16 мая 2014, 13:48

«Олонецкий расчленитель» отрицает причастность к двойному убийству

<p>Прения сторон по громкому делу об убийстве жены и дочери закончены: репортаж из зала суда&nbsp;</p>

Адвокат «олонецкого расчленителя» Дмитрий Ильин заявил сегодня в суде, что убийство — это всегда тяжелое с моральной точки зрения деяние и всегда горе. Однако тут же попросил присутствующих на заседании Верховного суда разделять «эти два момента» — убийство жены и убийство 6-месячной дочери.

Свою жену, подчеркнул адвокат, злодей убил жестоко (тяжелыми предметами по голове, а потом расчленил), за что понесет строгое наказание по закону. А вот с тем, что отец убил свою дочь, сторона защиты не согласна.

— Из заключения экспертов следует, что ребенку нанесены повреждения, сопровождавшиеся наружным кровотечением. Было кровотечение — следовательно, должны оставаться и следы крови. Где они — ни на ползунках, ни на шапочке, ни на распашонке погибшей следов крови не обнаружено, — заявил адвокат. Суждение о том, что кровь могло смыть водой из ручья, куда были помещены мешки с жутким грузом, сторона защиты не захотела брать в расчет.

Представив и другие суждения, сторона защиты сделала заявление, что утверждение, что смерть малышки наступила в результате действий ее отца, ошибочно.

Между тем гособвинитель попросила присяжных не жалеть убийцу Серова.

— Вся совокупность представленных вам доказательств свидетельствует об обратном, о том, что смерть ребенка наступила именно от действий Серова, связанных с нанесением ему ударов по голове, а не при любых других обстоятельства, - заключила Татьяна Дубейковская.

При этом гособвинитель заявила в суде, что на протяжении судебного следствия подсудимый часто путался в своих показаниях:

— В одних показаниях он сказал одно, в других немного исправил, что-то дополнил, вспомнил, придумал другую версию. Уже это одно свидетельствует о том, что его показания являются неправдивыми и неискренними.

Татьяна Дубейковская попросила присяжных при вынесении вердикта не жалеть убийцу и не обращать внимания на его «внешний вид".

— Жалость в решении данного вопроса — плохой советчик, потому что жалость к подсудимому становится жестокостью по отношению к погибшим, — сказала она.

Впрочем, жалким на заседании суда Серов не выглядел — то слушал внимательно выступавших, то делал какие-то пометки на бумаге, видимо, готовясь к последнему слову.

А вот отец его погибшей жены Ирины, сидевший напротив, никак не мог сдержать слез.

— Болит душа, не находит покоя... Я же сам принимал роды у своей жены, когда дочка выходила на свет, вот этими вот руками. Пуповину, конечно, не отрезал — потом уже «скорая» приехала. И внученьку из роддома я выносил, вчера ей было бы 2 года. Дочка с внучкой незадолго до этой трагедии ночевали у меня две ночи, — поделился 59-летний Виктор Александрович Архипов с корреспондентом в перерыве заседания.

Сегодня в 14.30 после перерыва в судебном заседании убийце будет дано последнее слово. На следующей неделе коллегии присяжных должна поставить жирную запятую в этой жуткой, до дрожи в сердце, семейной трагедии. Дальше - слово за судьей.

«Петрозаводск» продолжает следить за развитием событий.

Обсудить
13479