29 июня 2011, 15:13

Первое интервью

Выжившая в авиакатастрофе в Карелии Юлия Скворцова рассказала, из-за чего рухнул лайнер с 52 людьми на борту.


23-летняя бортпроводница рухнувшего в Карелии Ту-134 Юлия Скворцова дала первое интервью после авиакатастрофы порталу LifeNews.
Сведения, полученные от единственного выжившего члена экипажа, гораздо более полно раскрывают картину авиакатастрофы.
Судя по словам девушки, самолет упал именно из-за ошибки пилота. Юля успела запомнить, как лайнер при заходе на посадку снес крылом несколько деревьев и объяснила, почему они не зашли на второй круг.
- Это была не подготовленная аварийная посадка, когда пассажиров заранее предупреждают, рассаживают по местам, проверяют, пристегнуты ли ремни, - объяснила Юля, которую лишь утром 27 июня перевели из реанимации в обычную палату столичного ЦИТО. - Я сама поняла, что произошло, только когда увидела, как мы крылом срезали дерево, потом второе... И в этот момент у меня вся жизнь пролетела перед глазами и мысль пронеслась: «Все, это конец».


Юлию спас  случай. При жесткой посадке кресла самолета складываются, тем самым помогая человеку сгруппироваться. Скворцова сидела в хвосте лайнера, и, на ее счастье, спинка переднего кресла не сложилась.
- Когда я пришла в себя, то поняла, что зажата в проходе между креслами, а сверху упали обломки фюзеляжа, - рассказывает стюардесса. - Спинки кресел образовали что-то вроде шалашика, который и защитил меня от кусков металла - иначе меня бы просто раздавило.
Правило № 1 - пристегни ремень безопасности при посадке - едва не стоило Юлии Скворцовой жизни.
- Ремень врезался мне в живот и сжал так, что я думала - не выберусь, - описала Юлия пережитый ужас. - Но я смогла собраться. Как-то внутренне успокоилась, вдохнула. Расстегнула ремень, отбросила ногами придавившие меня обломки и пошла по салону.
Первое, что увидела Юлия внутри горящего самолета, - тела. Много тел. И огонь вокруг, подбирающийся к еще живым людям.
- У меня от удара слетела с ног обувь, идти было очень больно - пол был раскаленный, - вспоминает жуткие минуты стюардесса. - Подошла к одному мужчине, потрогала пульс, поняла, что он мертв, закрыла ему глаза. Потом к другому - тоже мертв, потом к третьему... Потом  ничего не помню.
Потерявшую сознание девушку вытащил за несколько секунд до второго взрыва пожарный Иван Ушаков, прибывший к месту крушения в числе первых.
- Уже здесь в Москве ко мне в больницу этот мужчина приходил, но его не пустили, - говорит Юлия.
Скворцова подтвердила многие догадки и версии, названные специалистами в последние дни. В частности о том, что пилоты не захотели уходить на второй круг из-за экономии топлива. Небольшие компании, в парке которых 10 - 15 самолетов, часто штрафуют своих пилотов, если те жгут горючего больше положенного, а то и заливают баки с расчетом «километр в километр».
Юлия и ее брат Андрес (он сейчас почти все время проводит у постели сестры) недоумевают и по поводу того, как самолет вообще выпустили из Домодедово.
- Погода в аэропорту прибытия была минимальная: туман, плохая видимость, - говорит Андрес со знанием дела: он сам 7 лет отработал бортпроводником, летал вместе с Юлей на самолетах «Аэрофлот-Дон». - Сейчас много пишут о том, что фонари на ВПП погасли из-за того, что самолет порвал ЛЭП, но Юля говорила, что они не горели и до этого.
За все время, пока бортпроводница находится в больнице, руководство «РусЭйр» ни разу не связалось со своей работницей. Но теперь девушка вряд ли вернется в небо.

 

Обсудить
44540