04 мая 2018, 07:00
2923

Дома свободного падения

В Лоухи аварийный барак рухнул, не дождавшись расселения. Другой дом разваливается на глазах в ожидании капремонта.

Месяц назад в переулке Новом в поселке Лоухи развалился старый дом. Это, в принципе, было ожидаемо: строение давно было признано аварийным. Только расселить его местные власти не успели: до того дня, как крыша рухнула под тяжестью снега, в доме жили люди.

Великое везение, что конструкция сложилась в середине рабочего дня, когда в доме почти никого не было. И уж тем более повезло, что квартиры в центре дома к моменту обрушения пустовали: их обитатели, устав дожидаться новоселья, разъехались кто куда.

–  Здесь только две семьи жили: в одной пятеро детей, в другой – двое. Дети кто в школе был, кто в садике, кто гулял. Мы, когда  услышали грохот, выскочили, – рассказывает Яна. Она – как раз из семьи, где пятеро детей. Вместе со взрослыми и стариками насчитывалось девять человек, и все они жили в этом бараке до последнего дня его существования.

Сейчас бывших обитателей развалившегося дома срочно расселяют – хотя очевидно, что это требовалось сделать много лет назад. Пять семей переедут в Петрозаводск: в Лоухи для них жилья не нашлось, администрация купила квартиры в карельской столице. Еще две семьи останутся в поселке – им предоставили жилплощадь. Правда, благодарности к чиновникам Яна не испытывает: ютиться все равно приходится по родственникам и знакомым.

– Когда дом рухнул, нам дали однокомнатную квартиру, только мы туда не переезжаем – нас девять человек, что мы в этой комнатушке делать будем! – возмущается женщина. Вместе с сожителем она вытаскивает из покореженного здания доски – в поселке любой стройматериал пригодится. Нужно торопиться: строение скоро обещали сровнять с землей.

Если судьба барака в переулке Новом уже предрешена, то с домом №3 по улице Совхозной ситуация гораздо интересней. Человека, который видит этот дом впервые, охватывает оторопь: кирпичное здание выглядит так, будто его обстреливали из пушки.

В этом доме живут десятки людей. Одна из местных жительниц рассказала, что здание всегда было проблемным. Например, за отопление одной квартиры приходится платить четыре тысячи рублей, и еще столько же накручивает электрический счетчик – в комнатах зимой все равно холодно, поэтому приходится включать обогреватель. Канализации в доме нет, он стоит на выгребной яме, квартиры беспрерывно атакует плесень.

Но все это, если честно, бледнеет на фоне рушащихся стен.

Основная «пробоина» – сквозная: через нее при наличии лестницы можно забраться на чердак. Когда часть стены обвалилась, владельцы квартиры на втором этаже поспешили съехать; по словам жителей, квартиру они продали администрации поселка.

Но точно такая же дыра уже появляется на другой стороне дома. Видно, что стена деформируется, из нее «выдавливает» кирпичи. То есть кладка рушится целиком. Козырьков над подъездами нет – они давно уже благополучно упали. Хорошо, что не на головы людей.

Одна из жительниц рассказала порталу «Петрозаводск говорит», что администрация не признает здание аварийным и много лет кормит обещаниями провести ремонт. Заходим на сайт Фонда капитального ремонта… и видим, что в доме №3 по улице Совхозной работы начнутся лишь в 2023 году.

Через пять лет. А что? Спешить-то некуда.

Мы, разумеется, не специалисты в сфере строительства. Не знаем, насколько срочный ремонт требуется этому дому, и нужен ли он вообще. Мы не можем заменить собой экспертизу и однозначно заявить, что данный дом является аварийным. Но мы, во-первых, верим своим глазам, а глаза эти видят разрушающиеся несущие стены. А во-вторых, мы точно знаем, что чиновники в Карелии не слишком-то любят признавать дома аварийными, даже если для это есть все основания.

Примеров можно провести массу. Например, дому на улице Шежемского в Кондопоге присвоили статус аварийного только через суд – уже после того, как в нем провели капитальный ремонт за 2 миллиона рублей. В Петрозаводске на улице Державина стоит дом, в котором все квартиры признаны аварийными, однако само строение значится в программе капремонта – тогда как его соседа-ровесника в марте срочно расселяли из-за угрозы обрушения.

Логику лоухских чиновников, наверное, можно понять: что значит – признать аварийным кирпичный дом 1979 года постройки, тогда как в республике активно ремонтируются куда более возрастные деревянные развалюхи? Но слуги народа, кажется, не знают слова «прецедент». А прецедент – вот он, прямо перед носом: дом в переулке Новом, рухнувший на головы живущих в нем людей.

 Мы понимаем и другое. В скудном бюджете Лоухского поселения наверняка нет денег, чтобы расселить обитателей дома, чьи стены рассыпаются на глазах. Значит, найти эти деньги необходимо региональным властям. Нет денег в республиканской казне? Идите выше – в Москву. Обращайтесь к Силуанову, Медведеву, Путину. Ведь губернатор Артур Парфенчиков, долго руководивший федеральной структурой, знает всех этих людей лично. Делайте что угодно, умоляйте кого угодно – лишь бы разваливающийся дом не стал братской могилой для его обитателей.

Не хотите думать о людях? Подумайте хотя бы о себе. В конце концов: если бы под обвалившейся крышей лоухского барака кто-нибудь погиб, на скамье подсудимых обязательно оказалась бы пара-тройка чиновников. Да и жилье для переселенцев нашлось бы молниеносно.

Так неужели люди, управляющие республикой, ждут именно этого?

Георгий Чентемиров's picture
Автор:

Журналистикой занимаюсь с 2007 года. Работал в "Молодежной газете", журнале "Ваш досуг", газете "Губернiя", на ГТРК "Карелия", в информационном агентстве "Республика".