08 декабря 2013, 13:46
20

«Быть актером — это некая форма шизофрении»

<p>Театру «Творческая мастерская» — 25 лет: о радостях и трудностях жизни на сцене рассказывает актриса Елена Бычкова, стоявшая у истоков создания труппы.</p>

Пусть далеко вперед шагнули технологии и спецэффектами уже никого не удивишь, но театр, как и прежде, начинается не с декораций, световых эффектов и роскошных костюмов, а с актеров. Это доказали чуть больше 25 лет назад артисты театра драмы «Творческая мастерская», когда решились оставить Государственный драматический театр в Петрозаводске и показать зрителю совершенно новые, современные постановки. 

Тринадцать стульев 

Елена Юлиановна Бычкова была одним из восьми актеров, начавших работу над новой постановкой. Сейчас она со смехом вспоминает, как еще будучи студенткой, в Ленинграде, бегала в Большой драматический театр посмотреть на знаменитый световой занавес — настоящее чудо техники. Годы спустя о подобных излишествах группа артистов, самостоятельно готовящая постановку по тогда только вышедшему в журнале «Юность» роману Бориса Васильева «Завтра была война», и не мечтала. 

— Приходилось изобретать на ходу, у нас не было ничего. На сцене были только тринадцать стульев, стол, патефон и мы, восемь актеров. Да еще фотоаппарат. Роман начинался словами: «От нашего класса у меня остались воспоминания и одна фотография. Групповой портрет с классным руководителем в центре, девочками вокруг и мальчиками по краям». Эту фотографию мы оживляли, — вспоминает Елена Бычкова. 

Впрочем, говоря — «на сцене», мы немного преувеличиваем: как таковой сцены тоже не было. Первые спектакли были сыграны на площадке Дома актеров. Однако, несмотря на все это, постановка имела немыслимый успех, актеры сыграли спектакль 150 раз, а на одном из них присутствовал сам Борис Васильев. 

— Нас очень поддержала публика, и прежде всего петрозаводская. Мы иногда об этом забываем, но первое общественное настоятельное признание мы получили здесь. 

После такого успеха артистам дали финансирование, открыли театр-студию, которая в 1988 году   превратилась в Государственный театр драмы «Творческая мастерская». 

— Это были не ахти какие деньги, но нас это не волновало. Для нас было важно лишь то, что мы вдруг оказались театром. Может быть, сложилось бы иначе, если бы среди нас был кто-то, кого волновала бы не очень большая зарплата или еще что-то... Но, мне кажется, нами всегда двигала, по цветаевской формулировке, «круговая порука добра». Например, одна из актрис, Лидия Побединская, тогда только окончившая Гнесинское училище, сидела в гардеробе театра... 

–Один из самых первых кадров нового коллектива: идет спектакль «Завтра была война»

Искусство доверия 

Зал «Творческой мастерской» — камерный, уютный, всего на 100 мест. И на крохотной сцене не разгуляешься. Сколько пьес уже прошло мимо из-за этого! 

— У нас нет материально-технической базы, мы до сих пор работаем в не приспособленном для театра помещении — зале бывшего Дома политпросвещения. Еще до распада СССР мы по воскресеньям играли на сцене Финского театра. Могли тогда позволить себе поставить и «Плаху», и «Привидение на старой мельнице». А сейчас приходится выкручиваться — то из зала выйдем, а однажды я сама строила на сцене второй этаж. Но, впрочем, театр и должен быть таким. Это искусство доверия. Помню, однажды играла в Ростове-на Дону, где был зал на 1200 мест. Выходишь на сцену и чувствуешь себя лилипутом! А если зрители захлопают разом или засмеются? В тот раз зрители на что-то дружно среагировали и я вздрогнула — партнер даже одернул меня. 

С мелкими проблемами приходилось сталкиваться не раз. В первые годы обеспечивали себя всем сами: для спектакля «Передай дальше» шили жилеты из школьного полотна, забор делали из горбыля. Когда ставили «Печальный детектив» Астафьева, на сцене установили бревна с вырезанными ликами — получились идолы. Но вил не было — пришлось изображать их руками, растопырив пальцы. Но зрители нам верили, и это был настоящий театр! На спектакль ведь приходишь не за спецэффектами, а чтобы что-то узнать и почувствовать. Знаменитую «Плаху» зрители увидели уже во всей красе — в театре появился художник по костюмам. Но после наступили 90-е — и тут уже и в обычной жизни приходилось выживать... 

— Но это всего лишь быт. Войны мы пережили — и это переживем! А зрителей в театре всегда было много. Театр вечен именно потому, что дает дыхание, и людям это необходимо. 

Увлеченность профессией 

Не обошлось за 25 лет и без веселых историй. Чаще всего, конечно, артистов подводила забывчивость: 

— Однажды моя героиня принимала гостей. Я должна была поприветствовать своего партнера, пригласить его, и вдруг понимаю, что не знаю, как его зовут! Спрашиваю тихонько за кулисами: «А как имя вашего героя?», на что партнер изумленно отвечает: «А кто его знает!». Но выкрутилась — выхожу и приглашаю: «Дорогой мой, я так рада вас видеть, проходите!». 

Однажды встретились поздним вечером на улице актеры театра Тамара Румянцева и Геннадий Залогин. Начинают разговор, Тамара Васильевна спрашивает: мол, откуда идешь? 

— Со спектакля, — отвечает Геннадий Борисович. 

— А я была в гостях, — отвечает Тамара Васильевна и начинает рассказывать, как хорошо они посидели, как вкусно покушали... А потом вдруг решила уточнить — а что за спектакль был? — «Три сестры», — говорит Геннадий Борисович, и ничего здесь не было бы забавного, если б только Тамара Васильевна не исполняла в этом спектакле роль. Она то ли забыла, то ли дни перепутала, а найти ее не смогли — мобильных телефонов тогда еще не было. 

Но это, конечно, единичный случай. На самом деле где как не в театре увидишь людей, настолько от- ветственно подходящих к своей работе! И со сломанной рукой, и с температурой выходят на сцену. Ведь ни зрители, ни партнеры не виноваты в твоих неурядицах. Как их подведешь? 

— Я понимаю спортсменов, которые ради победы рвут себе связки. Добиваться, и не для себя, а для других, — это нормально, по-человечески. У нас всегда была такая установка — даже если тебе плохо, не зацикливайся на себе. Оглянись и направь свое сочувствие тому, кому оно нужнее. Нельзя сказать, что весь коллектив театра — одна семья, но мы всегда протянем друг другу руку помощи. Это было у нас и осталось до сих пор. 

Но самое главное, что есть у актеров театра на сегодняшний день, по мысли Елены Юлиановны, — это увлеченность профессией. 

— Говорят, быть актером — это диагноз. Думаю, с нами согласятся и психиатры: хотеть прожить чужую жизнь — это некая форма шизофрении. 

Незаменимые есть 

25 лет — это целая жизнь. Много всего было — и курьезов, и форсмажоров. Снимали с репертуара спектакли, потому что ушел из жизни артист. Как, например, были сняты из репертуара «Бесы» Достоевского, когда ушел в 2003 году Олег Белонучкин. 

— Версия о том, что незаменимых нет, не работает, — говорит Елена Юлиановна. 

Но приходят в театр и новые артисты. 

— Своих молодых актеров выпустили и прежний главный режиссер театра Иван Петров, и нынешний директор Александр Побережный-Береговский. Они по-своему интересны, но самое главное — они наши. 

И, может быть, у них впереди еще 25 лет, а то и больше, новых спектаклей, новых ролей, новых зрителей. Когда-то «Творческая мастерская» появилась потому, что артистам хотелось донести до людей то, что интересно сегодня, хотелось говорить о современной жизни. Этот принцип, пожалуй, остается неизменным и сейчас и, надеемся, останется и в будущем.  

–25 лет — это целая жизнь. В театр пришли молодые актеры

Обсудить
10631