13 марта 2018, 07:00
2312

Мертвому припарка: разваливающиеся дома – в программе капремонта

Пока из одного дома экстренно выселяют людей, соседний – почти такой же – хотят чинить в 2022 году.

Накануне 8 марта мэрия Петрозаводска опубликовала на официальном сайте совсем не праздничную информацию: в карельской столице вводится режим повышенной готовности из-за угрозы обрушения жилого дома. Дом №16 по улице Державина не подлежит восстановлению, непригоден и опасен для проживания. 29 человек, прописанных по этому адресу, спешно переселяют в маневренный фонд.

"Ситуация находится на постоянном контроле администрации Петрозаводска",

– говорится в релизе мэрии.

Можно было бы поиронизировать над этой фразой, задавшись вопросом: а почему ситуация не находилась «на постоянном контроле» раньше – до того, как явно аварийный дом стал рассыпаться на части? Но в этой истории есть вещи и поинтереснее. Например, тот факт, что здание это значится в программе капремонта. Дом, в котором опасно находиться, собирались чинить в 2019 году.

«Унитаз падает к соседям»

Эдуард Матренин прожил в доме на улице Державина более полувека. По его словам, здание стало разваливаться не вчера. Список проблем стандартный для аварийного жилья: в стенах щели, в квартирах – пронизывающий холод, под ногами проваливаются полы, над головой угрожающе нависают потолки. Просто здесь разрушения достигли критической отметки.

Я живу на втором этаже, полы в коридорах опустились совсем, унитаз в нашем туалете вот-вот упадет к нижним соседям. Когда заходишь на чердак, видно, что потолки дугой висят,

– говорит мужчина.

Чтобы увидеть масштаб трагедии, необязательно подниматься на чердак. В подъезде невооруженным взглядом видно, что балка вот-вот рухнет на головы людей. В квартирах обстановка не лучше.

– Мы несколько раз звонили в мэрию.  Сначала оттуда приходили, потом – из МЧС. Они-то и сказали, что жить здесь невозможно, – рассказал Эдуард.

Возникает риторический вопрос: где проходит граница, до которой жить в доме с падающими потолками можно, а после которой – нельзя?

– Когда приходила комиссия из мэрии, мужчина какой-то сказал: ой, всего лишь год не дожил до капитального ремонта. А я думаю: как он вообще дожил до этого дня? – задается вопросом инвалид Владимир Сорокин. – У нас стены падающие балками с улицы укрепляют!

Нам уже пришлось за свой счет крышу ремонтировать. А в 2019 году дом собирались сайдингом обшить, – говорит его соседка Татьяна. – Правда, в декабре прошлого года здание все-таки признали аварийным.

На сайте Фонда капитального ремонта Карелии дом №16 по улице Державина значится без проблем. Чиновники сообщают, что в здании, построенном в 1950 году, планируют отремонтировать фундамент и кровлю, внутридомовые системы электро- и водоснабжения, утеплить фасад. Если бы жильцы сами не забили тревогу, так, пожалуй, и сделали бы.

Квартиры аварийные, дом хороший

Подобные истории в Карелии – скорее система, нежели исключение. Дышащие на ладан дома не просто попадают в программу капремонта – их регулярно "ремонтируют", а через некоторое время не моргнув глазом переводят в категорию аварийных. В ноябре прошлого года глава Карелии Артур Парфенчиков на заседании правительства назвал такие действия уголовным преступлением, что, в общем, логично – чиновники впустую тратят чужие деньги.

Только к словам губернатора, похоже, прислушиваться никто не собирается.

По соседству с аварийным домом №16 – дом под номером 14 по улице Державина. Они ровесники – 1950 года постройки. Здесь восемь квартир, все они признаны непригодными для проживания. А сам дом (барабанная дробь!) – в программе капитального ремонта аж на 2022 год.

В 1994 году дом был признан аварийным. Потом изменились нормативы, и дом из списка вылетел. Хотят его ремонтировать. Вы полюбуйтесь, дом №18 уже «отремонтировали» – обшили сайдингом. Это называется, простите, кусочек кое-чего обернули фантиком и довольны,

– рассказал Владимир Бояринов.

– Во всех квартирах нашего дома – трещины по стенам. Половину печек уже топить запретили. Мы уже собрали деньги на экспертизу, будем сами добиваться статуса аварийного, – говорит Вероника Бояринова.

Не нужно быть строительным экспертом, чтобы увидеть, что половина дома №14 уходит под землю. В подъездах – выгнутые дугой стены, проваливающиеся полы. Как чиновники собираются дотянуть этот дом до капитального ремонта через четыре года – загадка.

Еще один «ветеран» 1950 года постройки – дом №18 по Державина: та самая сомнительная «конфетка», про которую говорил Владимир Бояринов. Сайдингом  его уже обшили, теперь, кажется, он только на сайдинге и держится. В 2021 году работы, если верить Фонду капремонта, должны продолжиться. Жильцы дома сомневаются, что в этом есть смысл. По крайней мере, пресловутое «утепление фасада» ничего не дало.

– Температура на поверхности пола – 4 градуса и ниже, – говорит "счастливая" обитательница отремонтированного здания Татьяна. – Шланг стиральной машины, который на полу лежит, все время замерзает. Ходим в шерстяных носках и тапочках, а когда стоишь  на кухне что-нибудь готовишь, приходится переминаться с ноги на ногу.

Судя по всему, переминаться с ноги на ногу Татьяне придется еще много лет – до тех пор, пока ее дом не начнет разваливаться, как соседний. Три дома на улице Державина – хорошая иллюстрация бардака, происходящего в сфере аварийного жилья. Власти ставят в программу капремонта дом, в котором опасно жить, и надеются через четыре года отремонтировать второй – почти такой же, в котором (официально!) нет ни одной пригодной для жилья квартиры. Тратят деньги на обшивку здания сайдингом, при этом никак не улучшая качество жизни его обитателей. В общем, изо всех сил маскируют проблему, вместо того чтобы решать ее.

Конечно, можно возразить: расселение аварийного фонда – это гигантские деньги, и сделать все одним махом невозможно. Наверное, именно так рассуждали чиновники муниципалитетов, не пожелавшие в свое время признать аварийными сотни домов в районах Карелии. Из-за этих действий дома не попали в текущую программу расселения, тысячи людей на долгие годы лишились шанса получить нормальное жилье… Теперь на расселение денег нет. А на капитальный ремонт аварийного фонда, выходит, деньги есть?

- То, что дома, заведомо аварийные или непригодные для проживания, присутствуют в программе капитального ремонта, это не нарушение, - заявила на традиционной встрече с журналистами мэр Ирина Мирошник. - В свое время было решено весь жилой фонд, который был не признан на тот момент аварийным, поставить в программу до 2044 года. Эти действия были выполнены. Однако фонд, перед тем как приступить к ремонту, проводит обследования, и по их результатам дом может признаваться аварийным – если жильцы сами не инициируют этот процесс.

Опасения по поводу того, что аварийные дома будут капитально ремонтироваться, я полагаю, беспочвенны.

Всем бы такой оптимизм, как мэру карельской столицы Ирине Мирошник. Жаль только, что "беспочвенные опасения" часто претворяются в жизнь - и в Петрозаводске, и в других районах нашей славной республики.

Георгий Чентемиров's picture
Автор:

Журналистикой занимаюсь с 2007 года. Работал в "Молодежной газете", журнале "Ваш досуг", газете "Губернiя", на ГТРК "Карелия", в информационном агентстве "Республика".