21 февраля 2012, 15:12

Охота с карандашом

Корреспондент «ТВР-Панорамы» принял участие в зимнем учете животных. Главный вопрос – много ли еще обитателей в наших лесах.

Мне, охотнику, часто приходится слышать от обывателя: «Животных совсем не осталось, и последних убиваете». Спорить не хочется, так как для настоящего охотника сохранение лесов и животного мира – естественное стремление. Ведь если нет птиц и животных – можно забыть и про ружья, и про дальние походы, и про волнительное выслеживание будущей добычи. Именно для сохранения природы – охотоведы и охотники делают зимний маршрутный учет (ЗМУ), где ведут подсчет следов животных и птиц. По результатам этого учета и формируется четкое научное представление - где, сколько, когда и кого можно добывать.
Мы с членами Клуба Охотников Карелии отправились в Ольгинское охотничье хозяйство Прионежского района Карелии для проведения ЗМУ. Ольгинское охотничье хозяйство расположено к югу от Петрозаводска, и раньше было одним из самых популярных охотничьих мест. Но за многолетний прессинг со стороны браконьеров количество дичи сильно уменьшилось. Но вот насколько?
Учет запланировали сделать за три дня.

Автор "ТВР-Панорамы" знает: без снегохода в зимнем лесу трудно


День первый. Пятница. 10 февраля
Температура воздуха минус 24. Одного учетчика оставляем топить лесную избушку, а вдвоем отправляемся на снегоходе на «зачистку». Зачистка – это когда все старые следы, встреченные на маршруте, записываются в блокнот и стираются на снегу. Стираются для того, чтобы на следующий день можно было сравнить результат со свежими следами. Такая форма учета – в два дня - наиболее эффективна, когда долго нет снегопада.
Лесная тропа встретила нас многочисленными упавшими деревьями. Перед каждым таким деревом требуется остановка снегохода для ликвидации препятствия.  Очень низкая скорость передвижения, что плохо, так как можно распугать животных.
Глубина снега на открытых местах достигает одного метра, но в среднем 70-80 см. Снег рыхлый. Эти параметры важны для учета и для аналитики – как перезимуют птицы. Если снега мало – птицам сложно прятаться в сильные холода. Если снег плотный, а не рыхлый  - птицам также проблематично пробивать его плотную корку. Глубокий и рыхлый снег – хорошие условия для зимовки птиц. Что и подтвердилось на маршруте.
Остановились, чтобы убрать очередное упавшее дерево с лесной дороги, и в этот же миг, в 3 метрах от нас, из-под снега вылетела самка тетерева. Наша собака делает рывок вперед и поднимает из-под снега еще десяток тетеревов. Зрелище красивое. Белый снег взрывается тысячей ярких брызг. Когда снежная пыль оседает – виден черный силуэт улетающего тетерева. Птица в лесу есть!

Здесь ночевал тетерев

Но радость наша от встречи с тетеревами с каждым километром ослабевала – только одного «отмороженного» рябчика вспугнули с нижних веток ели – больше птиц не было. Зато следы волка перешли наш маршрут и плавно двигались по лесу вдоль нашего пути. Нас обрадовал свежий след лося. Судя по размеру шага и откусанным веткам – лось спокойно держится здесь и кормится  молодыми побегами ивы, осины, ольхи и рябины. Из маленьких следов были встречены отметки от белки и тропинка ласки.  Но самые массовые следы оставил заяц-беляк. Складывается впечатление, что основной житель нашего леса как раз заяц.

День второй. Суббота, 11 февраля
Ночью было минус 33. Утром потеплело до минус 25. Считается, что в резкие сильные морозы учет делать бесполезно – лесные жители не активны. Но так как уже почти месяц стоят морозы ниже 20 градусов – мы решили, что ничего аномального нет, учет надо продолжить. Да и сроки сдачи маршрутных учетных листов Управление охотничьего хозяйства Минсельхоза Карелии поставило очень сжатые: «До 1 марта», с оговоркой: «Но лучше сдать до 20 февраля». Ждать теплой погоды – некогда.
Три лыжника ушли на маршруты, а мы снегоходом проехали по лесовозным усам. В обед часть команды вернулась к биваку – топить избушку и баню для обогрева учетчиков.
Сигнал от лыжников-учетчиков, возвращающихся с маршрутов, поступил почти в 18 часов вечера. Маршруты дались в этот день не просто. Очень много придавленных снегом к земле деревьев, которые сильно усложняют передвижение по лесу. И сильный мороз не давал расслабиться - одежда охотников покрыта плотной коркой льда.
По возвращению всей команды подводим итоги. Следы лося есть везде, но достоверно определить степень их свежести затруднительно, так как последняя сильная пороша была почти трое суток назад, а мелкий снежок-изморозь понемногу выпадает каждую ночь. С зайцами все в порядке – обитают равномерно по всей площади. На одном из маршрутов за 8 километров было насчитано 27 свежих тропинок зайца беляка. А вот птиц нет. Почти полная тишина. Лишь несколько ночных лунок в снегу от рябчика.  Да несколько тетеревов взлетели из-под снега. Хуже всего дела обстоят с глухарем – свежего его присутствия нет совсем. Было бы правильно ограничить добычу этой птицы в данном районе на неопределенный период, пока ее популяция не восстановится. Второй день и три маршрута зимнего учета завершены.


Настоящие охотники должны знать каждую птицу в своих угодьях в лицо

День третий. Воскресение, 10 февраля
Ночью было минус 31. Утром минус 24. Днем потеплело - минус 18.
Так как основную работу выполнили – решили обследовать дальний район охотничьего хозяйства, куда не часто добирается человек. 22 километра на снегоходе. До границы с Пряжинским районом остается всего около 5 километров. Решаем обследовать с перспективой на весеннюю охоту одно болото. Также решили выйти на лыжах на просеку, разделяющую два района Карелии.
Очень глубокий снег (90-110 см) и плотный лес сильно изматывают. Понятно, почему здесь редко бывает охотник. Закрадывается мысль о том, что надо развернуться назад и прекратить мучения. Но охотничий азарт заставляет двигаться вперед.
На краю болота находим свежий след снегохода «Буран» (такой след охотники называют – «барсовка»). Принимаем решение исследовать этот след.  По «барсовке» выходим на лесную просеку и двигаемся дальше. Снег плотно укатан гусеницами снегохода – оставляем лыжи на «обочине» и идем пешком как по асфальту. В тех местах, где просеки пересекаются – также снег плотно укатан вездеходной техникой, а на одном болотце наблюдаем след от снегохода и от очень тяжелых саней…. Может, везли чью-то тушу?  Загадка! Сверяем компасы, карты и навигаторы – все следы снегохода ведут в Пряжинский район Карелии к озеру Святозеро. Значит, тихий уголок не только нас привлекает.

Находка
Во время прогулки по просекам у нас набралось информации по зверям и птицам на еще один учетный маршрут.  Время прошло не зря.
Но самая удивительная находка ждала нас на обратном пути. Решили сократить и выйти к стоянке напрямик. В густом ельнике, где нет следов животных, мы заметили необычный сугроб у поваленного дерева. Из сугроба торчала ледяная шапка. При приближении шапка оказалась заледенелой снежной «трубой», из которой шел слегка заметный пар. У нашей собаки вздыбилась шерсть, пес попытался прорваться к снежной трубе. Его удержали. Зачем будить того, кто крепко спит и будет недоволен визиту гостей. Да и сами гости совсем не подготовлены к встрече с северным царем леса.

На лесной тропе

Зимние «каникулы» по учету животных и птиц закончились. Среднестатистическая картина не сильно отличается от прошлогоднего учета, а значит, звери и птицы еще есть в наших лесах. Для тех, кто считает, что это не так, дам совет. Выключите телевизор на неделю. Не садитесь за компьютер хотя бы сутки. Не включайте музыку в машине. Сигареты и алкоголь исключите на несколько дней. Дайте отдохнуть глазам, ушам и носу. И после этого выдвигайтесь в лес. Без спешки и суеты. И вам откроется много настоящих лесных тайн.
 

Обсудить
45777