28 июня 2013, 14:14

И снова ринг блестит, натянуты канаты!

Прославленный петрозаводский боксер Николай Разумов стал почетным гражданином Карелии. Накануне Николай Александрович поделилс я воспоминаниями о своей спортивной молодости и рассказал о том, как он живет сегодня.

Звание почетного гражданина Карелии традиционно присуждается главой РК 8 июня — в День республики. В этом году его обладателем стал ветеран органов внутренних дел, полковник милиции в отставке, мастер спорта СССР международного класса по боксу, чемпион СССР, шестикратный чемпион РСФСР, член президиума федерации бокса Карелии Николай Александрович Разумов. Накануне знаменательного в его жизни события Николай Александрович поделился воспоминаниями о своей спортивной молодости и рассказал о том, как он живет сегодня.

— Николай Александрович, мы очень рады, что почетным гражданином стал достойный человек. Уверена, со мной согласятся все жители республики.
 
— Очень всем благодарен за признание. Я принял такое звание с волнением. Спасибо спорту, он в моей жизни сыграл великую роль. И то, что мне удалось оставить в истории республики след, приносит особые приятные переживания.

— Знаменитым боксером вы стали в Карелии. Яркую ленту чемпиона с многочисленными наградами подарили Музею спорта. А где научились боксу, ведь все, что есть в нас, родом из детства?

— Очень далеко. В Сибири. В Карелию я попал волею судьбы. А родом из Тюмени, точнее из ма ленького села Велижаны. В семье у нас было девять детей. Шесть братьев и три сестры. Я младший. Мама родила меня в сорок пять лет. Причем на свет я появился в сорок первом, когда отца и старших детей призвали на войну. Вернулись домой сестра и брат, а еще один брат, Михаил, погиб. Отец прошел всю войну и вернулся с фронта живым и здоровым. Мама сумела нас вырастить. А мне пришлось много трудиться с малых лет. Жили мы
тогда сложно. Пришлось отцу, чтобы денег заработать, завербоваться на рыбные промыслы на Сахалин. Помню, с каким трудом добирались до острова, сначала по железной дороге теплушкой, потом на пароходе. Холодно и голодно было. Приехали и жили в такой хибаре, что даже пола не было. В школу ходил за семь километров. Дрова сам маленьким заготавливал. Наверно, это все и было началом закалки.

— А гены? Кто-то в семье еще занимался боксом?

— Нет, никто. Здесь связи нет никакой. Я в детские годы даже и не думал о боксе. Футбол любил, баскетбол, волейбол. А уже когда учился в строительно-монтажном училище, меня на уроке физкультуры приметил тренер по боксу. Пригласил на ринг. С этого все и началось. Видимо, это было мое: бокс пошел у меня здорово. Я стал выигрывать соревнование за соревнованием. К армии уже имел первый спортивный разряд по боксу.

— Где служили?
 
— В сухопутных войсках. Призвали меня в 1962 году. Тогда я уже учился в техникуме физкультуры в Питере, откуда и попал на Север. Присягу принимал в Кандалакше, потом направили в спортивный клуб армии в Петрозаводске. А там меня ж дала встреча с великим человеком и тренером. Она все и решила.

— Имеете в виду Леонида Григорьевича Левина?

— Да, он стал мне и тренером, и отцом. И я очень благодарен судьбе за то, что она свела меня с этим человеком. Леонид Григорьевич был педагогом, воспитывал в нас честность и порядочность, научил добиваться своей цели не только на ринге, но и в жизни. Вообще Левин почти магически притягивал к себе. Даром таким обладал. Талантище был. Представляете, за полгода тренировок сделал из меня, перворазрядника, победителя чемпионата страны. Я тогда, правда, лихо выиграл чемпионат в Ульяновске. 52 мастера спорта на ринг выходили, а лучшим боксером признали Колю Разумова из Петрозаводска. Помню, за победу в чемпионате дали 500 рублей. Это тогда были такие деньги!
 
— Николай Александрович, попасть в сборную страны по боксу очень сложно. А вы чуть ли не десятилетие входили в ее основной состав. После мощных левых боковых Разумова соперники теряли точку опоры.

— (Улыбается.) Случалось такое... У Левина было любимое слово — «лупить». Так он выражал свою страсть к победе. И мы в те годы действительно «лупили» соперников, да не простых, а именитых, членов сборной Советского Союза. Боксеров из Карелии на ринге боялись. Давалось это непросто — трудились мы очень много. Система тренировок Леонида Григорьевича продумывалась до мелочей. Кроме всего, у тренера была железная воля, которая передавалась и нам. Да что говорить, Левин — это личность!



— У боксеров принято считать проведенные бои. Победы и проигрыши. Какие бои на ринге вы чаще вспоминаете?

— Турнир в Венгрии в 1969 году, где бились сильнейшие боксеры восьми стран. Я выиграл тогда у чемпиона ФРГ Баунгарда, участника Олимпиады в Мюнхене в 1972 году, у хозяина ринга, венгра Тота, и у поляка Крепса. Все они были асами бокса в своих странах. Часто вспоминаю матч СССР — США. Проходил он как раз в разгар американской войны во Вьетнаме в 1970 году. Наши соперники прилетели на специальном самолете и настроены были только на победу. Мне доверили быть капитаном сборной команды. В финале помню, как вышел ко мне на ринг огромный негр. Соперник был из военно-воздушной академии, чемпион Панамериканских игр. Напористый такой, впечатлял очень. Но справился я с ним во втором раунде. Ввиду явного преимущества победу присудили мне, а наша команда победила со счетом 8:3. Мы с честью выполнили тогда задание ЦК КПСС, ведь нам перед матчем действительно сказано было «набить американцам морду». А всего я провел 196 боев.
 
— Неужели не проигрывали?

— Восемнадцать боев проиграл. Из 196. Но с пятью соперниками, выигравшими у меня, рассчитался в последующих боях. У одного даже впоследствии выиграл пять раз. В последний из них (это было в Иванове) он даже на ринг не вышел. Не забыть, как проиграл сильному боксеру в Хабаровске. На том чемпионате был отбор на Олимпиаду в Токио и бой был очень тяжелым. Про наш поединок корреспондент газеты «Советский спорт» Лев Никонов написал: «Нашла коса на камень». Проиграл я, а победил опыт соперника. Вообще, каждое поражение, начиная со спартакиады народов СССР, где я проиграл белорусу Педу, очень сильно переживал — не любил подводить команду.

— Отслужив в армии, вы уже не вернулись на родину. «Виноват» любимый бокс?

— Сразу же, как только я демобилизовался, мне тогдашний мэр Петрозаводска Павел Васильевич Сепсяков выделил однокомнатную квартиру. К тому времени я влюбился в студентку медфака. Женился, и жизнь закрутилась. Поступил в педагогический институт, на факультет физической культуры. Познакомился с людьми, которые помогли мне сделать выбор в профессии. Пошел на службу в МВД Карелии. Стал инспектором охраны общественного порядка. Потом начальником спецкомендатуры организовывал работу с условно осужденными. Так всю жизнь и проработал в этой системе.

— А тренером по боксу стать не хотелось?
 
— Бокс я завершил в 28 лет. В наше время Дом бокса собирал тысячные толпы болельщиков. В Петрозаводск приезжали знаменитые боксеры страны. Это было зрелищно, а для меня очень значимый период жизни. Но мыслей стать тренером у меня не было. Сейчас хорошо понимаю почему. Рядом со мной ведь был очень яркий незаурядный пример — Леонид Григорьевич Левин. Надо было стать таким же. Или хотя бы похожим на него. Иначе и не стоило браться
за это дело. Я знаю по опыту жизни, что сильный и яркий спортсмен далеко не всегда хороший тренер. Другое дело, что к спорту я все равно вернулся. Пусть через 10 лет. Стал заместителем председателя Карельского общества «Динамо». Проработал на этой должности 22 года. Так сказать, обеспечивал физическую и огневую подготовку личного состава всех ведомств, старался, чтобы у наших
спортсменов было больше успехов в различных видах спорта. А с боксом республики я всегда рядом. И сегодня регулярно сужу боксерские турниры, в курсе спортивной жизни республики.

— Николай Александрович, с уходом из бокса левинской команды боксеры республики больше не добивались таких высот и уже не попадали в сборную страны. Может быть, время выбрало вас?

— Вполне возможно, что и время сыграло свою роль. Не думаю, что таланты перевелись. Есть у нас и таланты, и тренеры неплохие. Но не получается бокс. Мне кажется, причина в том, что сегодня у молодежи слишком много соблазнов. А характера оставить их в стороне и работать, работать и работать на ринге не хватает. Да и последователей Левина, это надо признать, больше не нашлось.
 
— Желающий побед не опускает руки. Вы снова на пьедестале. Что пожелаете нам в олимпийский год?

— Желаю всем детям, молодым людям быть ближе к спорту. Да, спортивный зал отнимает много сил, времени, нервов. Но гораздо больше дает. Не станете чемпионом — не беда! Вы обязательно будете победителем всех жизненных сложностей, проблем. Станете человеком с характером, и придет успех в жизни. Разве этого мало?

Обсудить
8997