24 октября 2019, 07:05

В Питкяранте молодого человека судят за гибель друзей на Ладоге

17-летний парень управлял лодкой в момент, когда она перевернулась. Сейчас его хотят посадить на 2,5 года

В Питкяранте подходит к концу суд над 19-летним Андреем Жильцовым. В июне 2017 года в заливе Импилахти именно он управлял лодкой-казанкой, где кроме него находились четверо его друзей. Маломерное судно перевернулось. Трое несовершеннолетних – Константин Алексеев, Роман Янушевский и Николь Левичева – погибли. Андрей Жильцов и Игорь Данилович, родственникам которого принадлежала лодка, добрались до берега и выжили.

21 октября в Питкярантском городском суде прошли прения по уголовному делу в отношении молодого человека: ему инкриминируют причинение смерти по неосторожности, фактически – неумышленное убийство. Жильцов – рослый молодой человек с лицом подростка – пытался сохранять спокойствие. Это удавалось ему до тех пор, пока слово не взяла мать Константина Алексеева. Женщина с первых слов начала плакать.

– Кто-то подумает: давайте не будем человеку губить жизнь. Но на самом деле – три жизни ушли. И наша жизнь тоже закончилась 19 июня 2017 года… Вину свою ты не признаешь. Не было даже желания помочь! Такого кощунства и цинизма я не ожидала.

Выступление отца погибшего молодого человека было не менее эмоциональным.

– Он убил моего сына, внука, правнука… Ты всех уничтожил, вольно или невольно. Пусть хоть год отсидит, но нормально. Хоть шесть дней, но чтобы срок был реальный.

2,5 года лишения свободы в колонии-поселении – столько запросил для Андрея Жильцова государственный обвинитель, прокурор Питкярантского района Константин Жаринов. В прениях он подробно описал события, предшествовавшие трагедии. 19 июня 2017 года группа друзей решила отправиться на природу, чтобы отпраздновать сразу несколько событий – окончание школы, сдачу экзамена, а также день рождения Николь Левичевой. Ребята приехали к родственникам Даниловича, где взяли лодку-казанку и пятисильный мотор. Спасательными жилетами решили пренебречь.

Лодка была рассчитана на троих человек, а не на пятерых, подчеркнул гособвинитель. В определенный момент Андрей Жильцов попросил у друга разрешения порулить маломерным судном. По мнению обвинения, в эту минуту 17-летний юноша превратился в судоводителя – именно так его называл прокурор во время прений. А статус судоводителя автоматически накладывал на подростка множество обязанностей.

– Запрещается управлять маломерным судном с нарушением норм загрузки, пассажировместимости… Судоводитель обязан проверять перед выходом в плавание исправность судна и его механизмов… В соответствии с нормами [судоводитель должен] перед посадкой лично производить инструктаж пассажиров по правилам поведения на судне, обеспечить их безопасность при посадке и высадке… Также Жильцовым нарушены правила Минтранса России, которые предусматривают, что судоводители должны принимать все меры предосторожности с целью предотвращения опасности для человеческой жизни. У Жильцова имелась возможность избежать опрокидывания судна, для этого нужно было пересадить пассажиров, а с ухудшением погодных условий отвести судно в укрытие и переждать непогоду, – долго перечислял обвинитель.

Во время водного похода начался шторм, поднялась волна. Молодой человек совершил неудачный разворот, из-за которого лодка перевернулась. Представитель потерпевших Владислав Стефанов сравнил Андрея Жильцова с подростком, который сел за руль автомобиля, не имея права на управление транспортом: случись ДТП, отвечать все равно придется.

– Если ты берешь в руки опасную игрушку, понимаешь ли ты, что может произойти? Находясь за рулем автомобиля, не имея навыков вождения и совершив опрокидывание, будешь ли ты утверждать, что не предвидел последствий? Даже если бы ты управлял велосипедом и при падении погибла пассажирка, ответственность наступила все по той же статье… – говорил представитель, почему-то обращаясь к подсудимому на «ты».

По мнению обвинителя, если бы 17-летний судоводитель Жильцов все сделал правильно, его друзья остались бы живы. Сам подсудимый, считает прокурор, вообще не сожалеет о случившемся.

– Прошу учитывать, что в соответствии с заключением судебно-психиатрических экспертных комиссий Жильцов значимых переживаний по поводу своей роли в произошедшей трагедии не испытывает. Он даже не извинился перед потерпевшими, лишь формально выразил соболезнования, – заявил государственный обвинитель, назвав поведение молодого человека недостойным.

Когда Андрей Жильцов вышел к трибуне, его трясло. Запинаясь, он начал говорить заранее заготовленную речь, но эмоции путали и сбивали.

– В тот день, когда все случилось, мы даже не думали, что будет что-то ужасное. Нам было просто весело и классно. Мы хотели сделать для Николь лучший день рождения. И мы все вместе решили сесть в эту лодку. Я никогда этого не забуду. Мы были отличной компанией, я всех любил их. Я до сих пор представляю, что кто-то позвонит и позовет гулять. Я до сих пор не верю, что эта трагедия произошла. Мне кажется, что это дело никогда не закончится… Доказывание того, что я любил своих друзей и не желал им зла.

Жильцова в суде защищают двое адвокатов, в том числе  бывший прокурор Петрозаводска Елена Аскерова. В своем выступлении она пыталась доказать полную невиновность молодого человека, попутно подвергнув критике следствие, которое заняло почти два года.

Так, она отметила, что нельзя сравнивать судовождение и управление автомобилем – то, что сделал представитель потерпевших.  В поход ребята поехали с ведома и разрешения родителей. Во время плавания подростки передавали друг другу управление лодкой. Прокомментировала она и обязанности судоводителя, на которые ссылался прокурор. Адвокат зачитала строки из обвинительного заключения, в которых утверждалось, что Жильцов в силу возраста и приобретенных знаний должен был и мог предвидеть возможные последствия.

– Он пассажиров не брал на борт! Он не организовывал поход и не брал ответственность за их сопровождение! Это обвинение не 17-летнему парню, а капитану настоящего большого судна. Когда я читала его, я думала: сколько же должен знать 17-летний парень, садясь в лодку? – задалась вопросом Аскерова, напомнив, что обвиняемый в момент трагедии был еще ребенком.

Адвокат считает, что следствие проведено плохо. Так, никто не проверял, с какой скоростью может плыть лодка, из-за которой погибли дети, с какой скоростью она плыла в тот злополучный день и может ли она плавать вообще.

Отдельной критике подвергся термин «судоводитель», применявшийся к Андрею Жильцову государственным обвинителем. Прокурор ссылался на Правила плавания по внутренним водным путям России, где прописаны обязанности судоводителя. Но эти правила распространяются только на экипажи судов, юридических лиц и предпринимателей. А судоводитель – это, согласно тем же правилам, лицо, имеющее специальную квалификацию.

– Не поняла, при чем здесь Андрей Жильцов, – саркастически отметила Елена Аскерова.

В прениях еще предстоит выступить второму адвокату Андрея Жильцова и отцу молодого человека. Отметим, что родители Константина Алексеева заявили гражданские иски – по 800 тысяч рублей каждый. Приговор будет вынесен в ноябре 2019 года.

Ранее в этом сюжете:

Георгий Чентемиров's picture
Автор:

Журналистикой занимаюсь с 2007 года. Работал в "Молодежной газете", журнале "Ваш досуг", газете "Губернiя", на ГТРК "Карелия", в информационном агентстве "Республика".