… Как считаете, поняли Карелию?
- Ну да, был украинским бизнесменом, стал карельским бандерлогом (Смеется.). Чтобы понять Карелию, нужно увидеть все ее времена года. Вы знаете, давно уже у меня тут гостил миллионер один, англичанин. Он в Карелию по делам приехал, его ко мне из Петрозаводска привезли отдохнуть. Так вот он просто сидел вот здесь на берегу и ничего не делал. Сидел и смотрел на озеро. Часами. А я ему рыбку коптил. Он потом здесь в Карелии денег много на бизнес оставил. Тоже зацепило, видимо, как и меня. 

- Можете вспомнить что-нибудь интересное из последнего, чему научились именно здесь? 
- Каждый день новое. Недавно узнал, что неправильно деревья пересаживал. Не приживались почему-то. Мне лесничие подсказали. Если идет веточка на север, то эта веточка и должна при пересадке быть на север. Стоит сместить, не приживется.  

И староста, и егерь
Уже потом мы узнали, что Валерий Торопчин в этих местах не просто обычный житель, а словно смотритель их. Так сказать, местный староста, авторитет, егерь, охотовед и спасатель в одном лице. Сюда, в глушь, власть редко приезжает. А потому многое держится именно на таких людях. На них равняются, за ними главное слово. 
Проезжая к дому Валерия, мы увидели по дороге крест и фундамент. Не иначе как возводят что-то. 

- Это я храм закладываю в честь иконы Казанской Божьей матери, - делится Валерий. – Сейчас фундамент залили. Будет традиционный для этих мест шестигранный храм. Стены работники делают, но все под моим присмотром и контролем. Каждый день там. За лето я стены выгоню.

Не сомневаюсь, что мой собеседник сдержал обещание и в Тамбицах к выходу этого материала стоят стены новой церкви. Потому что все ладится у людей, которые делают, а не говорят. Да и другие люди к таким тянутся. 

В последнее время заметил, что много в гости семей стало приезжать. Раньше ведь только рыбаки. Я очень рад этому, - улыбается хозяин. – Может, чайку, кофейку? 

Мы вежливо отказались, потому что надо было возвращаться до Типиниц и выходить на новый маршрут – на этот раз в сторону главного поселка Заонежья – Великой Губы. По пути нас ждали встреча с колоритной семьей в Усть-Яндоме, атака домашних животных в этой же деревне и настоящий военный щит с любопытной надписью в деревушке Сибово. 

Фото Игоря Подгорного (кроме тех, что подписаны другими авторами)

Евгений Белянчиков's picture
Автор:

В школе любил писать сочинения и не смог избавиться от этой гнусной привычки. Главным в своей жизни считает семью и увлечения. Придерживается позиции, что нужно хорошо трудиться, чтобы хорошо отдыхать, а не наоборот. 

Ранее в этом сюжете: