18 января 2019, 07:00
2577

Образование вместо папы и мамы? В шаге от социального сиротства

Чиновники расстроены, что информация о сокращении школ слишком быстро стала известна гражданам. 

На первом в 2019 году заседании парламентского комитета по образованию депутаты не смогли пройти мимо очередного скандала, связанного с новым «приступом» оптимизации  школ. Под занавес уходящего года в распоряжении журналистов оказались документы, раскрывающие широкомасштабные планы карельского правительства, связанные с сокращением сети сельских школ. После того как документы были опубликованы, разгневанные жители карельских поселков обрушили свое негодование в том числе и на депутатов. 

Карельские парламентарии оказались не в курсе происходящего и не знали, что ответить своим избирателям. По словам Ирины Кузичевой, депутаты «хлопали глазами», а граждане не верили, что столь важные решения принимаются без ведома парламентариев.  

- Нас совершенно справедливо критикуют. Потому что мы – беззубые. Мы идем на поводу, мы разрешаем проводить то, что проводят. Мы убили медицину на местах. Сейчас думаем, как ее восстановить. Мы добиваем последнее образование,

- сказал депутат Андрей Мазуровский. 

Он уверен, что депутаты несут такую же ответственность за происходящее, как и правительство, и солидарен с гражданами, которые недолюбливают слуг народа.  

Депутат Ольга Шмаеник привела пример абсурдности министерских предложений:

- В шуйской школе, на мой взгляд, реально нет возможности что-то менять без создания там второй или третьей смены. Однако предлагается гарнизонных старшеклассников возить в Шую, и еще из Чалны. В чисто математическом плане как эти два предложения бьются между собой? 

И.о. министра образования Татьяна Васильева дала «заднюю передачу»: 

- Не все видно с уровня Министерства образования. Многие вопросы гораздо лучше видны с уровня местного самоуправления. 

По ее словам, если предложения министерства вызывают несогласие у органов местного самоуправления, то их даже обсуждать никто не собирается. Учитывая финансовую зависимость органов местного самоуправления от республиканской власти, помноженную на нищету местных бюджетов, вряд ли стоит рассчитывать на диалог равных партнеров. Местную власть давно приучили «брать под козырек». Иная реакция для Карелии - редкое исключение.      

Депутат Эмилия Слабунова поинтересовалась у Васильевой, о чем думали в ведомстве, рассылая свои предложения, связанные с сокращением сельских школ, в местные администрации? 

- Анализ количества обучающихся в созданных и функционирующих на сегодняшний день образовательных организациях, расположенных в сельской или городской местности, позволяет сделать вывод о том, что не все здания образовательных организаций используются эффективно, - старательно выговаривая каждое слово, объяснила чиновница.

Страшный «грех» неэффективности заключается в том, что в школах допускается «зачастую снижение нормативного количества обучающихся в классе». Причем, по словам Татьяны Васильевой, это наблюдается не только в сельских, но и в городских школах. В министерстве сокращение школ гордо именуют «развитием сети образовательных организаций», и Васильева не раз поправляла выступающих, которые упорно говорили о сокращении и оптимизации. 

Помнится, несколько лет назад в Карелии крайне успешно прошло «развитие» сети учреждений здравоохранения, котрое лишило большинство сельских жителей возможности оперативно и бесплатно получить медицинскую помощь. Сейчас лихорадочно пытаются восстановить сельские амбулатории, чтобы хоть немного облегчить участь сельчан.      

- Я еще раз акцентировала внимание по поводу того, как создаются подобные документы в министерстве, которое за это все отвечает… Настолько спорные, сырые, неподготовленные документы вообще не должны были выпускаться из стен Министерства образования. Я не понимаю, как в Министерстве образования не видно, что нельзя ликвидировать рыборецкую школу, в которую мы вместе с вами за последние годы вложили огромное количество федеральных и республиканских средств. Мы перевели туда детский сад. Сейчас это комплекс, там детская площадка, коммуникации, там центр жизни в селе. Нельзя ликвидировать ладво-веткинскую школу. Мы ее совсем недавно, в 2008 году только, открыли, построили. В прошлом году мы на федеральные деньги сделали там спортивный зал. Это вещи, которые настолько взбудоражили вообще всех…. И сейчас мы должны все объясняться, оправдываться, демонстрируя еще раз какой-то полный непрофессионализм и полное незнание вопроса, - возмущалась Шмаеник. 

Татьяна Васильева считает, что информация о грядущих сокращениях, ставшая достоянием гласности, - «это непроработанная информация». Правда, за «непроработанностью» чиновница подразумевает не отсутствие профессионализма в действиях министерства, а то, что граждан не успели подготовить.  

- Она и не была адресована населению, общественным организациям, каким-то другим структурам. В письме четко обозначен адресат – администрации местного самоуправления,

- сказала Васильева. 

Она пообещала, что министерство «будет организовывать обсуждение, объяснения, доказывать где-то, представлять свою позицию, слушать, естественно, людей, что они об этом думают». Судя по ее словам, в министерстве если и раскаиваются, то только в том, что произошла утечка информации и люди раньше времени узнали о своем "светлом будущем".  

Депутат Андрей Мазуровский с подобной трактовкой не согласился. Он убежден, что обнародование документов не позволило скрыть истинные планы, а правительству - сказать, что «в Багдаде все спокойно».  

Эмилия Слабунова заметила, что «нет ничего менее эффективного, чем изъятие ребенка из семьи». Не секрет, что старшеклассников из отдаленных поселков предлагают помещать в интернаты, где бы они могли получить достойное образование. Это «свежее веяние» из карельского правительства уже назвали «новым социальным сиротством».

- Если раньше о социальном сиротстве говорили в связи с неблагополучным социально-экономическим положением в семье, то теперь у нас социальное сиротство создает само государство,

- сказала Слабунова.   

Она уверена, что эта опасная и вредная идея: 

-  Семьи и дети не виноваты, что вся экономическая политика выстроена так, что в этих поселках и деревнях нет рабочих мест… Ребенок должен быть с матерью и отцом.   

Представитель главы РК в ЗС РК Юрий Шабанов, который проработал в образовании 20 лет, вступился за правительство: 

- Первый, о ком мы должны думать, - это ученик, который должен получить содержательное образование, а не мама, папа там и так далее. Это образование, коллеги. Если сегодня два учителя в одной школе учат всем предметам, то качества образования не будет в сельской школе… Коллеги, а мы говорим, давайте будем рядом с папой и мамой. Первое – это ученик, его качество.

- Вспомните своих детей. А вы бы в пятом классе Настю или Мишу отправили бы за 100 километров в интернат? – спросила Слабунова.

- Если бы качественное образование требовалось, отправил бы! - не сдавался Шабанов.

Несмотря на разногласия, все были единодушны в том, что в ближайшее время необходимо вернуться к вопросу оптимизации сельских школ и обсудить его на часе правительства как можно более широким кругом. 

Пока чиновники и депутаты спорили, я вспоминала свою маму. В послевоенные годы в Карелии не хватало школ. В пятом и шестом классах ей пришлось жить в интернате. Она и сейчас вспоминает эти два года как самые тяжелые в ее военном и послевоенном детстве. Самой заветной мечтой тогда было на выходные любыми путями, рискуя жизнью, запрыгивая на движущуюся платформу, перевозящую по железной дороге лес, добраться до дома…      

Антонина Кябелева's picture
Автор:

В прошлом веке защитила кандидатскую диссертацию по философии. Правда, не может философски смотреть на вранье, продажность и  «распил» денежных средств. Эмоциональна, слишком часто говорит то, что думает. Очень любит путешествовать, особенно за границу. После поездок добреет и не столь остро реагирует на язвы общества. Но очень недолго. Мечтает уйти с головой в туризм и обрести душевное равновесие.