20 июля 2011, 12:56

Человек, который собирает камни

Исследователь Юрий Фефилатьев воссоздает в Петрозаводске копию настоящей языческой поляны саамов.

Исследователь Юрий Фефилатьев воссоздает в Петрозаводске копию настоящей языческой поляны саамов.

В Ботаническом саду ПетрГУ уже этой осенью появится уникальный арт-объект — копия настоящей языческой поляны древних саамов, с валунами-сейдами и лабиринтом из четырех дорожек. Автор проекта Юрий Фефилатьев, совсем не историк по образованию, почти десять лет изучает священные валуны саамов. Чем же так притягивают нас к себе вековечные камни давно покинувшего эти земли народа?

Влюбили в валунную культуру

Итак, как же получилось так, что Юрий Фефилатьев, инженер, энергетик по образованию, всю жизнь проработавший по профессии, вдруг занялся саамами и валунами, более того — настоящей мистикой? Он всегда был окружен историками. Его супруга, Евгения Александровна, была историком, кандидатом исторических наук, директором Международного Славянского института. Дочь тоже историк, работает в ПетрГУ. Наконец, замечательный друг, археолог Юрий Владимирович Титов, буквально влюбил его именно в культуру саамов, одним из важнейших элементов которой были священные валуны. Около пяти лет назад Юрий Павлович стал особенно тщательно изучать этот вопрос, перелопатил море литературы. А когда теоретических знаний накопилось много и они стали требовать материального выхода, он занялся созданием точных копий древних артефактов.

К слову, каменные артефакты (по археологическим данным, их более двух тысяч!) до сих пор скрываются в труднодоступных обычному человеку карельских чащобах. Там же, где существование таких исторических памятников, как лабиринты или сейды, было давно известно, люди уже приложили свою руку к тому, чтобы нарушить древний порядок каменных сооружений. Вообще, саамы жили на нашей территории около 4 тысяч лет назад, намного раньше, чем здесь поселились первые русские и карелы. Однако последние, будучи более пассионарными народами, вытеснили саамов далеко на север, к Ледовитому океану. Кочевники, уходя, оставили после себя множество каменных следов. По ним и прошел Юрий Фефилатьев.

Следы древних саамов

Опыт воссоздания языческой поляны в наши дни у Юрия Фефилатьева уже есть. Знаменитая на всю Карелию деревня Киндасово славится не только фестивалем юмора. На самой ее окраине раскинулась поляна — 400 метров в поперечнике, какой еще не видывали на всем Северо-Западе. 1200 валунов общей массой 14 тонн три года носил сюда саморучно ее создатель. На поляне причудливо выложены из камней непонятные простому обывателю сооружения... Но автор, который живет, кстати, совсем рядом (в Киндасово у Юрия Фефилатьева дом), подробно рассказывает местным и туристам о каж дом элементе. Познакомимся с ними и мы.

Итак, кромлех — это священный круг, в центре которого — валун. Для чего он предназначался?

— Дело в том, что в те времена люди тоже болели, врачей же не было — но лечить-то как-то надо. И был найден метод лечения... страхом! Он, как известно, подавляет боль. Страх исходил от замкнутого пространства кромлеха (клаустрофобии) и ритуальных действий шамана. Больной человек, сидящий в центре кромлеха, исцелялся с помо-щью такой вот «шоковой терапии».

Однако кромлех — не самое жуткое место на поляне. Существует еще алаш, на котором саамы добровольно уходили из жизни.

— Известно, что для кочевников больные, старые и слабые были обузой, поэтому они добровольно заканчивали свое существование на алаше. Смертник ложился на землю, по бокам вставали двое его родственников. Шею несчастного перетягивали жилой животного, и родственники начинали её тянуть каждый в свою сторону... Такой вот красивый, но жестокий уход в алаше, — заключает Юрий Павлович.

Среди остатков культуры древних северян часто встречаются обереги, защищавшие саамов от злых духов. Но от очень сильных мистических врагов обереги не спасали, их надо было ловить с помощью причудливых духоловок!

Тела умерших соплеменников хоронили не в земле — лопат тогда не было. Их укладывали в могильники — каменные курганы.

Лабиринт — пожалуй, самый таинственный элемент этой культуры. Запутанные, выложенные камнями дорожки, в едущие к сейду в центре, — зачем они были нужны?
 
— Версий всегда было много, и до сих пор никто не знает, для чего предназначался лабиринт, — объясняет исследователь. — Мы исследовали этот вопрос опытным путем. Устанавливали на руки испытуемым тонометры — приборы для измерения пульса и давления, и отправляли в лабиринт. И что интересно, возвращались из него люди с нормализованным давлением и стабильным пульсом... Такой довод имеет еще одно доказательство: кочевники не знали целебных трав, им просто некогда было их изучать. Они приводили свое здоровье в норму с помощью другой энергии...
 
Наконец, основа всех перечисленных чудес — сейд. Это священный валун саамов. Кроме злых духов, были еще и добрые. Доброго духа просили зайти в валун и остаться в камне, чтобы можно было черпать оттуда энергию для будущей охоты или иных дел. Для сейдов саамы выбирали валуны не любого размера, камни непременно должны были быть величественными. Сегодня их еще можно встретить недалеко от берегов карельских рек (кочевали саамские племена именно такими направлениями). Но вот вопрос, как узнать, сейд перед нами или обычный валун?

— Я определяю это также экспериментально, — объясняет Юрий Павлович, — на длинную нить привязываю кольцо. И в зависимости от интенсивности его вращения определяю, насколько камень заряжен энергией. Значит, сейд — это энергонасыщенный валун.

Языческая поляна в Петрозаводске

Совсем скоро, чтобы увидеть языческую поляну, не обязательно нужно будет ехать в Киндасово. Недавно Юрий Фефилатьев выиграл конкурс ландшафтных проектов «Северные колокола», объявленный администрацией города. Проект победитель должен был отражать северную суть, лучше всего этого удалось добиться именно проекту Юрия Павловича. И место для его создания выбрали что ни на есть подходящее — у ворот Ботанического
сада ПетрГУ, прямо на подступах к Чертову Стулу — не менее загадочному геолого- и археологическому памятнику...
 
— Место действительно очень хорошее, а главное — достаточно просторное для такого проекта. Директор Ботанического сада Алексей Прохоров тоже с энтузиазмом принялся за работу. Уже сделали разметку будущего лабиринта. Впереди большая работа: предстоит поездка на Кондопожский камнеобрабатывающий завод отбирать подходящие по форме и размеру валуны. Всего их будет двенадцать. А для лабиринта из четырех дорожек потре буется 400-500 камней — естественно, меньшего размера...

Проект «Языческая поляна» поддержал и Карельский государственный краеведческий музей, а это значит, что поляна станет туристическим объектом не только районного, но и республиканского значения. Сам автор будет контролировать возведение арт-объекта от начала и до конца.

***

— Шумеры, инки, майя — сколько народов исчезло с лица этой земли. Они ушли, оставив после себя материальную культуру, изучению которой посвятили жизни тысячи ученых. Из Карелии ушел целый древний народ, а его культура так мало востребована. Почему? — рассуждает о следах саамов в Карелии Юрий Фефилатьев. Он, к слову, православный верующий, сам иногда пользуется языческим лабиринтом:

— Главное, это внутренний настрой. Нужно входить в него в состоянии готовности принять то, что закодировано там. Если свободен внутренне, то сможешь почувствовать энергию древнего артефакта.

Обсудить
2551