03 марта 2011, 15:05

Сильная женщина

Накануне своего дня рождения Римма Маркова посетила Петрозаводск. Своими воспоминаниями она поделилась и с «ТВР-Панорамой».

Накануне своего дня рождения Римма Маркова посетила Петрозаводск. Небольшие творческие вечера стали приятной неожиданностью для горожан. Своими воспоминаниями она поделилась и с «ТВР-Панорамой».

Родом из детства

- Римма Васильевна, как получилось, что вы с братом стали актерами? Это было случайностью?


- И да, и нет. Мои родители были  малограмотными крестьянами. Всего-то  4 класса образования.
Когда папа проходил службу в армии, солдаты собирали деньги перед его увольнительной. На эти деньги папа ходил во все кинотеатры города, чтобы потом рассказать о картинах своим сослуживцам. Пересказывать фильмы он мог до самого утра.
  Рассказчиком он был великолепным, однажды его рассказы услышал режиссер Саратовского драматического театра - и сразу пригласил в труппу. Папе тут же дали роли, и мы - папа, мама, брат Леня и я - поселились в маленькой комнатенке за театром. Хоть папа был и необразованным, зато талантливым. А Смоктуновский ведь тоже образования не имел... (улыбается.) Позже папа стал художественным руководителем Саратовского театра им. Карла Маркса. Мама освоила специальность гримера-художника. Она хорошо рисовала. Видимо, это передалось и Лене. А я рыжая, конопатая и две точки вместо о глаз. 

- Какие в памяти сохранились детские воспоминания?

- Тридцать первый год. Страшный голод. Перед уходом в театр папа подвесил к потолку кастрюлю с костями и внизу зажёг керосиновую лампу, чтобы сварился бульон. А Лёнька полез туда с ложечкой, капнул нечаянно на лампу, и она начала коптиться. Все почернело от копоти! Как мы не угорели, до сих пор не знаю.  Леню трясло от страха перед наказанием родителей. Когда папа вернулся домой, он строго спросил, кто это сделал, я взяла всю вину на себя, чтобы брату не досталось. И папа начала меня бить. Леня весь съежился. За то, что папа в тот день бил меня, брат на всю жизнь возненавидел отца.
А с меня как с гуся вода. Меня отец так часто драл, что я на это уже и внимания не обращала. Он по-деревенски считал, что чем больше бьешь, тем лучше  воспитание. И я настолько привыкла к этому, что когда он лупил меня, я «вслушивалась» в свой крик. Потом мне это даже пригодилось на курсах постановки голоса. Мой преподаватель был удивлен тем, насколько хорошо я им владею. Ну я же не буду рассказывать, как я тренировалась.
В детстве мы с Леней целыми днями пропадали в театре.  А так как в театре постоянно нужны роли девочки или мальчика - мы там были до ночи. Я тогда уже понимала, что хочу быть актрисой. Чего не скажешь о брате. Он мечтал рисовать. До сих пор  дома хранятся его картины.

Под балконом

- Расскажите, как вы решились приехать в Москву? И правда ли, что с собой у вас был чемодан груш?


- Вы и про груши знаете? (смеется). Когда мы приехали покорять столицу, мне было 20 лет, Лене -  18. Груши нам дали родители, чтобы мы их продали. И на вырученные деньги могли жить. Но эти груши съели сами, потому что голодные были.
Я до сих пор удивляюсь своим родителям, которые нас с Ленькой отправили в Москву.  Поступать поехали в студию при Театре Ленинского комсомола. Художественный руководитель Иван Берсенев обещал папе взять нас под свое крыло. Мы, когда в Москву с отцом на актерскую биржу приезжали, зашли в Ленком и показались Берсеневу. Он нам сказал, чтобы мы через полгода приезжали, так как набор будет после Нового года.
Приехали через полгода сдавать экзамены. Наплыв был ужасающим - всего лишь 20 мест и 4 места для вольнослушателей (на случай если кого-то отчислят). А мы с братом такие ободранные, голодные. На вокзале спали - не умыться, ни поспать нормально.
Пришли мы в театр, а там народу — толпа. Москвичи нахальные такие. Помню, был там парень красивый с аккордеоном. Девочки в модных туфлях на высоких  каблучках. Тогда еще подумала, ну уж их точно возьмут.
Кто-то из ребят выкрикнул, что группа уже укомплектована — восемнадцать мест осталось, двоих каких-то деревенских уже взяли.  Мы с Леней приуныли. Мы же не знали, что эти самые «деревенские» мы и есть.
На экзаменах  брат читал монолог Брутто, а я «Ворону и Лисицу». Как потом оказалось, все 300 человек абитуриентов читали именно эту басню. Комиссия  сдохла от этих ворон!
Меня вызвали первой — я начинаю читать, а в голове только одно, что как бы брата приняли! Вдруг от волнения я забываю текст и понимаю, что проваливаюсь. Потом начала читать стихи — и их забыла.  Потом меня спросили, могу ли я петь. Нет! А танцевать? Нет! Ну а поете? Я снова головой качаю. Выхожу и сажусь Леню ждать. Чего он там читал и как это было, он мне так никогда и не рассказал. А нас неожиданно вызывают на последний тур — этюды. Мне надо было показать верблюда, а Лене — орангутанга. Сама кое-как верблюда показала.
Леня вдруг собрался. Закрыл глаза. Боже мой, думала я, что он делает? И вдруг он прыгает на стол, за которым сидели экзаменаторы, Берсенев и Бирман. Он схватил их за волосы, раскидал бумаги, кричал в точности, как обезьяна.  А потом так же стремительно спрыгнул и выбежал из аудитории.
Я помню тогда слова Ивана Берсенева: «Вы в студии!». А это было перед Новым годом и Иван Николаевич нас спрашивает, где мы будем встречать праздник?  И Леня вякнул: «На вокзале!». Бертенев был в шоке, когда услышал это. Он  нам и помог с жильем.



Мой младший брат

- Римма Васильевна, в своих воспоминаниях вы всегда говорите о брате Леониде Васильевиче.  Каким он был?

-  Как я уже говорила, брат очень хорошо рисовал.  Я помню, мы с ним вышли гулять в парк и вдруг он мне говорит: «Посмотри, какая лужа!» Я начала взглядывать в эту лужу и ничего необычно так  и не увидела. А он твердит, мол, ты только посмотри, это же  конь и всадник!  Леня и вырезал хорошо, на пляже из песка мастерил сфинкса - и это было здорово! Леня был талантлив во всем.
Я очень его любила. Единственный человек, кого он боялся — это я. Когда он отдыхал с компанией друзей в ресторанах, все официанты знали  мой телефон. И если он начинал «выступать», то они предупреждали брата: «Леонид Васильевич, мы сейчас сестре позвоним». В одну секунду его уже не было.
Должна сказать, я подавляла его своим характером. Несмотря на то, что он четыре раза был женат и столько же разведен, его жены всегда приходили ко мне жаловаться. Я в свою очередь уже шла к нему  разбираться.  Леня был безумно влюблен во всех женщин, и они отвечали ему взаимностью. Все пытались дружить со мной, думая, что как-то смогу повлиять на брата.
Кстати, органически ненавижу блондинов, потому что в нашей семье все были светловолосые с голубыми глазами. А вот смуглые мужчины меня могли взволновать.

«Бабье царство»
-  Какая роль в кино запомнилась больше всего?

-  Это картина «Бабье царство» (1967 год). Началось все с того, что Нонна Мордюкова дала комментарий в газете о том, что для нее специально была написана главная роль в этом фильме. Когда мне дали прочесть сценарий, я не знала, что Мордюковой тоже предложили играть. Сценарий понравился моим родителям и самое главное зацепил меня.  Я еще подумала тогда, какую из баб мне предлагают играть? 
На пробах мне дали роль главной героини и самую последнюю сцену.  Я долго готовилась - никак не получалось. А тут вдруг вижу заметку в газете про Мордюкову. Я была так возмущена. Ведь мне предложили главную роль, а тут Мордюкова говорит, что она даже и съемки начала. На этих эмоциях я прошла пробу той самой последней сцены. И именно меня утвердили на роль Надежды  Петровны.

- Римма Васильевна, вы всегда играли волевых и сильных по духу женщин. А какой вы себя сами считаете?
- Я патриот. Посмотрите, какие у нас замечательные люди. Вообще, какой у нас красивый народ. Благодаря смешанным бракам в нашей многонациональной стране живет народ, красивее которого просто нет. Я очень переживаю за наше, мое поколение. Сколько ему досталось. Мы победили в великой войне! Наш народ освободил  от фашизма весь мир. Я физически страдаю от того, как обделил стариков - и те, кто воевал, и те, кто работал в тылу. Даже в политику пошла в надежде, что меня услышат.

Наша справка
Римма Васильевна Маркова

Родилась: 3 марта 1925 года, в городе Вологда.
Образование: школа-студия при Вологодском областном театре драмы.
Драматическая студия при Московском театре имени Ленинского Комсомола
С 1951 до 1962 года работала в Московском театре Ленинского комсомола.
С 1971 года - актриса Театра-студии киноактера.
С 1992 года на пенсии, работает по договорам.
В 1995 году принимала участие в "Русском проекте" (роль железнодорожной рабочей).
Снималась в  картинах: «Журавушка», «Родня», «Берегите мужчин», «Покровские ворота», «Гардемарины, вперед!», «Ночной Дозор», «Дневной Дозор» и мн. др.



 

Обсудить
43886