29 сентября 2013, 23:52

Горожане взяли верх над бизнесменами

<p>Можно ли ставить в деле «Невского пассажа» точку или судебная эпопея по сносу пристройки будет продолжаться еще не один год? (мнения о процессе истцов и ответчиков)</p>

Жители дома № 30 на проспекте Александра Невского ликуют: в пятницу, 20 сентября, Петрозаводский городской суд вынес решение снести пристройку «Невский пассаж». Почему же Фемида, в прошлый раз отказавшая жильцам в сносе, изменила свою позицию по этому вопросу? И не получится ли так, что это решение будет вновь пересмотрено? Чтобы ответить на эти вопросы, мы решили предоставить слово противоборствующим сторонам: истцам (жильцам дома, которые требуют снести пристройку) и ответчику (братьям Цмугуновым), а также третьим лицам (ими являются тоже немногочисленные жильцы дома), которые выступают против сноса пристройки. Правда, читателям, чтобы понять, о чем собственно идет речь, необходимо вспомнить, с чего же все начиналось. 

Предыстория вопроса 

Первый суд, где решалась судьба «Невского пассажа», проходил в 2010 году. Тогда Фемида постановила снести наземную и подземную части пристройки, признав, что права жильцов на пользование общедомовым имуществом — земельным участком — нарушены. Это решение было поддержано в вышестоящей инстанции и вступило в законную силу. Дело осталось за малым: судебные приставы должны были заставить привести решение суда к исполнению. Им этого долгое время не удавалось сделать, а затем вдруг оказалось, что сносить ничего уже не надо. Дело в том, что иск в суд был подан от одного человека, который впоследствии пошел с бизнесменами на мировую, отозвав решение суда. Таким образом, оно юридически оказалось исполненным. 

Жильцам пришлось подавать новый коллективный иск с теми же самыми требованиями. В том, что права жильцов нарушены, сомнений уже не было, это доказано еще первым судом. Теперь было необходимо выяснить, возможно ли на самом деле эти права восстановить. Ведь не исключено, что, вернув все в исходное состояние, жильцы могут потерять сам дом, который разрушится. Именно за это и зацепились бизнесмены. Они заказали экспертизу, которая установила, что дом в результате подобного вмешательства обрушится. На основании этого документа (а жильцы не пригласили в суд ни одного эксперта, который бы мог его оспорить) Фемида постановила отказать жителям дома в заявленных требованиях. Вышестоящая инстанция оставила это решение без изменений, и оно вступило в законную силу. 

Тогда же бизнесмены, видимо, попытались внести смуту в ряды борцов с пристройкой. Они через суд потребовали возмещения судебных издержек, но не стали возлагать их на тех, кто добровольно откажется от своих претензий. Некоторые и правда испугались такого поворота дела и отказались от борьбы, зато других это, напротив, морально укрепило. 

И тут появляется еще несколько исков. Их подают М. А. Гошкиев, Ю. П. Евтифеев, О. С. Исаева и прокурор г. Петрозаводска в интересах К. П. Мягких. Суд объединяет их в одно дело, так как требования в них были примерно одинаковы. 

— Новый иск не мог повторять требования предыдущих: по ним решения суда уже есть, — рассказали нам истцы. — Поэтому для восстановления своих прав на пользование общедомовым имуществом мы потребовали снести наземную часть пристройки (ранее речь шла также о подвальных помещениях под ней). 

Иск был принят, и начались новые судебные баталии в противостоянии бизнесменов и жильцов, которые на данном этапе закончились победой последних. Стоит отметить, что мотивировочная часть судебного решения на момент написания статьи еще не была готова. Поэтому мы не можем говорить о том, чем руководствовался суд, вынося его. Но мы вправе приводить мнения об этом участников процесса как с той, так и с другой стороны. 

Истцы: «Нам удалось убедить суд в своей правоте» 

Предполагая, что бизнесмены в суде будут оспаривать снос пристройки с помощью экспертного заключения, выполненного для предыдущего дела, истцы заказали еще одну независимую экспертизу в «Центре судебной экспертизы». За нее взялся специалист Владимир Ленский. Экспертизу в размере 200 тысяч рублей оплатила одна из истцов. 

— Новому эксперту требовалось установить, можно ли безопасно демонтировать лишь наземную часть пристройки. Все материалы дела, в том числе и результаты прежней экспертизы, специалисту были заблаговременно высланы в Санкт-Петербург, — рассказал нам адвокат со стороны истцов. Кроме того, во время судебных заседаний эксперт запросил у ответчиков проектную документацию, которую они так и не предоставили. 

— Только на основании последнего факта, — считают истцы, — по закону суд мог встать на нашу сторону, но ввиду важности вопроса — опасен снос пристройки для жильцов или нет? — судебное заседание было продолжено. 

Впрочем, это не помешало Владимиру Ленскому сделать вывод о возможности сноса пристройки (при этом он указал, каким способом это лучше всего сделать). Ему не удалось только ответить на вопрос о соответствии пристройки проекту, так как он не смог увидеть документацию. 

Ну а так как в противовес его экспертизе ответчики представили заключения других специалистов, стороне истцов также пришлось вызывать в суд профессионалов, которые поддержали выводы эксперта. 

— Видимо, доводы наших специалистов оказались сильнее, — говорят истцы, — так как суд встал на нашу сторону. На наш взгляд, мнения специалистов, которых пригласили ответчики, выглядели менее убедительно. 

В частности, за возможность сноса выступил руководитель представительства Федерации судебных экспертов в РК Леонид Ухлинов. Он сообщил, что сам когда-то участвовал в строительстве этого дома. Фундамент, по его словам, здесь был вырыт глубиной 3,5 метра, хотя по всем нормативам он мог быть в два раза меньше. 

— Даже если вокруг здания вырыть котлован, дом не обрушится, — уверен он. — Утверждение, что пристройка поддерживает весь дом, похоже на заявления человека, подогнавшего велосипед к КамАЗу и уверяющего, что если он его уберет, то грузовик опрокинется. 

Эту позицию поддержал и руководитель управления государственной экспертизы РК Михаил Ганин. Он пояснил, что новая постройка не связана жесткими конструкциями с домом, так как два здания имеют разную усадку и должны быть независимы, чтобы не обрушиться. О возможности сноса пристройки, по его словам, говорят и фотографии, сделанные еще во время стройки. На них отчетливо видно, что у «Невского пассажа» есть самостоятельные опоры. 

— В общем, нам удалось убедить суд в своей правоте, — уверены истцы. 

Мнение ответчиков: «Сносный процесс три, часть первая» 

Адвокат ответчиков Александр Кулеба, прибывший из Санкт-Петербурга, считает, что суд неоднократно нарушал процедуру  рассмотрения спора, судебный процесс более походил на ритуал, который необходимо пройти как можно быстрее, хотя результат уже известен. 

— Например, 17 сентября суд удовлетворил ходатайство ответчиков о допросе эксперта Владимира Ленского, который проводил судебную экспертизу. Утром, после начала заседания, суд огласил, что не знает, почему эксперт не прибыл по вызову суда на заседание 18 сентября. Однако спустя пять минут после выяснения обстоятельств отсутствия последнего судья на прямые вопросы защиты вынуждена была сообщить участникам процесса, что еще вчера знала, что он не прибудет на заседание. Он должен быть в суде в Петрозаводске только в четверг, 19 сентября. Думаю, что таким образом судья предоставила возможность стороне истцов до прибытия эксперта иметь максимальную информацию о вопросах, которые могут быть ему заданы нашей стороной. В результате задать вопросы эксперту Ленскому в процессе допроса свидетелей защиты ответчиков, а их было 8 человек, приглашенных на 18 сентября, так и не смогли, как не удалось задать их и 19 сентября, поскольку он убыл в культурную столицу. И таких примеров было много. Вершиной судопроизводства, на мой взгляд, явился отказ суда в ходатайстве о проведении повторной экспертизы, что было бы просто благоразумно, если две представленные на суде позиции вступают друг с другом в прямые противоречия. 

Ответчики считают, что они предоставили суду достаточно доказательств в обоснование своей позиции о том, что удовлетворить исковые требования истцов — значит принять акт о невозможности исполнения такого решения законным путем. Почему? Суд, исследуя документы дела, обозрел материалы трех гражданских дел, которые были источником исследования доказательств сторон в споре. Один из оспариваемых истцами документов — это, конечно, экспертиза с предыдущего дела, подготовленная Санкт-Петербургским отделением Общероссийского общественного фонда «Центр качества строительства». В ней утверждается, что снос даже наземной части пристройки негативно скажется на доме в целом. При этом тот же Владимир Ленский, исследуя путем обхода и осмотра здание с пристройкой, 4/5 текста своего экспертного заключения посвящает анализу именно этой экспертизы, при этом суд по какой-то ему одному известной причине не направлял В. Ленскому материалы двух других дел (истцы утверждают обратное. — Прим. авт).  Кроме того, обосновывая свою позицию о спорности мнения эксперта В. Ленского, ответчики представили суду профессиональные заключения специалистов ООО «Инжтехстрой» (Петрозаводск), ООО «ЦКС» (Санкт- Петербург), ООО «Центр судебной экспертизы «Петроэксперт» (Санкт- Петербург) и другие документы. В каждом из них утверждается, что экспертиза В. Ленского проведена непрофессионально, выводы необоснованны, не соответствуют поставленным вопросам и носят лишь предположительный характер. 

Кроме того, опасность сноса здания подтвердил и председатель Карельского отделения Российского общества по механике грунтов, геотехнике и фундаментостроению Валентин Симагин, специалист по грунтам и фундаментам. Он считает, что эксперт в заключении делает неправильные выводы и основывается на взаимоисключающих деталях, а кроме того, умышленно скрывает факты, определяющие основную причину наличия трещин в несущих конструкциях жилого дома. 

Мнение третьих лиц (жильцов, которые выступают против сноса) 

— Мы не согласны с решением суда, так как с юридической точки зрения требования истцов необоснованны и незаконны, — сказал нам представитель третьих лиц Игорь Устинов. — Земельный участок, на котором расположены дом с пристройкой, находится в общей долевой собственности, а пристройку требуют снести всего 4 собственника квартир. И как же быть с теми (а их более 80 собственников), кто против сноса пристройки в силу опасности для дома, и с той частью собственников, которая самоустранилась от процесса? В случае обрушения дома при сносе пристройки все они окажутся пострадавшими. Поэтому мы считаем, что в таком случае должно проводиться собрание собственников жилья и только при 100-процентном голосовании «за снос» могут заявляться подобные исковые требования. 

Теперь остается ждать, когда суд подготовит мотивировочную часть решения. После этого у ответчика есть 30 дней, чтобы оспорить его в вышестоящей инстанции. Кассационную жалобу они явно будут подавать, так что остается ждать решения Верховного суда РК. От него будет зависеть, вступит решение в законную силу или это дело будет рассматриваться вновь. 

 

 

 

 

 

 

Обсудить
9804