03 марта 2015, 08:30

Блеск и нищета карельской "Рублевки"

<p>Два поселка одного района. Находятся рядом. Но жизнь разная.</p>

Когда острые проблемы глубинки становятся хроническими, на них почти не обращают внимания. С ними свыкаются и живут, несмотря на невзгоды. Власти же ищут виноватых и находят оправдание себе.

Карельская деревня. Забытая и брошенная. С покосившимися домами, закрытыми магазинами, нечищенными дорогами и без транспорта. Один на один со своими проблемами и никому ненужными жителями… Наверное, при этих словах в памяти всплывают телесюжеты об отдаленных уголках республики. Но, оказывается, что это совсем рядом со столицей Карелии — в Деревянском сельском поселении Прионежского района.

 От случая к случаю

В феврале в нашу редакцию обратились жители станции Орзега, где постоянно проживают почти 70 пенсионеров. Они поведали нам грустную историю о своей жизни и предложили приехать, чтобы увидеть все своими глазами. Мы согласились, благо, до Орзеги от Петрозаводска всего ничего — минут двадцать на машине.

...С асфальтовой дороги, ведущей на Вознесенье, мы сворачиваем направо и едем еще какое-то время. По пути попадаются редкие домики. Никакой таблички, обозначающей населенный пункт. Но это уже Орзега. Миновав железную дорогу, въезжаем, наконец, в основную часть поселка.

На перекрестке рядом с колодцем стоит машина с бочкой. Это частник привез на продажу молоко. По личной просьбе кого-то из знакомых. Особого резона, говорят местные жители, ехать в Орзегу ему нет: дорогу от снега чистят от случая к случаю, а большой прибыли на местных жителях не сделаешь.

Автолавка сюда приезжает раз в неделю и тоже лишь благодаря чьим-то личным связям. Ее здесь ждут и приходят в день приезда заранее. Не успеешь пополнить запас продуктов — будешь сидеть без хлеба или пойдешь занимать у соседей. Рассчитывать на поездку в Петрозаводск в это время года практически бесполезно. Автобусы сюда ходят лишь во время дачного сезона — с апреля по октябрь. С железной дорогой все сложно: поезда в Орзеге теперь не останавливаются, а электрички на Свирь почти отменены.

С уличным освещением здесь тоже плохо. То есть оно, то нет. В домах со светом ничуть не лучше. Напряжение низкое, лампочки светят вполнакала, а чтобы разогреть что-нибудь в микроволновке, нужно иногда ждать полчаса.

 

«Мы все перетерпим»

Закрывая бидончики с молоком, местные бабушки наперебой рассказывают о своей жизни. Лидия Олешева когда-то  работала учителем в финно-угорской школе в Петрозаводске, но выйдя на пенсию, предпочла столичной суете тихую деревенскую жизнь. О своем выборе Лидия Петровна ничуть не жалеет, несмотря на все невзгоды и неурядицы. Наоборот, здесь пенсионерка словно начала жизнь заново — руководит местным хором, пишет песни и сочиняет музыку. В творческой копилке Лидии Олешевой есть даже гимн Орзеги — на карельском языке.

— Мы многое переживем и перетерпим. Нам главное — петь и выступать! Как в Древнем Риме в кризисные времена снимали социальное напряжение? Хлебом и зрелищами. А у нас ни того, ни другого. Со «зрелищами» вообще плохо, — шутит пенсионерка. — Вот у нас в Орзеге хор есть, сами себе песни и музыку пишем. Но нам собираться негде! Школы нет, библиотеки нет, клуба нет. А наша власть в Деревянном о нас забыла. У себя в селе как в столице все отстраивают и ремонтируют, а мы словно чужие. Скоро даже уличные фонари упадут от ветхости.

 

Сельская столица

В Деревянном, конечно, жизнь лучше. С транспортом все в порядке. Фонари светят, магазины работают, есть школа, детский сад и амбулатория. А в прошлом году по программе поддержки местных инициатив даже построили спортплощадку для молодежи: теперь каждый желающий может в центре села позаниматься на тренажерах на открытом воздухе.

Правда, как рассказал нам депутат местного сельсовета Леонид Кондратьев, и здесь проблем немало. Недавно закрылись клуб и библиотека — здание, в котором они находятся, хотят вернуть церкви. Есть проблемы с экологией: в речку Деревянка регулярно сбрасывают строительный мусор, а муниципальные власти закрывают на это глаза.

Еще больше вопросов у народного избранника к инициативе местного мэра Олега Дякина, который затеял создание МУПа и хочет передать ему в ведение детский оздоровительный лагерь «Северный Орленок». Это заставляет Кондратьева всерьез опасаться за судьбу муниципальной собственности, которая в случае банкротства МУПа может уплыть в неизвестном направлении.

 «Работать надо, а не жаловаться!»

Глава деревянского поселения Олег Дякин, как оказалось, журналистов не жалует. Вместо того чтобы писать о проблемах, Дякин призывает засучить рукава и работать.

— Трудности в Орзеге, Ужесельге, Деревянном неимоверные. Но кто виноват? Сами  люди и виноваты. Жизнь изменится, если мы все засучим рукава и будем работать. У нас человек рядом со своим частным домом убрать не может и бежит жаловаться в администрацию. Вы лучше напишите, чтобы у нас водку продавали один раз в неделю, в семь утра. А слюни собирать незачем. Кому сегодня легко?! — заявил нам мэр Деревянного.

На все вопросы о вверенном ему поселении у Олега Дякина всегда готов ответ. В той или иной проблеме — хоть со светом в Орзеге, хоть со сбросом мусора в речку Деревянку — виноваты третьи лица, считает муниципальный чиновник. Он работает меньше двух лет, а трудности копились десятилетиями. Депутатов своего сельсовета Дякин рекомендует не слушать — некоторые из них, дескать, критикуют его из-за личной неприязни, а сами при этом живут не в Деревянном, а в Петрозаводске.

Оправдания Олега Дякина у людей осведомленных вызывают улыбку. Еще во времена, когда он сам был депутатом сельсовета, в местные проблемы он вникал не в первую очередь: его всегда больше интересовало распределение земель в Деревянном. А после избрания главой поселения Дякин, похоже, и вовсе ушел в эту деятельность с головой.

 

Деревянная Рублевка

И не просто так вопросы земли интересуют местного руководителя. В последние годы в Деревянном и окрестных поселках самый настоящий бум дачного и коттеджного строительства. Здесь живут петрозаводские чиновники и коммерсанты, а земля стоит приличных денег. Из-за растущих как грибы после дождя фазенд эти места даже окрестили «Деревянной Рублевкой».

Только вот за высокими заборами частных хором проблем и трудностей поселения почти не видно. Власти же, похоже, больше озабочены освоением земельных участков для еще большего расширения села. А люди, как это у нас обычно бывает, со всем мирятся и не унывают. Сами песни поют и дороги чистят. Со знакомыми и друзьями договариваются, чтобы свозили в город и обратно. Сами колодцы делают и даже на строительство клуба подумывают замахнуться. Надоело гимн Орзеги дома исполнять.

Фото: Виктор Фельк, Дмитрий Башмаков

Обсудить
41435