14 декабря 2016, 09:18
871

Четвертая свадьба. И все с одной женщиной

Бриллиантовая история одной семьи. 14 декабря исполнится 60 лет, как супруги Киприяновы вместе.

Сижу в доме у Киприяновых. Просторная комната и простая обстановка.  Игнат Сергеевич в своем адмиральском кителе. Смотрим альбомы, говорим о жизни.

— Мы ведь скоро будем отмечать четвертую свадьбу. Первую сыграли в 1956 году, потом были серебряная, золотая и вот теперь бриллиантовая: 60 лет вместе. Жаль Танечка заболела...

Свою жену он называет исключительно Танюшей и Танечкой.
— Танюша, иди, послушай! – он взял в руки гармонь. – Она мне на 60-летие  ее подарила.
И заиграл задорную плясовую так, что хочется ногой притопнуть!


— Я танцевать любила, — признается Татьяна Федоровна.  
Гармонь и танцы в их жизни сыграли не последнюю роль.  После службы на Северном флоте Игнат вернулся в родные края. В Кеми директор леспромхоза сразу предложил должность мастера на новом комсомольско-молодежном участке Оленье. Располагался он в 13 км от  лесопункта и в стольких же от его родной деревни Пебозеро.  

Мастер на участке  — и царь, и бог, и воинский начальник. Вечерами в еще недостроенном клубе устраивали танцы. Перед ними Игнат проводил политинформацию, а потом играл на гармошке, веселил молодежь.

А Таня приехала в поселок после курсов хлебопекарей, которые она окончила в Петрозаводске. Работала в пекарне одна. Каждый день надо было ей накормить 350 человек.  Хрупкой 20-летней девушке  приходилось ворочать 50-килограммовые мешки с мукой, месить тесто в огромной квашне,  печь в огромной печи.

— Представьте: у меня кочерга была около трех метров длиной, ею управлялась, — рассказывает  Татьяна Федоровна.
Но молодость брала свое.  

Приехал на участок в конце августа 1956 года, а 7 ноября мы поженились, хоть и отчим Танюши был против. Мы взяли кредит, купили ей платье, а мне костюм и сыграли свадьбу, - рассказывает Игнат. -  Правда, жили мы в 60 километрах от советской власти, так что пока выбрались в загс, уже и 14 декабря наступило.  

Молодой семье выделили однокомнатную квартиру в щитовом доме. Ничего у них не было: ни вилки, ни ложки. Вскоре Киприянову как молодому и перспективному предложили поступать в Петрозаводский лесотехникум на заочное отделение.

— У меня образование  —  5 классов. Заручился рекомендацией, подал заявление, и меня зачислили. Отлично понимал, что это аванс. И как только ударили первые морозы, на коньках по черному льду, рискуя  попасть в полынью, отправился в родную деревню к родственнице, у которой были учебники за 6-й и 7-й классы. Стал самостоятельно заниматься.  

На первой сессии за один день он сдал сразу три вступительных экзамена, правда, с тройками, но это уже не имело значения: он вернулся домой студентом первого курса техникума. А потом   программу, рассчитанную на пять лет, освоил за три с половиной года.  Диплом защитил на «отлично».

— Танюша меня всегда поддерживала. У нас уже и первенец появился, я ездил на сессии, мотался по делянкам, она взяла на себя все заботы о нем, о доме, — говорит Игнат Сергеевич. – Я, конечно, как мог, помогал.

Но жизнь добавляла задач. Его назначили техноруком. Новая работа на новом месте. Занимался механизацией участка. Не успел все планы осуществить, как в 1961 году на профсоюзной конференции Кемской сплавной конторы Игната избрали председателем рабочего комитета.

Третий человек, после директора и секретаря парткома, на предприятии, где на разных участках работали около 10 тысяч человек. Новому профсоюзному лидеру было тогда 27 лет. Дело для него,  хозяйственника, новое. Обложился литературой, изучал состояние дел в коллективе, решал социальные, жилищные и другие проблемы. А было их немало. Катастрофически не хватало детских яслей и садов.

Дошло до того, что доведенные до отчаяния матери стали приносить своих детей в его кабинет и оставлять там:  «Мы на работу, а ты нянчись!»

После очередного такого визита он пришел к своей Танюше и сказал: "Давай отдадим квартиру и дом под детский сад".
Это был не сборно-щелевой дом, в которых они жили до этого, а настоящий бревенчатый. Стоял в Бабгубе на берегу Белого моря, и было  в нем две квартиры. Хозяин одной — главный инженер сплавконторы —  вышел на пенсию и уехал. В другой жили они. И вот теперь надо было расстаться с удобным и теплым жильем...

- Многие осуждали. У нас уже было трое детей, но Таня поддержала. Без нее я бы не решился на такой шаг. Мы переехали в Кемь, - говорит Игнат Сергеевич.

И не так важно, что до работы в Бабгубу добираться дольше, главное, в доме на берегу открылся детский сад на 50 ребятишек.

— Мы с Танюшей понимаем друг друга с полуслова, — признается бриллиантовый молодожен. — Я даже что-то и ссор не припомню, мы как-то всегда могли договориться. 

Но однажды она меня очень напугала. В 1962 году, во время Карибского кризиса, я как резервист был призван на Северный флот. Когда пришел приказ выйти в море, получил из дома телеграмму. Сообщали, что жена родила дочку, чувствует себя очень плохо, «срочно выезжай».

Все мысли, конечно, уже там, но командира корабля на борту не было и я не знал, отпустят или нет. Он появился в последний момент, когда уже был убран задний трап…  Я едва успел сойти, и эсминец устремился в море.

Слава богу, все обошлось и супруга поправилась.

Карьера Киприянова развивалась быстро. И семья росла, четвертым в семье сыночек родился, у Татьяны Федоровны забот прибавлялось, но мужа всегда отпускала учиться. Он окончил высшую школу экономики ВЦСПС, получил диплом экономиста по труду, и его назначили  заместителем управляющего трестом «Севкареллес». Но долго на этом месте не задержался. На очередной партийной конференции Кемского района его избрали вторым секретарем райкома КПСС, потом он стал первым секретарем в Лоухском райкоме КПСС.

Знание финского очень помогло ему, когда финны строили Пяозерский леспромхоз и поселок, разговаривал с президентом Кекконеном, как хозяин района организовывал рыбалку и охоту для первого лица Финляндии.

А потом судьба сделала поворот. Он, работавший в лесной отрасли, стал генеральным директором Карелрыбпрома. И в эту работу окунулся с головой, вникал в каждую проблему. Но однажды оказался на грани катастрофы, когда отказался устанавливать на новых тральщиках оборудование для кошелькового лова, потому что оно категорически не подходило судам с высокими бортами:  рыба мялась, превращалась в  «непищевую».

Новое оборудование, скопившееся на складе, привлекло внимание КГБ, генеральной  прокуратуры…  Киприянова вызвали на ковер в ЦК КПСС. Грозило не только увольнение, но и уголовное дело.

Однако удалось добиться проведения испытания оборудования на судах  в южных и северных морях, и выводы Киприянова подтвердились. Все это время он очень переживал, своей Танечке ничего не говорил, чтобы не расстраивать, но она, конечно, чувствовала: что-то не так...  

А потом случилось страшное. Младший сын решил на даче в Порожках переплыть озеро Карельское. Вода в нем в самое жаркое лето градусов 14, потому что питается оно подземными ключами. Плавал Игорь  мастерски, но от холодной воды случилась судорога и он утонул. Отец не помня себя метался, ездил за неводом в Сяргилахту, искал сына.

– Его похоронили, а я не помню как, меня паралич разбил, нижнюю часть тела не ощущал, повернуться не мог. Все, думаю, жизнь кончена, иголками колют, а я не чувствую, — говорит он. —  Танюша от меня не отходила, врачам показывала, к бабкам-знахаркам возила…   Но, думаю, больше всего ее любовь, забота, внимание сыграли роль. Паралич сдался.

Знаете, мама у меня была верующей. Когда я уходил, она всегда говорила: «С Богом!», потом Танюша стала напутствовать этими словами. Видно, они доходят до адресата.

60 лет вместе живут Татьяна Федоровна и Игнат Сергеевич. Четверых детей вырастили. У них пять внуков и семь правнуков. Однажды взрослые дети сказали ему: «У тебя такая жизнь интересная,  написал бы книгу, чтобы внуки и правнуки  знали…» И он написал —  о времени, о людях,  о себе. Очень интересная получилась книга, бесхитростная и искренняя, о том, как стоит жить, что помнить и как любовь превращается в бриллиант.

В продаже ее нет, но можно найти в библиотеке. "О времени и о себе. Воспоминания".

Ольга Малышева's picture
Автор:

Уже двадцать лет работает в «ТВР-Панораме», которая на сегодня плавно влилась в редакцию портала «Петрозаводск говорит». Ей нравится работать с молодыми, креативными, энергичными и умными коллегами. Правда, они считают ее неким мастодонтом, а потому периодически спрашивают о событиях 1917 или 1812 годов... Но она не возражает, потому что  любит историю. А еще любит ездить в командировки и писать о том, чем и как живут земляки.