04 августа 2017, 11:00
2210

"Обложили меня, обложили!" Куда податься карельскому охотнику?

На севере Карелии под запрет охоты попали новые территории в двух районах республики.

Очередную безрадостную новость, связанную с охотой, получили жители сразу двух северных районов: Лоухского и Калевальского.  4 июля 2017 г. врио губернатора Карелии Артур Парфенчиков подписал постановление правительства Республики Карелия № 221-П, согласно которому сразу на двух участках общедоступных охотничьих угодий в двух районах полностью запрещена промысловая, любительская и спортивная охота.

Как видим, территория, попадающая под запрет, по Лоухскому району составляет 45735 га, а по Калевальскому – 29951 га. Характерно, что аккурат по границе Лоухского и Калевальского районов эти два участка примыкают друг к другу и, в принципе, составляют единое целое.

Естественно, никаких общественных слушаний, изучения общественного мнения или иных действий, объясняющих причины запрета на охоту в этих угодьях, со стороны правительства Карелии не предпринималось. Как всегда, население района узнает об этом спустя месяц после принятия решения от… местного охотничьего инспектора.

Абсолютно никакой информации, объясняющей возникновение и мотивацию запрещающего охоту постановления нет и на сайте Минсельхоза. В перечне нормативно-правовых актов, относящихся к деятельности Управления охотничьим хозяйством, приведено лишь само постановление и карты-схемы отторгаемых от охотничьих угодий территорий. В самом документе приводится весьма туманная ссылка на рекомендации Института биологии Карельского научного центра РАН. Однако никакой дополнительной документации, объясняющей суть этих рекомендаций, и их научного обоснования нет. И, скорее всего, их нет в природе, коль скоро нет в открытом доступе. Как нет в постановлении ссылок на то, что на данной территории планируется заказник, заповедник или национальный парк.

Жителям поселка Кепа Калевальского района, который попадает в зону запрета и лишается лучших в округе охотничьих угодий, как-то вскользь намекнули, что данное постановление принято с целью сохранения путей миграции лесного северного оленя, которого… в этих краях отродясь не водилось.

Впрочем, охота на краснокнижного лесного северного оленя и так запрещена. И его наличие на западе района никак не помешало продать в долгосрочную аренду охотничьи угодья, по которым действительно проходят пути его миграции.

Зато в этих угодьях есть нечто другое, что заставляет задуматься об истинных целях вывода этой территории из-под охоты. Во-первых, великолепное по своей красоте и рыбным запасам озеро Шомбозеро, которое местные рыбаки активно используют. И не только местные: по крайней мере две карельские туристские фирмы организовывают рыболовные туры на озеро с последующим сплавом по речной системе до реки Кемь и Белого моря. Контингент – питерцы и москвичи, конечно же.

Во-вторых, места там глухие, богатые дичью, ягодами-грибами, озерами с рыбой. И бонусом – единственная дорога, оставшаяся от леспромхоза и ведущая в этом районе от трассы Кемь - Лонка прямиком «на севера», до Шомбозера и далее – к Лоухскому району. Как вы уже догадались, дорога проходит по зоне запрета охоты, а Шомбозеро целиком поглощается этой территорией.

В-третьих, этот кусок охотничьих угодий общего пользования оставался единственным таким участком в окрестностях поселка Кепа, который населяют 400 человек. Вся окружающая территория - уже в аренде. Таким образом, жителей поселка просто лишили возможности охотиться в угодьях общего пользования, вынуждая покупать путевки втридорога у соседних арендаторов, целиком и полностью ориентированных на богатых охотников из центральных регионов России. 

В связи с этим у местных охотников, рыболовов да и всех жителей района снова возникает вопрос: для чего принято данное постановление? И не является ли оно очередным шагом по «откусыванию» все новых кусков охотничьих угодий с целью последующей продажи их с аукционов? Сначала местных отучают охотиться в этих местах, а потом угодья плавно будут выставлены на аукцион, где их прикупит очередной предприимчивый делец из Москвы. Или из Бурятии. Все равно. В любом случае в обозримой перспективе, как полагают жители поселка Кепа, местному населению будет полностью перекрыт доступ в эти леса.

Почему опять в решениях правительства отсутствует всякая прозрачность? Почему такие судьбоносные решения принимаются за спиной местных жителей? Кто дал право приезжим наемным чиновникам, живущим за счет налогоплательщиков, распоряжаться территориями единоличными решениями без обсуждения с местным населением? Почему все вопросы, касающиеся лесных охотничьих угодий, которые являются общенародным достоянием и местом традиционных народных промыслов местных жителей, решаются в правительстве республики кулуарно, без учета интересов и мнения местного населения?

Не так давно на собрании охотников Калевальского района прозвучало мнение, что к власти в республике пришли люди, заточенные на торговлю карельскими лесами. Видимо, это недалеко от истины, учитывая, с какими грандиозными скандалами с молотка уже ушли огромные территории на западе Калевальского района. Торговая сессия, надо полагать, на этом не закончилась?

К сожалению, благими намерениями, которыми вымощены подобные постановления, прикрываются, как правило, совсем другие далеко идущие планы. Люди в районах не верят правительственным чиновникам: слишком уж часто их обещания оборачиваются для местных жителей непреодолимыми проблемами. Местное население давно привыкло, что чиновники решают чьи угодно заботы и проблемы – московских бизнесменов, местных депутатов и бывших охотничьих инспекторов, но только не проблемы местного населения, которое, как обычно, пожинает только горькие плоды правительственных решений.

Политика запретов и ограничений, которые к тому же принимаются за спиной собственного народа, ни к чему хорошему не приведет. Потому что в принципе ни к чему хорошему она привести не может. Неужели так приятно нашему «родному» правительству жить в состоянии вражды с местным населением? Неужели это уже стиль работы такой – оккупационный: отхватить кусок леса, написать постановление и поставить аборигенов перед свершившимся фактом? Извините, мол, подвиньтесь, теперь вам сюда нельзя…

Озеро Шомбозеро
Андрей Туоми's picture
Автор:

В журналистике с 1993 года. Пришел в профессию случайно и остался навсегда. Главным качеством журналиста считает честность, все остальное наживается годами упорного труда. Считает журналистику одной из самых важных и востребованных профессий современности. В свободное от работы время время увлекается живописью, охотой и рыбалкой.