Елена Баландина: «Надо думать не о себе, а о том, как будут жить дети»

04 июля 2019, 08:39
Мама известного карельского гимнаста Александра Баландина — о 18-летней разнице в возрасте между детьми, ранних разводах и времени на личную жизнь.

Елена Баландина — первая героиня моего проекта «Пусть мама услышит», которая пригласила меня к себе домой. На самом деле приглашение я приняла уже во второй раз, первый был восемь лет назад. Тогда я расспрашивала Елену Генриховну, как растить чемпионов. За это время многое изменилось: чемпионы вылетели из родительского гнезда, их мама продолжает работать, воспитывает 12-летнюю дочку Настю, создает обалденные картины, которые украшают дома ее друзей в Эстонии, Абхазии, Москве, Петрозаводске. На этот раз мы откровенно поговорили об отношении к детям и мужчинам, о разводах и переоценке ценностей.

ПОПРЯТАЛИСЬ В ГАДЖЕТАХ

— Так совпало, что я вам позвонила в день рождения, даже юбилей, сыновей-двойняшек. И вы меня не раздумывая пригласили на семейное торжество, совершенно постороннего человека. Вы настолько открытый человек? Это в жизни вам помогает или мешает?

— Мне кажется, больше помогает. Я действительно открытый человек, и ко мне такие же люди тянутся. У меня складывается впечатление, что люди сейчас становятся все более закрытыми. Мы боимся делиться с другими своими радостями, боимся зависти. Если что-то рассказываем, тут же плюем через левое плечо.

Молодежь меня вообще удивляет, они даже свадьбы играть не хотят. Раньше это был повод всем собраться, пообщаться, порадоваться друг за друга. А сейчас мы только сидим в гаджетах. Встретиться нам теперь сложно, времени не хватает. Разве в Советском Союзе времени больше было? И ведь всем и на все хватало.

Для меня была такая радость, что мы с ребятами собираем гостей. Вместе с подружкой нарубили шесть тазов салатов. Посидели, пообщались на свежем воздухе — красота.

— Шесть тазов! Зачем, ведь сейчас все можно купить?

— Мы и мясо с Сашей сами мариновали, в четыре руки. На этой кухне как раз стояли, и Саша спросил: «Мам, когда мы с тобой в последний раз вот так вместе собирались?». (В глазах Елены Генриховны при этих воспоминаниях появляются слезы. — Авт.) Вы это, пожалуйста, не пишите, это я на эмоциях. Так хочется чаще встречаться, что-то вместе делать. У нас ведь всю жизнь сборы, сборы, сборы — и у Саши, и у Леши, потом армия, потом работа. А им уже по тридцать лет, у обоих своя жизнь. Оба женились. Саша, правда, уже развелся.

ДОБРЫЕ ОТНОШЕНИЯ

— Как вы восприняли развод сына?

— Все мы, когда выходим замуж или женимся, надеемся, что будем жить долго и счастливо. Но если отношения не складываются и доходит до крайностей, не надо друг друга мучить. Юля, бывшая жена Саши, — хорошая девочка. Когда они ругались, она могла мне позвонить, мы встречались, разговаривали. У Саши не самый простой характер, он довольно требовательный, не любит повторять дважды.

Моя позиция такая: если вместе тяжело и уже на таком раннем этапе возникли мысли о разводе — пусть расстаются, пока нет детей. В конце концов, потом можно снова сойтись, таких случаев немало. С Юлей у нас сохранились хорошие отношения. Ну, расстались и расстались, это жизнь. Я, вообще, стараюсь с людьми сохранять добрые отношения.

— Как вы считаете, как много свекровь должна присутствовать в жизни молодых?

— Вот позвонят, скажут, что нужна помощь, тогда она и нужна. А лезть в их жизнь, я считаю, не надо. Они же взрослые люди, у них все есть. Когда мы с мужем приехали в Петрозаводск, у нас вообще ничего не было. Спали на полу в общежитии.

— Я прочитала несколько интервью с вами, но о муже вы почти ничего не рассказываете. Не любите об этом говорить?

— Я вдова уже 17 лет. С мужем мы разводились, потом снова женились, и умер он не очень хорошо. С 13 лет поднимала мальчишек одна. Все удивлялись, что я даже после смерти мужа дружила со свекровью. Сейчас ее тоже уже нет в живых.

Многие считают, что для женщины очень важно устроить личную жизнь. Но я понимала, что если я детей упущу, то это будет проблема посерьезнее одиночества. Это два парня, которых надо было воспитывать. И спорт был тем шансом, который мог помочь им состояться в жизни. Мы тогда жили в общежитии на Ключевой, и если бы я махнула на все рукой, у нас была бы совсем другая судьба.

Жизнь — такая штука, что надо думать не только о себе, а о том, как будут жить твои дети. Сейчас я за них спокойна: у них есть образование, у каждого — квартира, они не пьют и не будут ни под каким предлогом.

У меня были отношения с мужчинами на протяжении моей жизни, но дети всегда оставались для меня на первом месте. Никогда не хотела во что бы то ни стало выйти замуж. Я свою любовь, свое время, внимание лучше отдам ребенку. Не скрываю, Настю я родила для себя, в 38 лет.

ЧТО ТАКОЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

— И не боялись кривотолков?

— Не боялась и не боюсь. Я, когда на сохранении лежала, была там самая молодая. Зато сейчас я за сыновьями не бегаю, внуков не прошу. Не звоню им по десять раз в день и не спрашиваю, что они делали и что ели. У меня есть Настя.

Дети постоянно были на сборах, а во мне было много нерастраченной любви и заботы, хотелось кому-то ее отдать. Сначала думала взять ребенка из детского дома, а потом познакомилась с Андреем. Он не был против моей беременности. Жениться не собирались. Мы в хороших отношениях, папа и дочка общаются, Настя проводит у него каникулы.

Я считаю большой ошибкой поведение родителей, которые начинают делить детей, чтобы друг другу насолить. Если случилось, что развелись, некоторые мамы встают в позу: «Я тебе ребенка не дам». Наоборот, надо давать, пусть человек поймет, что такое ответственность. Мама для ребенка все равно останется мамой.

— Настя похожа на братьев?

— Нет, не похожа. Мальчишки были худенькие, шустрые, только что на люстре не висели. Настя не такая спортивная, зато учится хорошо, старается. Занимается плаванием, изучает иностранные языки. В этом году мы планируем начать учить французский, а через три года — итальянский. Недавно вместе встали на горные лыжи.

ЧЕЛОВЕК С ДРУГОЙ ПЛАНЕТЫ

— Александру и Алексею недавно исполнилось по 30 лет, а вы в этом году отметили 50-летие. Была какая-то переоценка ценностей? Жалеете о чем-нибудь?

— Конечно, главное мое достижение — это дети. Мои сыновья — оба спортсмены с высшим образованием. Настюшка — красавица и умница. Саша добился многого, он спортсмен мирового уровня с собственными именными элементами. Но большой спорт — это непросто, он отрывает от обычной жизни. Это адский труд, тренировки круглые сутки, но все остальное, по бытовой части, за спортсмена сделают другие люди. И когда выступления заканчиваются, все меняется местами, человек как будто с другой планеты возвращается.

Когда Саше пришлось завершить спортивную карьеру в 2017 году, он не знал, куда себя деть. И у меня за него, конечно, очень душа болела, он всю дорогу за компьютером сидел. Сейчас сын собирается получать второе высшее, поедет на учебу в Сочи.

Леше в этом плане было полегче, он не «выпадал» из большого спорта. Жил со мной, работал, в общем, его жизнь более обычная, чем у Саши. Хотя он ветеран боевых действий, служил в Сирии. Сейчас Алексей преподает в Кронштадте, в кадетском корпусе, ему очень нравится. Братья между собой дружны. Главное, что они выросли хорошими людьми.

— Вы работаете?

— Как многие женщины в 50, собираюсь на пенсию. Я с 2002 года служу в армии в звании прапорщика. Женщины-военные должны выходить на пенсию в 45 лет, а мне уже больше. Но дома я сидеть не собираюсь, найду другую работу.

— У вас на стенах очень красивые картины. Это все ваши?

— Мои. Вышивкой я увлеклась на последних месяцах беременности, когда ждала Настюшку. Сначала это была просто вышивка крестом, сейчас добавились стразы. Многое раздарила. Люблю делать подарки. (Я тоже ушла от Елены Генриховны с подарком. — Авт.)

— У вас редкое отчество — Генриховна. Кто ваши родители?

— Мама родом из Карелии, ее уже нет в живых. А папа — Генрих Карлович, наполовину немец, наполовину поляк. Знаю только, что он был коммунистом. С мамой они расстались, когда я была маленькая, меня вырастила мама и фамилия у меня мамина. Но что-то немецкое во мне есть: пунктуальная сероглазая блондинка.

— Какой вы видите себя через двадцать лет?

— Наверное, такой же, энергичной, оптимистичной, в компании друзей. Буду заниматься спортом, общественной деятельностью. Может быть, открою свое кафе, где на стенах будут висеть мои картины. Зацикливаться на внуках я не планирую. Помогать детям, конечно, буду, но считаю, что не надо делать за родителей их работу.

БЛИЦ

Утром я всегда...

Умываюсь.

Своим детям я никогда не говорю...

Что надо плохо себя вести.

Больше всего я люблю готовить...

Для друзей.

Совет, который я могу дать другим женщинам...

Сдерживать себя, когда обидно, и не устраивать сцен, когда больно, — вот что такое идеальная женщина (Коко Шанель).

Меня веселит...

Столько много, что и не знаю, с чего начать.

Мой любимый фильм...

«Унесенные ветром».

Если бы проснулась мужчиной, я бы...

О! Я бы устранил все «недоделки» дома!

«Пусть мама услышит» — авторский проект журналиста Валентины Платоновой, мамы двоих детей, призывает к диалогу женщин-матерей. Это возможность высказать свою точку зрения на воспитание, поговорить о взаимоотношениях мамы и ребенка, ваших идеях, проблемах, общих радостях и горестях и о том, как можно сделать жизнь детей и родителей счастливее.

Если вы хотите стать участницей проекта или у вас есть интересные знакомые, пишите нам по адресу: ptzgovorit.interesno@yandex.ru с пометкой «Пусть мама услышит».

Валентина Платонова's picture
Автор:

В журналистике с 2008 года. Писала для газет «Всё», «ТВР-Панорама», журнала «Ваш досуг», была редактором журнала «Телепульт». Любит искать грибы и интересные темы.