19 апреля 2011, 14:48

Чернобыль в наших судьбах

В этом году исполняется 25 лет со дня крупнейшей техногенной катастрофы – аварии на Чернобыльской атомной станции. Вспоминают жители Карелии, участники тех событий.

25 лет назад весь мир был потрясен катастрофой, произошедшей на Чернобыльской атомной станции. 26 апреля 1986 года произошла авария на четвертом энергоблоке, реактор был полностью разрушен, в атосферу выброшено 190 тонн радиоактивных веществ.


Тогда мы все мало что знали о таком явлении как радиация. Тысячи людей были эвакуированы из опасной зоны. Сотни тысяч ликвидировали последствия крупнейшей в мире аварии. Многих уже нет среди нас...
На обломках четвертого реактора работали и сотни жителей Карелии. Сегодня по разному складывается их жизнь. Государство предусмотрело меры социальной поддержки ликвидаторам, инвалидам, переселенцам... Но всегда ли люди, защищавшие нас от невидимой опасности, получают реальную помощь? Было ли им страшно тогда? И что сегодня думают чернобыльцы об аварии на японской АЭС «Фукусима» и о развитии атомной отрасли в целом? Об этом рассказали Петр Плакса и Владимир Андронов, принимавшие участие в 1987 году в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС.



«Я вам сочувствую, но...»


– Когда нам принесли повестки из военкомата, – рассказывает Петр, – то все думали, что речь идет о воинском учете. А когда мы на следующий день собрались, сказали, что нас отправляют на спецсборы сроком на полгода. В этот же вечер мы уже сели в поезд.
– О настоящей цели этих спецсборов – добавляет Владимир, – нам сообщили только в Ленинграде. Запомнились слова офицера, возвращающегося из Чернобыля: «Ребята, я вам сочувствую, но кому-то туда надо...».
Наши земляки работали непосредственно на четвертом энергоблоке, проводили дезактивацию: снимали слой бетона, зараженного радиацией, грузили в мешки и вывозили их в могильники. Кроме этого делали так называемую обваловку почвы бульдозерами – чтобы загрязненные воды не уходили в реки Днепр и Припять. Выполняли и другие работы.



Сотня «ходок» на двоих


В общей сложности Петр и Владимир пробыли в Чернобыле 3,5 месяца. За это время набрали весьма приличную дозу радиации, сделав на двоих не менее 100 «ходок». «Ходка» – так ликвидаторы называют каждый вход в реактор:
– Заходишь, работаешь минуту, две, три и – назад. Из средств защиты – обычная солдатская одежда: форма х/б и кирзовые сапоги. Плюс «лепесток» – простейший респиратор. Работали по цепочке (а иначе что успеешь сделать за пару минут?). Сидит человек со списком, вызывает одного за другим: «Иванов!» – тот побежал, минуту-две поработал с отбойным молотком, ломом...– назад, ему на смену уже бежит следующий.
Было ли страшно? Конечно, нет. Когда опасности не видно, не слышно, когда у нее – ни цвета, ни запаха – чего бояться? Именно этим и коварна радиация. Да и не знали мы о ней ничего.
Ну и помимо всего прочего, полученные нами дозы занижались, что даже не особенно и скрывалось. «Иначе знаете сколько голов полетит!» – говорил наш главный рентгенолог.
Жили в палаточном городке, в 30-километровой зоне. Дозиметристы приходили иногда со своими приборами, замеряли. Подушка фонит – в могильник ее.



«Дом у меня там»


Местное население эвакуировали из зоны отчуждения. Но были и те, кто категорически отказывался.
– Стали свидетелями такой сцены, – рассказывает Петр. – Издалека увидели, как патруль поймал солдата. А при ближайшем рассмотрении выяснилось, что это переодевшаяся в военную форму пожилая женщина. Эту бабушку несколько раз ловили. Ее деревня была недалеко от станции. «Куда ты, бабуля?! – говорим мы ей. – Нельзя ведь!» А она в ответ: «Так у меня, сынки, дом родной там».

Мертвый город


– Жуткое впечатление произвел город Припять. Представьте: современные пятиэтажки, сохнущее на балконах белье, брошенные коляски. И ни души. Ни одного человека, собаки, кошки. Пусто. Абсолютно мертвый город. Гнетущее чувство.
Не понимаем, как можно на несчастье людей делать деньги?! В последние годы на ЧАЭС возят экскурсии! Полный идиотизм!



Свои права доказывали в суде


Много лет прошло с чернобыльской катастрофы. Четверть века. Петр Плакса и Владимир Андронов награждены медалями «За спасение погибавших». Хотя оба были представлены к ордену Мужества. Но... Как это часто бывает в нашей стране – рискуют жизнью одни, получают награды другие.
Сегодня у обоих ликвидаторов неплохая пенсия, за которую, правда, пришлось побороться, добивались справедливости через суд. Сами искали законы, разбирались в них, обращались к адвокатам… Не всем это удалось. Поэтому для многих помощь государства оказалась не слишком существенной. Если, например, ликвидатор не имеет инвалидности, то полагающиеся ему компенсационные выплаты невелики. К тому же надо еще доказать, что инвалидность имеет отношение к работам на ЧАЭС.  
– По закону, – говорит Владимир, – положено чернобыльцев обеспечить благоустроенным жильем. А в действительности на те сертификаты, что нам выделили, я смог купить лишь неблагоустроенную квартиру в старой «деревяшке», Петр – комнату. С путевками что происходит? За 20 лет съездил в санаторий всего лишь дважды. Поэтому нынче отказался от этой льготы в пользу денежной компенсации. Так же как и от лекарственного обеспечения, поскольку все равно приходилось много покупать за свои деньги.
– Раньше, – продолжает Петр, – чернобыльцы не платили ни транспортный, ни земельный налоги. С 2002 года произошли изменения. Теперь платим. Правда, есть скидка – 50% на легковую машину до 100 л. с. Сейчас многие из нас уже пенсионеры. А были помоложе – испытывали трудности при приеме на работу. Не хотели брать нас, чернобыльцев. Так и говорили: «Вы хороший квалифицированный специалист. Но Вам же придется давать отпуск летом, потом еще дополнительный предоставлять, потом вы будете брать больничные… Нет, это нам на подходит». Многие наши ребята, не имея работы, нормального жилья, не сумели преодолеть всю эту неустроенность, махнули на себя рукой. У многих осталась обида: когда были молоды и и здоровы – государство в них нуждалось. А теперь...

Владимир и Петр дружны с еще с той, чернобыльской, поры. В одиночку трудно было «бодаться» с государством, потому и держатся все эти годы вместе, помогают друг другу. Несмотря на все трудности в жизни, они не растеряли оптимизма, жизнерадостны, общительны.
– С моей фамилией разве могу я быть другим? – смеется Петр Плакса. – Чего горевать-то? Сколько нам отпущено сверху, столько и проживем!

Повторение пройденного?


Спустя 25 лет с той, первой, катастрофы на атомной станции, мир вновь напуган аварией на АЭС – в Японии. С особым вниманием за развитием событий на «Фукусиме» следили, безусловно, чернобыльцы, с первого дня понимая, что, несмотря на заверения официальных лиц, новая катастрофа аукнется не меньше чернобыльской. Как в воду глядели. На прошлой неделе в средствах массовой информации появились сообщения о том, что японские власти подняли уровень опасности аварии на «Фукусиме-1» с пятого до максимального – седьмого. Максимальный уровень ядерной опасности устанавливался за всю историю единожды – во время аварии на Чернобыльской АЭС. В то же время пока, по словам представителей японских властей, утечка радиации с японской АЭС составила около 10% от чернобыльского уровня.
– Фукусима — почти ровесница ЧАЭС, – говорят Петр и Владимир. – Она, кажется, даже раньше была запущена в эксплуатацию. (В 1971 году, ЧАЭС – в 1977-м. – Прим. автора). Она давно устарела. Сейчас строят современные атомные станции с гораздо большей степенью защиты. Думаем, что атомная энергетика все равно будет развиваться.

*     *     *
26 апреля в сквере у собора Александра Невского вновь соберутся Владимир Андронов, Петр Плакса, их друзья – участники ликвидации аварии, родственники погибших чернобыльцев, чтобы вместе почтить память тех, кто ушел из жизни, возложить цветы. Чтобы еще раз напомнить всем нам о том, как повлияла авария в далеком украинском городе на судьбы людей во всем бывшем Советском Союзе.



Досье «ТВР-Панорамы»

  • В результате аварии на Чернобыльской АЭС произошло радиоактивное заражение в радиусе 30 км. Загрязнена территория площадью почти 160 тысяч квадратных километров. Пострадали северная часть Украины, Белоруссия и запад России.
  • Сразу же после катастрофы погиб 31 человек, а 600 тыс. ликвидаторов, принимавших участие в тушении пожаров и расчистке, получили высокие дозы радиации. Всего более чем за два десятилетия от последствий аварии умерли почти 18 тысяч человек, включая детей.
  • Позднее четвертый энергоблок был закрыт так называемым «саргофагом». В настоящее время реализуется проект «Укрытие». Он будет представлять собой сооружение в форме арки высотой 105 метров, длиной 150 метров и шириной 260 м. После возведения он будет «надвинут» на четвертый блок ЧАЭС.
  • Чернобыльская АЭС будет полностью ликвидирована к 2065 году. Планируется, что в результате реализации программы объект "Укрытие" станет экологически безопасным.

    Кстати
  • Первая атомная электростанция в мире была введена в эксплуатацию в 1954 году в Обнинске (Калужская обл.). Станция безаварийно проработала почти 50 лет. В настоящее время на ее базе планируется создать музей ядерной энергетики.
  • На начало 2011 года в мире эксплуатировалось 442 ядерных энергоблока.
    Больше всего АЭС (63, 104 энергоблока)) эксплуатируется в США. На втором месте – Франция (58 энергоблоков), на третьем – Япония (54 энергоблока). Для сравнения: в России эксплуатируется 10 АЭС (32 энергоблока).
  • 2010 год стал наилучшим по количеству новых пусков за все десять лет XXI столетия. В строй вошли 5 новых блоков: два в Китае, по одному в России, Индии и Южной Корее. В этот же год началось строительство еще 15 энергоблоков. А всего в мире в стадии строительства находятся 65 энергоблоков.
  • В настоящее время атомная энергетика обеспечивает 14-17 % потребностей энергии в мире, и доля атомной энергетики будет только расти. 
     
Обсудить
44120